О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Ирина Жарнова: С ПРАЗДНИКОМ ЖИЗНИ!.

Первый рассказ этого сборника, похоже, списан с натуры и, наверно, тем и хорош: многие детали здесь узнаваемы, но итог… всё равно непредсказуем.
Второй же рассказ имеет более серьёзный подтекст и пытается найти ответ на традиционный «литературный» вопрос: надо ли продавать дьяволу свою душу (если бы это можно было) даже ради красоты, долгой молодости и неизменной удачливости, ради того, чтобы жизнь казалась вечным праздником. Мистика и обыденность здесь сочетаются очень удачно, а потому интригуют и увлекают. А за дерзкий и лукавый хэппи-энд хочется просто поаплодировать автору. Потому что это правильно: нечего расшаркиваться перед всякого рода нечистью, «не пущать!» и точка!

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Алексей Петров

Ирина Жарнова

С ПРАЗДНИКОМ ЖИЗНИ!

2006

С ПРАЗДНИКОМ! СОБЛАЗН.


С ПРАЗДНИКОМ!


«Как же вас, блин, много! – неподдельно удивился Палыч, бывший прапор, а ныне директор отдела, оглядев своих  подчиненных, построившихся по его команде в ряд. – Ну, с восьмым мартом!».
И, вручив каждой по гвоздичке, отмаршировал поздравлять соседнюю комнату.
Затем настала очередь двух единственных и потому трепетно любимых Вадика и Лешечки. Они, правда, строить сотрудниц не стали, ибо в начальство пока не выбились. Прилежно обошли всех дам, вручив каждой по поздравительной открыточке,  мимозочке и презервативчику. На этом торжественная часть закончилась, и Полина, подперев щеку ручкой, призадумалась.
«Манюнь! – окликнула она соседку по столу и подругу. – Что делать будем? На вечер пойдем?»
«А почему не пойти? – пожала плечами та. – Скучно будет – слиняем. А весело – оттянемся. Завтра на работу не идти – праздник как никак».
«Я вот чего не пойму: с чем нас поздравляют-то? С тем, что мы бабами родились? И почему об этом вспоминают только раз в году? – Полину явно тянуло на философию. – Вон, посмотри на  иных наших теток. Весь год ходят мымры-мымрами, а сегодня перышки почистили, тряпочки новые надели – прямо куколки. А почему бы всегда такими не быть: красивыми, холеными, да любимыми?»
«Больно шоколадно будет, -  резонно заметила Марьяна. – На работе о деле думать надо, а не попой вертеть».
«А где ж ей еще вертеть? – не унималась Поля. –  Если работа такая, что на ней почти вся жизнь проходит?»
«Вот на вечер пойдем, там и повертишь», - заверила Марьяна и уткнулась в комп.
***************            **************             ***********
Конферец-зал был полон народу. Сбившиеся в кучки сотрудники, ожидая торжественного выхода генерального, коротали время, угощаясь халявным  аперитивом и болтая  о пустяках. Все было так благопристойно и скучно, что Полине страх как захотелось похулиганить: напиться, сплясать на накрытых поодаль столах… На худой конец – соблазнить кого-нибудь на глазах у возмущенной общественности.
«Манюнь, как ты смотришь на то, чтобы назюзюкаться? – насела она на подругу. – И попробовать поприставать к кому-нибудь?»
«Положительно, - кивнула та. – Вот сейчас генералиссимус вплывет – с него и начнем».
«Его не сдюжим, - засомневалась Поля. – Крепкий орешек».
«Разгрызем, – беззаботно махнула рукой подруга, - пока зубы не вставные».
Дальнейшее обсуждение было прервано появлением генерального директора, Платона Петровича – человека солидного и серьезного. Слыл он образцовым семьянином и справедливым хозяином, и подданными своими был искренне уважаем.
«Ну что, свистушки? – подмигнул подружкам Вадик, подслушавший разговор. – На абордаж!»
Публика между тем начала чинно рассаживаться за столы.
«Из двух основных инстинктов, еда мне как-то больше импонирует  Во всяком случае – сейчас», - Полина направилась к столу.
«Тебе сколько лет? Где твой здоровый авантюризм? Где сексуальный голод?» - подзуживал Вадик.
«Сначала утолю обычный, а там – посмотрим. Может быть довольствуюсь тобой на закуску», - Полина подцепила вилкой кусочек сыра и отправила в рот.
«Не возражаю, - быстро согласился Вадик. – Хоть сейчас!»
«Обожди, только культурную программу посмотрим, - Полина разглядывала тетенек и дяденек с балалайками и гармошками, наряженных в национальные костюмы. – Как-никак – фольклор».
***********                  *************                  ***************
После двух часов гармошек была гитара – с бардом. Уевшемуся и упившемуся народу уже давно было по-барабану, кто ему журчит: старшему поколению хотелось поговорить, а молодежи – потанцевать. Но культурная программа, похоже, была проплачена на весь вечер, и танцы, если и могли начаться, то никак не раньше полуночи, когда на ноги встать не сможет уже никто.
«Слушай, а не пора ли нам…? – икнула Марьяна. – Еще чуть-чуть – и я вырублюсь»
Улучив удобный момент, они выскользнули из зала.
«Ну, как там, весело?» - завистливо спросил Дима – охранник, дежуривший у входа на этаж.
«Еще как!» - злорадно заверила Полина и стала спускаться по лестнице.
«Поль, мы куда?» - нетвердой походкой Марьяна последовала за ней.
«Да, мы куда?» – увязавшийся Вадик спускался, держась двумя руками за перила.
«Куда-а-а ты, По-о-олинка-а-а-а меня-а-а-а завела –а-а-а!» – затянул он, гнусавя и фальшивя.
«Шаляпин недорезанный, - фыркнула та. – Лучше бы мюзончик какой организовал».
«Сделаем, - заверил покладистый Вадик. – Пш-ш-ли в наш закуток».
Добравшись до своей комнаты, троица включила  комп, поставила диск с попсой и…
**********                  ****************           **************
«Это что за половецкие пляски такие!!!  - возникший в дверях Платон Петрович был грозен, как прокурор. – Я же приказом запретил праздновать по комнатам!»
За спиной его топтался один их прихлебателей – стукачей.
«А-а-а, Платоша-а-а-а!!! – радостно замычал ничего уже не соображающий Вадик. – Как ты кстати, братан! А то я здесь, понимаешь,  один с ними двумями! Нет, я, конечно не против…»
И повис на шее у ошалевшего босса.
Тот застыл в оцепенении. Затем, придя в себя, разомкнул объятия нежно прильнувшего к нему Вадика и молча вышел вон.
«Куда это он? – не понял тот. – Куда-а-а, куда-а-а ты уда-а-алился-а-а?»
«На совещание, - откомментировала Полина. – На котором будет решаться лишь один вопрос: с какой скоростью выпереть нас из фирмы?»
«Не надо крови! – запротестовал Вадик. – Я согласен на фольклор! Пошли назад в коференц-зал!»
«Поздно, батенька, - вздохнула Марьяна  - На нас уже поставлен большой и жирный крест».
«А давайте падем пред ним на колени,  и будем биться лбом  об пол, пока не простит» - осенило Вадика.
«Гениально! – согласилась Полина. – Будешь у нас кроликом».
«Плэйбоевским?» - обрадовался тот.
«Экспериментальным, - уточнила она. – Тебя первого и командируем поклоны бить. Прими наше благословение – и ступай».
Вадик заметно сник: «Девчонки, а может – вместе? Массы – это сила. А женские массы – это убойная сила!»
«Мы в группе поддержки будем, пошли!» - скомандовала Полина.
*************                   **************              **************
В дверях конференц-зала они вновь столкнулись с выходящим Платоном Петровичем. Тот, улыбнувшись как ни в чем не бывало, сказал: «Вовремя вернулись, ребята – танцы начинаются»
«Так Вы на нас больше не сердитесь?» - облегченно вздохнула  Полина.
«Я предпочитаю не сердиться, а делать выводы, -  ответил он. – С праздником!»
«С праздником!» - эхом отозвался Вадик и…обнял охранника – Диму, вовремя закрывшего своим телом  босса.

Наверх


СОБЛАЗН.


«А вы там голенькие?» - не унимался Юрик, звоня уже в третий раз
«Голенькие», - злорадно подтвердила Катя и дала отбой. – Достал!»
«Сурова ты, однако. Я пошла поддавать», - поднявшись, Марина направилась в парилку.
«Валяй, - разрешила Катя. – С эвкалиптиком»,
Через минуту разлившийся по сауне божественный запах эвкалипта заставил ее покинуть мягкое кожаное кресло и нырнуть в парную вслед за подругой, уже впавшей в нирвану на верхнем полоке.
«Кайф!, - обмахивалась Маринка березовым веничком. – Слышь, Катюх, а этот  твой Юрик ничего?»
«Ничего… Хорошего», - нехотя ответила Катя, вспоминая, как все началось.
*************                       **************                 ***************              ******
Замаячившая вдали долгожданная электричка зашлась сварливым протяжным гудком.
«Так я и думала – сквозная! – вздохнула Катя. – На этом богом забытом полустанке останавливается одна электричка в три часа, да и ту, бывает,  отменяют. Так что куковать нам тут – не перекуковать. Если часов через несколько не окочуримся на морозе, то, может быть, дождемся той, что соизволит остановиться».
Максим немигающим взглядом черных глаз тяжело уставился на фигуру машиниста в подлетающем к перрону головном вагоне. Раздался визг тормозов, и электричка начала  удивленно останавливаться. Выскочивший помощник машиниста матерясь,  побежал осматривать пути.
Максим, переведя на него взгляд, повелительно сказал вполголоса: «Двери в вагоны открой».
Тот, хотя и был на другом конце платформы, будто услышав, покорно вернулся в кабину. Двери поезда распахнулись.
«Можешь ехать», - разрешил Максим, войдя со спутницей в электричку, и та, удовлетвоенно запыхтев, тронулась с места.
****************                  ************                  ***************
Пристроившись у окна друг напротив друга, они долго молчали.
«Странный он какой-то, - думала Катерина. – Что понадобилось городскому мужчине зимой в глуши – в двадцати километрах от маленькой,  мхом поросшей  железнодорожной станции? И почему он в этой тьму-таракани без машины? Не похоже, чтоб от великой бедности. Хотя, наверное, те же вопросы задает он себе, глядя на меня».
«Я тут маму навещаю, -  как бы оправдываясь, сказала она. – В деревеньке живет с тех пор, как на пенсию вышла. Все бы ничего, да вот только добираться на перекладных муторно. А машину зимой я не вожу, потому как - чайник».
Максим кивнул в ответ, но разговора не поддержал. Вид у него был задумчивый, и Катя решила, что в данной ситуации уместней помолчать.
Когда она давеча, выйдя из материной деревеньки и голоснув первому проезжающему грузовику, залезла в кабину, то почему-то приняла Максима за начальство местного масштаба. Он молча восседал рядом с шофером и за всю дорогу проронил от силы пару  слов. Водила же, наоборот, оказавшись рубахой-парнем, болтал без умолку. Именно с его слов Катя и поняла, что Максим – такой же случайный пассажир, как и она, подобранный словоохотливым  шофером  раньше.
«Ладно, не будем досаждать этому буке словоблудством, - решила отогревшаяся и разомлевшая в теплом вагоне Катерина и достала из сумки книжку. – Так даже лучше: я тоже не любительница пустой болтовни».
«Интересуетесь магией?» - вдруг нарушил он молчание, взглянув на обложку.
«Да нет, – ответила Катя. – Купила первую попавшуюся – почитать в дороге, да выбросить».
Видимо удовлетворившись ответом, он отвернулся к окну. Катерина тоже взглянула на мелькающие за стеклом в наступающих сумерках пейзажи, и снова уткнулась в книгу.
***********************            ************                    ***************
Прошел час пути. По мере приближения к Москве, пустой вначале вагон начал постепенно наполняться народом. Зашастали, без умолку трындыча и расхваливая свой товар, коробейники и газетчики, заиграли на гармошках – гитарах бродячие менестрели, запричитали побирушки, загалдели рассевшиеся по соседству пенсионеры. Только в их закуток никто не подсаживался. Вернее – пытались. Но тут же, под тяжелым взглядом Максима, вставали и уходили искать себе другие места.
На улице совсем стемнело и, взглянув в окно, Катерина увидела свое отражение в нем: «Вроде бы,  ничего выгляжу. Стоп! А где отражение Максима? Мое – вот оно, а его – нет! Разве так бывает?»
Она украдкой бросила взгляд на странного своего спутника, и тот, перехватив его, посмотрел ей в глаза. Катерине вдруг захотелось только одного: сидеть себе тихо-мирно и ни о чем не думать.
Так и доехали до Москвы.
*********************                   ***********                 ************
Выйдя из вагона, Катя открыла рот, чтобы попрощаться.
«А задумывалась ли ты, почему у тебя не задалась личная жизнь?» - вдруг спросил ее Максим. – И собираешься, наконец,  изменить сложившуюся ситуацию или предпочитаешь вековать в разведенках?  Могу помочь. Надумаешь - позвони. Пока».
Молодая женщина застыла,  как громом пораженная: «Откуда он знает?»
Максим протянул ей визитку и, развернувшись, пошел по перрону к выходу.  Катерина долго еще стояла  в раздумье,  рассматривая бумажный четырехугольник, на котором значился лишь телефон и  имя.. Да, она действительно неудачно сходила замуж и даже умудрилась прожить пять лет в бездетном и несчастливом браке, и вот уже год с момента развода боролась с депрессией и душевной опустошенностью. Но, чтоб плакаться кому-то в жилетку, а, тем более, откровенничать с первым встречным – да никогда в жизни!  С какой стати ей ему звонить? Кто он такой, собственно?»
Поколебавшись, она выбросила визитку в урну и решительно направилась к выходу, но, пройдя несколько шагов, остановилась и повернула назад. Сама не понимая, что с ней происходит, она, ужасно конфузясь (приличная молодая женщина – и роется в мусоре!), отыскала  брошенную визитку и спрятала в карман.
«Выкинуть ее ты всегда успеешь, - уговаривал внутренний голос. – Ведь, в сущности, он прав. А о том, что ты – неудачница и разведенка по твоему унылому виду не догадается только  дебил».
«Но, все равно, звонить ему я не буду! Во всяком случае, пока», -  твердо решила Катя.
************                 ***********               ***************
«Я очень красивая и очень скромная» - услышала  Катерина, и через минуту в дверях показалась импозантная дамочка неопределенного возраста. Лошадиная голова ее, нелепо посаженная на дебелом теле, была гордо поднята. До комичности коротенькие ножки в обтягивающих брючках кокетливо семенили, вполне правдоподобно имитируя походку заправской манекенщицы. За ней, обожая глазами трусил респектабельный красавчик. Мельком взглянув на Катерину, та продефилировала в другой конец коридора и скрылась в одной из комнат. Спутник неотступно следовал за ней.
«Ну и сколько я буду тут сидеть? – возмутилась  в душе Катя, взглянув на часы. – Договорились на пять, а сейчас уже без четверти  шесть! Подожду еще минут пятнадцать – и хватит!»
Но тут, наконец, появился Максим. Не извинившись за опоздание, он, проходя мимо, бросил: «Здравствуй. Пошли».
А душе ругая себя за опрометчивость, Катерина молча последовала за ним.
Когда она, промаявшись два дня в сомнениях, позвонила  случайному своему попутчику, тот не удивился, будто был уверен, что никуда она не денется. Продиктовал адрес и лаконично добавил: «Завтра в 17.00».
«Я только выясню, чем этот типус занимается, - уговаривала себя Катя. - И помашу ему ручкой».
Фирма, в которой работал  ее новый  знакомый, располагалась на втором этаже административного корпуса здания бывшего завода, выведенного недавно из Москвы в рамках борьбы за улучшение экологии.
Пройдя по длинному коридору, Максим  остановился перед единственной из дверей, обшитой металлическим листом и снабженной кодовым замком и, отворив ее , пропустил спутницу в полутемную комнату с плотно занавешенными  жалюзи.
«Садись», - указал он гостье на стул, стоящий напротив вмонтированного в стену большого четырехугольного дымчатого стекла в раме. – И смотри».
Катя повиновалась, сама удивляясь своей покладистости. Но еще больше удивилась она, когда стекло, очистившись от дымки , оказалось зеркалом. Вот только смотрела из этого зеркала на нее какая-то помятая тетка с мешками под усталыми пустыми глазами глазами.
Губы ее, в гусиных морщинках, были недовольно сжаты, придавая отечному лицу гримасу вечной прокислости.
«Что это за фурия? – подумала  Катерина. – Уж больно моська знакомая».
«Ну как, нравится? - услышала она насмешливый голос Макса. – Это  - через двадцать лет. Будем смотреть, во что ты превратишься через тридцать?»
«Нет!!! – с  ужасом вскочила Катя. – Ну тебя!»
Метнувшись к закрытой железной двери, она дернула за ручку: как бы ни так!
«Выпусти меня отсюда!» - молодую женщину трясло.
«С удовольствием, - невозмутимо ответил Макс, не двигаясь с места. – Только ничего ты этим не изменишь. А ведь есть шанс»,
Катерина в нерешительности продолжала стоять перед запертой дверью: «Какой?»
«Садись, потолкуем», - мучитель жестом предложил ей занять одно из кресел, стоящих друг против друга в дальнем углу и, не дождавшись ее реакции, уселся в другое.
«Итак, что тебя ждет, ты поняла, - констатировал он, когда гостья подошла и села на краешек. – Теперь о том, как избежать этого светлого будущего. Я дам тебе одну фитюльку – талисманчик. Он поможет. Но при одном условии: ты будешь иногда выполнять кое-какие мои поручения. Ну, зачем сразу так пугаться и бледнеть? Поручения не обременительные. Убивать, грабить или еще как нарушать Уголовный Кодекс я тебя не заставлю. Ну что, идет?»
Катя замялась: «А если, допустим, я соглашусь. Что конкретно ты изменишь в моем будущем? И какие последствия повлечет мое решение расторгнуть наше соглашение, если я вдруг пойму, что оно меня перестало устраивать?»
«Молодец! Предусмотрительная,. – одобрил Максим. –  Насчет будущего. Сама понимаешь, вечные восемнадцать лет обещать не могу. Но, то что в любом возрасте ты будешь выглядеть великолепно и молодо, и иметь успех у мужчин – гарантирую. Надеюсь, этого более чем достаточно для полного счастья. Если же взбрыкнешь – потеряешь все, что имеешь с натекшими за эти годы процентами. Ну, в плане там внешности, молодости и личной жизни. Понимаешь, что я имею в виду?»
«То есть, стану старее и несчастнее, чем могла бы быть, не впутываясь в эту твою аферу?» - уточнила Катя.
«Ну, зачем так сразу! При чем тут афера?! Вот она – человеческая благодарность! Как получать на халяву, так – пожалуйста: с превеликим нашим удовольствием. А как расплачиваться: «Караул! Афера!»»
«Ну нет, почему же, - устыдилась она. -  Если ничего плохого мне делать не придется, то, почему бы и нет?»
«Плохое, как, впрочем, и хорошее – понятия относительные, - философски заметил собеседник. – И - взаимозаменяемые: что хорошо для одного, обязательно будет плохо для другого. Впрочем, это отдельный и  долгий разговор. Думаю, мы к нему вернемся – впоследствии. А сейчас – извини, у меня мало времени: решайся».
«Эх, была – не была!» - подумала Катерина и согласно кивнула.
«Дай мне левую руку, -  скомандовал Макс и, повязав ей на запястье свитую в несколько слоев холщевую ниточку, пошептал над ней что-то. Затем, мгновенно уколов ей палец невесть откуда взявшейся иглой, выдавил из него капельку крови на исписанный какими-то каракулями лист бумаги и удовлетворенно сказал: «Все - свободна.  Когда понадобишься, я тебя найду».
**********                 *************          ******************
С тех пор жить стало определенно веселее. Мужчины, раньше почти не обращавшие на Катю внимания, теперь вились вокруг нее, как мухи.. Спору нет – это было приятно. Если бы не шеф. Он, слывший примерным семьянином, вдруг взял моду ежедневно вызывать ее в свой кабинет «для обсуждения текущих задач». Как правило, обсуждения эти выливались в переливание из пустого в порожнее под умильные взгляды шефуса, и Катю весьма напрягали. По отделу поползли слухи. В принципе,  ей не было дела ни до шефа, ни до слухов, ни до шпилек в свой адрес, отпускаемых завистливыми сослуживицами, но кайф от теперешней жизни вся эта мышиная возня отравляла.
«Свезло тебе иметь в боссах голубого! – жаловалась она порой лучшей подруге Маринке. – А я со своим  досовещаюсь скоро. Может, мне работу сменить?»
«Успеешь! – практичная Маринка была непреклонна. – Поверти им пока себе на пользу: бог не выдаст – свинья не съест»
************                  *************                 **************
Досовещались: шеф стал  названивать ей на мобильник  и по выходным - просто поболтать, и из солидного Юрия Степаныча как-то незаметно трансформировался в суетливого и назойливого Юрика.
«Извелся, небось, сердешный, представляя в цветах и красках, как ты здесь паришься, - разомлевшая Маринка с пристрастием охаживала  лежащую на верхнем полоке подругу березовым веничком. – Пригласить его, что ли?»
«Я тебе приглашу! – взвилась Катерина. – Сама с ним парься!»
«Ну, ну – расслабься! Не дергайся: лежи спокойно и лови кайф» - погладила ее веничком Марина.
Катя покорилась. В предбаннике, как резаный, верещал телефон.
«Надо его выключить, -  встала разомлевшая Катя. – Спасибо. Пошли отдыхать».
Вода в бассейне была ледяной.
«Ура! Мамочка родная! – Маринка кинулась в купель и забарабанила по воде руками и ногами. – Хорошо-то как!»
«Мазохистка, - Катя встала под теплый душ. – Вылезай, простудишься».
Телефон, между тем не умолкал.
«Что опять?» – недовольно буркнула  в трубку Катерина, не посмотрев на высветившийся номер.
«С легким паром», - вздрогнула она, услышав подзабытый голос Макса.
«Спасибо. Откуда ты знаешь, где я сейчас?» - от недоброго предчувствия мороз пробежал по коже.
«Надеюсь, ты не забыла наш уговор? – ответил он вопросом на вопрос. – Я свое обещание исправно выполняю»
«Не забыла, - запинаясь, ответила Катя. – И готова выполнить свое».
«Вот и ладушки, -  слегка потеплел тот. – Группен-фюрер твой, Юрик, сейчас к вам прибудет. Пусти и ублажи. Можешь вместе с  Маринкой своей».
« Но меня от него с души воротит!» – возмутилась Катя
«Про душу свою забудь, детка. Она теперь – моя, - отрезал Макс. – И прояви фантазию: поизобретательнее там -  в любовных играх. В твоих же интересах, чтобы съемка прошла без дублей»,
«Меня будут снимать?! – вздрогнула Катя. – Зачем?»
«Да не волнуйся ты так и не комплексуй! Я не занимаюсь тиражированием и продажей клубнички, -  усмехнулся Макс. – Этот тип мне нужен. А ты поможешь мне найти с ним общий язык. Ясна задача?»
«И часто у меня будут подобные поручения? -  Катя готова была разрыдаться. – А еще какие? Ты уж сразу скажи».
«Так часто, как понадобится, - заверил тот. – И будут разные – не соскучишься. Больно много говоришь. Итак, готова?»
«Готова – расторгнуть наше соглашение!» - выпалила Катерина.
«Пожалеешь: за полгода много процентов натекло!» – пригрозил  искуситель.
«Расплачусь! – Катя отключила телефон и обернулась к настороженно прислушивающейся к разговору подруге. – Манюнь, срежь мне вот эту ниточку».
Та, не задавая вопросов, исполнила просьбу.
Взяв снятую с запястья Максову нитку, Катя вернулась в парную и бросила ее в печь между камнями. Та занялась и через минуту сгорела дотла.
«Чего меня не зовешь? Поддала? – вошла в парную Маринка. – Нет еще? Лентяйка! Ну, садись, я сама сделаю – с мятой».
«Слышь, Мань, а могла бы ты продать душу дьяволу ради молодости, красоты и любви мужиков?» – спросила Катя у подруги, севшей рядом на полок и закрывшей от удовольствия глаза.
«Та-а-а-к, родная! Ты, похоже, перепарилась. Давай-ка, дуй  в предбанник - с тебя пока хватит!» - шлепнула ее веником та, открыв глаза.
Выйдя из парной, Катя подошла к зеркалу:  во внешности ее почти ничего не изменилось. Разве что морщинок у глаз прибавилось.
«Могло бы быть и хуже», - постаралась утешить она себя.
«Совсем с колес съехала! -  вылезла вслед за ней из парной Маринка и бросилась в ледяной бассейн. – Ой, как здорово! Лезь ко мне, неженка – и не зачем будет с сатаной брататься!»
«И полезу! – Катя с разбегу сиганула в бассейн. – Мама дорогая! Спасите!»
«Девчонки, вы чего распищались? – вежливо постучав, спросил из-за закрытой двери дедок – банщик. – Стряслось чего?»
«Ага! Дьявола из Катьки изгоняем», - подтвердила Марина.
«Вы там того, не шибко озоруйте. А то в соседней сауне уже мужики беспокоятся. «Пусти, - говорят, - дед,  нас к ним на выручку». Пущать?»
Переглянувшись, подружки рассмеялись: «Не пущать!»

Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Ирина Жарнова
: С ПРАЗДНИКОМ ЖИЗНИ!. Сборник рассказов.

20.03.06
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/jivira>Ирина Жарнова</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/2175>С ПРАЗДНИКОМ ЖИЗНИ!</a>. Сборник рассказов.<br> <font color=gray> <br><small>20.03.06</small></font></td></tr></table>


О проекте:
Регистрация
Помощь:
Правила
Help
Люди:
Редакция
Писатели и поэты
Поэты и писатели по городам проживания
Поэты и писатели в Интернете
Lito.Ru в "ЖЖ":
Писатели и поэты в ЖЖ
Публикации:
Все произведения
По ключевым словам
Поэзия
Проза
Критика и публицистика
Информация: