О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Николай Ершов: 1999—2004: чет.

Один из первых авторов, с которыми я познакомился пять лет назад на сайтах с открытой публикацией, - Николай Ершов. "1999—2004: чет". Эти стихи особенно приятно представлять здесь, потому что они отражают движение: ломку и обкатку водами сетевой леты, - и преодоление этого собственным голосом. Все, что можно и нужно сказать о предыстории и построении этого цикла, можно почерпнуть из авторского комментария.

Николай Ершов вызывает у меня искреннюю симпатию и как человек, представитель новой мультикультурной - эмиграции ли, породы ли людей, дом которых не обязательно Россия, но русский язык.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Андрей Дитцель

Николай Ершов

1999—2004: чет

2005

ветер над брошенным комната с эхом деревья косноязычие рилейшеншип снег шпанское прощай луиза см. поэта воздастся в макулатуру туманный сюжет феникс последнее


ветер над брошенным


шорох гуляет
по рыночной площади

возле дома шатается пугало

над площадью хлопает
белое

пугало убаюкивает детей в доме

далеко-далеко заржали качели без седока

на окраине города
будто молитву зудит фонарь
на стене дома напротив
танцует огромная ветка

дети ушли в тишину без снов
и вдруг налетело

над площадью парусом надувается
белое

качели встают на дыбы

фонарь задрожал и потух
ветку прихлопнула тень побольше

с пугала сдуло шляпу
уносит
пролетела над домом
звенит бубенчик

пугало больше не будет пугать
остался в каком-то рубище
крест из палок

Наверх


комната с эхом


комната с эхом и отсыревший лист:
слова расплываются. как (четвергами ненастными)
я жду твоего пришествия! бэйби, плиз!
ручка в дрожащих пальцах чихает кляксами.

может, сегодня. как только вечер нальет
чернильной отравы в небо, густое, как сливки.
задыхаясь, расстегивать дверь. и только ее.
как смертник повязку, ты отвергаешь лифчик.

эхо тебя заждалось. и матрас, и я.
твоего мычанья, твоих волос, твоей сырости.
раствориться в твоей слюне. расползтись, как яд.
как в утробе ком тошнотворной растущей сытости.

пусть тебя вырвет ребенком в яблочный зной.
уедем в деревню и будем жить по некрасову.
но хата моя как будто брюхата мной:
в жидкости эха держит плацентой матраса.

и ты не придешь. не трахнешь ее коридор
своим присутствием. даже не пощекочешь
телефонным звонком прихожую. тот разговор
не считается: выкидыш. «ладно, спокойной ночи.»

щелк. эмбрион свидания падает. черт.
бегут гудки, как круги по холодной луже.
плюнуть собой в окно. красной кляксой: мертв.
спокойной ночи. пусть тебе будет хуже.

комната с эхом — как этот пододеяльник:
с таким же квадратным вырезом. и пуста.
я сплю под старым пальто - тяжелым, засаленным.
мне снится, будто оно храпит. я устал.

Наверх


деревья


пускай богемно курят смог
деревья вышедшие в люди
патриархальнейший лесок
все так же темен и зануден

и поколение растет
шоссейных беспризорных елей
дорожный знак фонарный столб
а дальше нет реальных целей

Наверх


косноязычие


Любовь, о, злая слепая,
кровавая стихоубийца!
Соня, пока вы спали,
я
от слова "влюбиться"
отгонял глагольные рифмы.
Вам под утро не снились розы?
Что бы такое крикнуть...
Соня, я...
в общем,
слезы.

Наверх


рилейшеншип


ах лида-сиротка никто-то ей слёзы не вытрет
на небе ни бога и солнце как автоответчик
а коля вдруг зверски разумен и ангельски выбрит
и выцелован до улыбки вполне человечьей

но это в итоге становится неинтересно
как мусорным утром майдан опосля фестиваля
всего и осталось что душами слепо тереться
из бога сварили любовь и она остывает

Наверх


снег


замерзшее то чем при жизни
дышали какие-то рыбы
наводит на мысль об отчизне
и мысль усвистать на карибы

сугробы - десерты лопатам
могилы же вдвое противней
копать под резным снегопадом -
скелетом июльского ливня

Наверх


шпанское


А вы б не клали мне
на жизнь субтитры,
я ведь не маленький,
и очень хитрый.

Встречайте, барышни,
я — настоящий.
Дышать вам бархатней,
шептаться слаще!..

Наверх


прощай луиза


забудь, солдат, и "почему" и "хули"
тебя не жаль а только будет жаль
но может быть
несуженая пуля
об грудь твою расплющится в медаль

а может храбрецам и идиотам
переродиться все-таки дано
и ты забыл как сорок жизней отдал
за сорок родин стершихся давно

Наверх


см. поэта


увы
на нем златая цепь
он проходил по двум убийствам
он исполняет грубый рэп
тяжелым голосом нубийским

и нет бы чем из ряда вон
и нет бы помнил хоть мгновенье
но обломитесь - это он
идет налево вдоль бродвея

потом направо. он воскрес
и стал чем был наполовину
теперь хана тебе дантес
а нас и памятник покинул

Наверх


воздастся


идея жизни после смерти
смешна как стул упавший в пропасть
особенно суды и сметы -
как будто нет важней вопросов

как будто нет страшней страшилок
чем та, что души в поднебесье
земным измерятся аршином
но вот смешно-то будет, если -

аршин окажется парсеком
и сколь понятия ни шатки
воздастся сестрам там по серьгам
воздастся сеньке там по шапке

Наверх


в макулатуру


Полюбил - загадочно-гордую
и такую, Господи, дуру.
За нее я все, что мне дорого,
взял и сдал бы в макулатуру.

Пусть растут тополя и ясени
из пропащих стихов и прозы!
Мне бы сорок рублей - на красную,
свежесрезанно-мокрую розу.

Наверх


туманный сюжет


надо чаще бывать на природе
с малолетками или без оных
караулить на утлом перроне
в бурых курточках демисезонных

уподобиться давним туристам
что натешась туманом и лесом
прошуршали по помнящим листьям
унеслись по беспамятным рельсам

и в стишки о деревьях совали
бестолковый эпитет «нагие»
а могли бы – такими словами
чтоб Есенин напился в могиле

а могли бы – взасос до удушья
хоть у речки хоть в тамбуре ржавом
подбираясь как будто к опушке
векового лесного пожара

нынче я поломаю там ветки
и в туман прогуляюсь окрестный
но наверное – без малолетки
и возможно – донельзя нетрезвый

и когда доберусь до пролеска
где шоссе в горизонт улетает
набросаю древесных обрезков
поджечь попытаюсь

Наверх


феникс


не спи замшелая отчизна
вскипай лягушками в ночи
на звезды грозно и капризно
громами дряхлыми ворчи

недалеки громы негромки
и вместо ангела с трубой
плывут кометные обломки
над умирающей страной

больна - не то же что устала
во что ни верь - она умрет

а дальше - лыко.
и мочала.
и новых зорь невпроворот.

Наверх


последнее


Цепляться к тапочкам,
любовь мяукая,
с меня достаточно.
Передохну-ка я.

А чтоб побуйствовать,
тряся хоруговью,
найдутся чуйствия
куда поруганней.

Но мысли бережно
тебя касаются —
былой, теперешней,
дурной, красавицы.

Любовь — спасение
души задешево;
но ты — последнее,
что есть хорошего.

Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Николай Ершов
: 1999—2004: чет. Сборник стихов.

28.04.05
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/alanov>Николай Ершов</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/1465>1999—2004: чет</a>. Сборник стихов.<br> <font color=gray> <br><small>28.04.05</small></font></td></tr></table>


О проекте:
Регистрация
Помощь:
Правила
Help
Люди:
Редакция
Писатели и поэты
Поэты и писатели по городам проживания
Поэты и писатели в Интернете
Lito.Ru в "ЖЖ":
Писатели и поэты в ЖЖ
Публикации:
Все произведения
По ключевым словам
Поэзия
Проза
Критика и публицистика
Информация: