О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Эрнест Стефанович: Не одни веревочки.

Если учёные относятся к непонятному им феномену как к шарлатанству, они непременно докажут, что это шарлатанство. «Этого не может быть, потому что такого не может быть никогда. Но как убедить в этом человечество, так склонное верить в любые чудеса?» Да очень просто: помешать учёному работать… поставить перед ним экраны всяческие – картонные, свинцовые… Сколько их, таких вот разоблачителей, «мастеров производственных отношений», преуспевших в «науке непонимания», попадается талантливым людям на каждом шагу? Они мешают не только учёным – писателям, например, тоже. Писателям, особенно начинающим или непризнанным, ставят картонные и свинцовые препоны редакторы и издатели: твои рассказики, мол, не могут быть интересны широкой публике… да и сам ты какой-то нераскрученный, никто тебя не знает, никто не будет покупать твои книжки… «Но как же, – говорит писатель, – вот ведь, читают всё-таки…» «Это не те читатели, они ничего не понимают…» Или (вернёмся к учёным) изобретатель говорит: «Мой летательный аппарат всё-таки летает – летает несмотря ни на что». «Но он не может летать! – отвечает ему знающий специалист. – Это научно доказанный факт». И после этих слов аппарат, конечно, перестаёт летать. Вернее, летать-то продолжает, но у тех, кто ещё не знает законов физики и которым эти законы до лампочки. И тогда изобретателю остаётся отдать своё гениальное творение собственным детям (пусть играют), а самому идти работать в цирк. Но, боюсь, и там его встретит презрительный взгляд зрителя и чванливая самодовольная улыбка на губах… Ну что ж, и через это надо пройти, испытать на собственной шкуре. Писателю, например, это полезно – вжиться в образ своего героя… даже если это образ собаки. «Настоящий писатель никогда не станет писать о том, чего он не знает».

«Ты это о чём? – спросит меня ничего не понявший читатель. – Ты должен был написать предисловие к сборнику рассказов, а не умничать». И тут я покажу пальчиком на строчки, которые читатель найдёт сразу же после моих: «Вон рассказы Э. Стефановича – читайте».



Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Алексей Петров

Эрнест Стефанович

Не одни веревочки

2005

Нуль-транспортировка Если бы не нужны Феномен "Диалог" Своими руками А они летают


Нуль-транспортировка




Наверх


Если бы не нужны




Наверх


Феномен


Озеро было голубым, красивым и загадочным. Круглый год температура воды в нем была одинаковой - четыре градуса. Ни на одну десятую градуса больше, ни на одну десятую - меньше. Ровно четыре. Эта загадка не давала покоя ученому Стасу Медведеву.

- Почему четыре? - мучился Стас. - Почему?

Сейчас была зима. Все вокруг засыпано снегом. Все белое-белое, кроме озера - голубого, спокойного и таинственного.

У самого берега  стояли Стас и Дмитрий Васильевич. Лит-винцев раздевался, а Стас, как завороженный, глядел на неподвижную гладь воды и думал. Думал о том, что летом, когда в тени плюс тридцать, четыре градуса - это холодно. Что зимой, когда, наоборот, минус тридцать, четыре градуса - все равно холодно.

- Вот было бы здесь не четыре, а сорок четыре! - воскликнул он мечтательно.
- Ого! - расхохотался Литвинцев. - Сорок четыре! А не сваришься? - он насмешливо фыркнул и, разбежавшись, прыгнул в воду.

Прошло несколько секунд. Дмитрий Васильевич вынырнул и гордо поднял над головой что-то коричневато-зеленое.
- Везет же вам, - весело позавидовал Медведев, - а мне опять черная работа - готовить аквариум?

Дмитрий Васильевич ничего не ответил. Он застыл в какой-то странной позе, будто к чему-то прислушиваясь, потом вдруг воскликнул: "Ой!" - и, упустив добычу, испуганно выскочил из воды.

- Что случилось? - подскочил к нему Стас.
- Ввво-во-да...
- Что - вода?
- Ггг... - пояснил Дмитрий Васильевич и непослушной рукой указал на озеро.

Стас схватил его за плечи и нетерпеливо встряхнул:
- Да говорите же, что случилось?
- Гггреется! - выдавил, наконец, Литвинцев. - Озеро греется.

Стас прыгнул к воде, сунул руку, потом стремительно выпрямился, повел по сторонам диким взглядом ученого, на глазах у которого происходит невероятное, и, сорвавшись, побежал за термометром.
Термометр показал сорок четыре градуса.
- Ого! За несколько минут - на сорок градусов! Так оно скоро закипит!

Но ртутный столбик уперся в отметину "44" и застыл на месте. Озеро кипеть явно не собиралось.
Дмитрий Васильевич постучал по термометру пальцем.

- Стоит. Сорок четыре градуса. А ты сколько хотел? Сорок четыре? Ну вот, - он сделал широкий жест рукой, - считай, что твой заказ выполнен.
- Спасибо! - в тон ему ответил Стас. - Век не забуду, - он поболтал в воде рукой, - только горячевато для купания. Жаль, что я не пожелал... ну, скажем, двадцать восемь.

Ртутный столбик пополз вниз и послушно замер на отметке "28". Это было слишком! У них подкосились ноги, и они опустились прямо на снег. Так они и сидели некоторое время,       торжественные и потрясенные, Стас в меховом костюме, а Дмитрий Васильевич, не замечая холода, в мокрых плавках.

Первым пришел в себя Стас.
- Так вот какое это озеро! - произнес он уважительно. - А мы-то? Мы-то? Два года купались в четырехградусной воде! - он встал и воскликнул:
- Пусть будет шестнадцать!

Литвинцев с любопытством склонился над термометром.
- Шестнадцать, - протянул он удивленно.
- Двадцать семь! Одиннадцать! - выкрикивал Стас, упиваясь своим могуществом.

- Постой, постой, дай я, - не выдержал Дмитрий Васильевич, - дай мне попробовать! Пусть будет... тридцать два!
Ртутный столбик - ни с места.
- Сорок три! - просительно воскликнул Литвинцев. - Семнадцать! - добавил он совсем уже неуверенно.
        Никакой реакции.

- Может, оно уже не работает? - испугался Стас. - А ну, я попробую. Пусть будет тридцать два! - крикнул он повелительно.
Озеро послушно нагрелось до тридцати двух градусов.
- Работает, - облегченно вздохнул Медведев и с любопытством взглянул на коллегу, - а вас оно почему-то не слушает...

Дмитрий Васильевич обиженно пожал плечами и буркнул:
- Может быть, это вовсе не озеро.
- А что?
- Может быть, все дело в тебе. Знаешь что? - осенило вдруг Литвинцева. - Попробуй пожелать что-нибудь другое. Ну, например, чтобы пошел снег.

Стас нервно расхохотался. Предположение Литвинцева показалось ему странным и даже диким. Он взглянул на безоблачное небо и вдруг почувствовал, что ему нестерпимо хочется, чтобы пошел снег, и еще он чувствовал, что стоит ему выразить это желание, и...
И тогда он сказал:
- Пусть пойдет снег! - и снег пошел.

Через час Литвинцев обо всех этих событиях доложил в Центр. А еще через час оттуда прилетел вертолет, из которого вышел небольшой человечек с темными проницательными глазами за большими стеклами очков. Это был известный психиатр Соколовский.

Дмитрий Васильевич побежал ему навстречу и нетерпеливо подхватил под руку.
- Представляете, - говорил он, захлебываясь от восторга, - Станислав Иванович все может. Как Бог!

- Как Бог, говорите? - невозмутимо переспросил Соколовский. - Ну что же, когда люди работают так долго вдали от общества, с ними и не такое случается, - сказал он грустно. - Так, где ваш Бог? Надеюсь, он меня примет? Я побеседую сначала с ним, а потом с вами, - добавил он, глядя на Литвинцева поверх очков, - если вы не возражаете.

Беседа Соколовского с Медведевым затянулась. Только через четыре часа они вышли из кабинета, голодные и возбужденные.
- Ну вот, - сказал психиатр, весело улыбаясь Литвинцеву, - выяснили мы пределы возможностей вашего Бога. А вы: "Все может!" - передразнил он. - Ан не все!

Дмитрий Васильевич вопросительно взглянул на Стаса.
- А как же тогда?..
Стас улыбнулся и развел руками:
- Тогда мы экспериментировали только с водой.
- Ну и что?
- Больше у меня ничего не получается. Но с водой могу все: греть ее, охлаждать и прочее.

- Это просто поразительно, - воскликнул Соколовский, - такие способности никогда и нигде не описаны! Феноменальное явление! А как вы меня с чаем? - вспомнил он и расхохотался. - Представляете, Дмитрий Васильевич, наливаю из чайника кипяток. Только поставил чайник - глядь, а у меня в стакане лед! Как он меня, а?
Садясь в вертолет, он пообещал:
- Я напишу о вас статью.

Сенсация о феноменальных способностях Станислава Медведева разнеслась по всему земному шару.
Ученые отнеслись к этому известию скептически. Они знали, что этого не может быть, потому что такого не может быть никогда. Но как убедить в этом человечество, так склонное ве-рить в любые чудеса? Необходимо было разоблачить это шарлатанство строго научно. С этой целью была создана авторитетная комиссия.

Медведева вызвали в Центр.
Его посадили на стул, а на стол поставили стакан с водой и попросили превратить воду в лед. Стас превратил.
- Обычный цирковой трюк! - невозмутимо решила комиссия. - А ну-ка, поставим перед ним картонный экран.
Поставили. Предложили Медведеву растопить лед. Он растопил.

      Тогда были испробованы другие экраны. Оказалось, что если посадить Медведева в комнату, обитую сантиметровым слоем свинца, а стакан с водой поставить в другую комнату, то он, Медведев, может изменить температуру воды в этом стакане не более чем на три градуса.

- Вот видите! Науку не проведешь! - сказал председатель комиссии и укоризненно покачал головой.
В ближайшем выпуске журнала была помещена большая разоблачительная статья.

От Стаса отвернулись друзья. Жена бросила его и ушла к другому - кому нужен уличенный шарлатан?

Его попросили подать заявление на расчет по собственному желанию:
- Понимаете, у нас такая солидная научная организация. Представляете, как будут относиться к нашим отчетам, если вы будете продолжать у нас работать?

Стас представил и... ушел. Его приняли в цирке.
     Он и сейчас там работает. Если хотите, можете посмотреть.

Наверх


"Диалог"




Наверх


Своими руками


Руслан закрутил последнюю гайку.
Все. Готово. Можно испытывать.
Он надел каску, поставил переключатель времени на неделю вперед и нетерпеливо включил аппарат.

Замелькали какие-то пятна. Он навел резкость - пятна слились в четкие очертания молодого человека, который стоял за кафедрой и без всякого выражения что-то рассказывал. Руслан прислушался. Молодой человек докладывал о своем изобретении - аппарате, который позволял читать будущее и прошлое.

- Да ведь это же я! - сообразил Руслан. "А какой у меня нудный голос!" - подумал он с каким-то даже удивлением.

Полюбовавшись собственной персоной, он стал осматривать аудиторию. Реагировали все по-разному, но на лицах большинства - недоверие. Скептически улыбается Левашов: знаем, мол, мы эти сказки!

Руслан хмыкнул: то-то будет, когда начнется демонстрация!
"Ну, хватит уже болтать, - нетерпеливо подумал он, неприязненно поглядывая на докладчика, то есть на себя. - К чему столько говорильни? Вот болван!"

Докладчик словно послушался - предложил перейти к испытаниям. Все оживляются. Первым к аппарату направляется Сашка Кулешов - друг и соперник Руслана. Он, не раздумывая, ставит переключатель сначала на два года вперед, потом на пять. На лице появляется какое-то растерянное выражение, он встает. Его тормошат - ну как, ну что? А он молчит и как-то странно улыбается.

Тогда к аппарату решительно подходит сам Климонов. Немного поколебавшись, он ставит переключатель времени не на будущее, а на прошлое. Его лицо светлеет. Разглаживаются морщины, он весь как-то молодеет.
- Точно, - сообщает он удивленно, - так все и было!

Сразу же выстраивается очередь. Молодые нетерпеливо заглядывают в будущее, а солидным мужам науки, наоборот, интереснее смотреть прошлое. Из группы наставников только и слышно:
- А помнишь? А помнишь?

Левашов, который слишком долго скептически хмыкал, оказался в хвосте. Теперь он жалобно канючит, просит  пропустить его вне очереди: лет десять назад он сделал какое-то открытие, но потом забыл - какое. И вот теперь от открытия его отделяет только жестокосердие сотрудников, которые безжалостно отправляют его назад, в конец очереди.

Сашка Кулешов подходит к стоящему в стороне Руслану, с чувством пожимает ему руку и за что-то горячо благодарит. Наконец, выясняется за что:
- Теперь я ни за что не женюсь!

Руслан улыбнулся. Взглянул на длиннющую очередь. "Это надолго", - подумал он и поставил переключатель  на год  вперед.
Он очутился на заседании ученого совета. Молодой, подтянутый ученый, в котором Руслан не без удовольствия узнал себя, блестяще защищал диссертацию.

Сколько восторженных отзывов! Сколько похвал!
Первый оппонент, не скупясь на эпитеты, говорит о нем как о необычайно одаренном и талантливом ученом.

Второй оппонент называет его "восходящей звездой".

Седой академик утверждает, что он не помнит в своей жизни подобной защиты.

Такое будущее Руслану очень понравилось. Он не удержался и посмотрел его еще раз. Потом включил аппарат сразу на десять лет вперед.

Во главе длинного стола, ломившегося от всевозможных яств, сидел какой-то человек с солидным брюшком и небольшой плешью на голове. Чванливо, самодовольно он что-то нудно рассказывал, изредка окидывая присутствующих взглядом, в котором сквозило собственное превосходство и презрение к окружающим.

"Пренеприятнейший тип! - подумал Руслан. - Интересно, кто бы это мог быть?"
Он присмотрелся и... узнал себя.
Руслан нахмурился. Выключил машину. Закурил.
"Неужели я стану таким? - думал он с горечью. - Но почему?"

По натуре Руслан был общительным человеком. Ему всегда было хорошо и весело с друзьями. Он их любил и уважал, и они платили ему тем же. У них были простые дружеские отношения.
Откуда же такое отталкивающее самодовольство? Неужели он должен так измениться?

Машина не врет...
Выходит: он зазнается?..
- Не выдержу бремени похвал, - сообразил Руслан и схватился за голову. - Не хочу! Не хочу! Не хочу! И все из-за этой машины? Да пропади она пропадом!

Он схватил молоток и разбил аппарат на мелкие кусочки.
А потом до утра сидел над осколками.

***
Прошло несколько лет. Руслана пригласили на встречу Нового года. Собрались самые близкие друзья. Сели за стол. Выпили за старый год. Выпили за новый. Поговорили о прошлом, раз-мечтались о будущем.

"Интересно, - подумал Руслан, вспомнив о своем удивительном аппарате, - кто бы из них смог сделать такое гениальное открытие, а потом своими руками уничтожить его?

Он окинул друзей презрительным взглядом и на его губах появилась чванливая, самодовольная улыбка.

Наверх


А они летают


Мне пришла в голову гениальная идея. Я разобрал на части старенький вентилятор и новый стул и синтезировал из них совершенно оригинальную машину. Это было как раз то, о чем я мечтал всю жизнь.

Проверил - работает превосходно.
Окрыленный, я полетел к шефу, провожаемый восхищенными и завистливыми взглядами своих менее талантливых коллег.

Шеф пришел в восторг:
- А ну, дай попробую!
Он прикрепил себе на спину мой аппарат, нажал кнопку и стал летать по кабинету. Конечно, кабинет не Бог весть какой - не очень-то разгонишься, но полетать было где.

Налетавшись, он опустился на землю.
- Вот это да! Ты - гений! Как же ты ее сделал?
Я сказал.

- Сделай и мне! Я вчера получил новый вентилятор, а этот все равно собирался списывать. Да и стул не очень жалко: все равно он скоро поломается. А может, лучше взять новый вентилятор и старое кресло?

- Нет, из кресла не получится. Нужен старый вентилятор и новый стул.
Сделали шефу летательный аппарат.
Проверили - работает превосходно. Полетели к Главному.

Главный сразу же заинтересовался моей машиной. Он долго крутил ее в руках и удивленно цокал языком.
- И летает?
- Ну вы же сами видели!
- А ну-ка, покажи-ка еще!

Ну мы и показали - в этом кабинете было где развернуться! Мы летали сначала на животе, потом боком, потом на спине, потом перешли на всякие пируэты. А под конец я так разошелся, что даже сделал мертвую петлю!

- Интересно, на каком же принципе она работает? - сказал Главный задумчиво и погрузился в формулы.

Он писал какие-то уравнения, что-то дифференцировал, потом интегрировал, потом снова дифференцировал. Часа через два он заключил:
- А ведь она не может летать!

Мы растерялись:
- Как... не может?
Он показал нам свои уравнения. Да, по всем законам естествознания моя машина не должна была летать.
- Но ведь она все-таки летает! - сказал я.

Главного удивила моя настойчивость.
- Она не может летать, - сказал он строго. - Ведь это же я научно доказываю!
Я неуверенно нажал кнопку - аппарат не работал.

Возвращались мы пешком.
- Ну, ладно, - сказал шеф, - вентиляторы были довольно старые, я их, так и быть, спишу. А вот стоимость стульев - с тебя вычту.

Сейчас на этих машинах летают дома мои близнецы. Я пытаюсь доказать им, что это противоречит всем законам физики. Но они не понимают - они ведь еще не знают этих законов.
Пока не знают...

Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Эрнест Стефанович
: Не одни веревочки. Сборник рассказов.

29.09.05
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/Ernest>Эрнест Стефанович</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/1840>Не одни веревочки</a>. Сборник рассказов.<br> <font color=gray> <br><small>29.09.05</small></font></td></tr></table>


О проекте:
Регистрация
Помощь:
Правила
Help
Люди:
Редакция
Писатели и поэты
Поэты и писатели по городам проживания
Поэты и писатели в Интернете
Lito.Ru в "ЖЖ":
Писатели и поэты в ЖЖ
Публикации:
Все произведения
По ключевым словам
Поэзия
Проза
Критика и публицистика
Информация: