О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Александр Марцевой: беда луковая....

Сборник хорош, ярок и нетривиален стиль, чем-то напомшивший мне "сны о чем-то большем" или, может быть, рваные ритмы рока восьмидесятых.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Виолетта Баша

Александр Марцевой

беда луковая...

2007

intro /архив-1/ /архив-2/ /предтаможенное/ Весенний этюд , или Как приятно быть халявщиком Очередной Сессионный Приход *** /песенка была...ха-ха ;/ трагический монолог влюблённого энергетика /алогичное/ tel'' me more if... теоретическое старый хит. посвящение всем Млечный рыбак pipers at the gates of... love theme ТрафГЭС /Автолик (почти Олдейство). Посв. Геннадию Жукову/ finish /Альке Кудряшевой/


intro


Мой золотой пиар... The best.
Четыре ноты.
Альтернативно-римский бес.
Хромая мода

На именные ярлыки
Печатных жестов.
По зову бархатной руки -
Поди, предшествуй

Чужим пророчествам, пока
Молчат афиши...
И жди, как доброго врага,
Рецензий свыше.

Наверх


/архив-1/


Знать не больше, чем нужно воде потревоженных рек,
Принимая лишь то, что правдиво горчит на губах…
Как особенно солнечный день в золотом сентябре,
Вдруг является память ушедших, тепла и груба.

Торопливо раздеться, предчувствуя скорый финал,
И прохлада в проёме окна удивлённо вздохнёт.
Ты стоишь на краю, и немного немеет спина.
Непредсказанный шаг, не расчитанный вовремя взлёт.

…Знать не больше, чем нужно горящему черновику.
Не забыть бы и то, как пуглива воздушная зыбь.
А когда две ладони дорога приложит к виску,
На асфальте затихнут неснятые в спешке часы.

Хрупкий крик, чьи-то взгляды, как скальпель слепого врача,
И подъезд, как всегда, выпускает людей наугад.
Запоздалые мокрые перья на голых плечах,
Обезличенных многоэтажек кривые стога.

…Отпускает… И серое утро дрожит у щеки.
Чашка горького кофе – лишь повод вернуться домой.
На восточном холсте ярко тлеют шальные мазки.
Улыбаясь, сидишь на огне, воскрешённо-немой…

Наверх


/архив-2/


Кто меня угостит терпким запахом солнечной пыли,
Что дрожала над лицами мягким оранжевым утром?
Кто нашепчет предвестье грозы – осторожно и мудро?
Кто плеснёт на бегу тишины, о которой – забыли?..

Моя память рельефна… до стона, до выкрика «хватит!»,
Продевая в стальное ушко бесконечную нитку,
Она снова кроит невпопад и сшивает навскидку
Всё, что было… Легко как признанье и так же некстати.

И под пальцами текут времена…
Не коснуться пониманием дна.
Можно только окунуться слегка
И – затихнуть. На чуть-чуть. На века…

Держит слово опоздавший на пир.
Дрогнет Слово перед выходом в мир.
Камнем в поле – лишь круги по траве –
Вне наследства переходит завет…

Открываю лицо… Осязанье – спасительный дар.
Но не стоит пока называть пережитое – былью.
Вдоль дороги – холодный огонь, и смеётся звезда…
И смеюсь я звезде: ну, так кто угостит меня пылью?

Наверх


/предтаможенное/


Завтра Пасха... вернее, сегодня . Пределы условны.
Все никак не решаюсь войти в животворный поток.
Коли с блажью моей не могу разойтись полюбовно,
Значит, это надолго . Сверчка не дождется шесток.

Ну не верю, не верю, что - все. Эпизоды подшиты,
Разлинованы даты и взгляды, и дело - в архив.
Светотехник докурит, икнет, вырубая софиты...
Мы, выходит, актеры - от Бога, от струн, от сохи...

От стола, от пузатой бутылки, от мятной отравы,
От граненого горя, от века... оттуда... туда...
Премся в реку навзрыд, не желая искать переправы,
Ведь любая блоха - обязательно чей-то солдат.

Так всегда... И отчалит плацкартный, дрейфуя по стрелкам -
Кочевой вариант общежития без одеял.
Путевые наброски - пространно, коряво и мелко.
Все миры параллельны . Постскриптум: где ты и где - я?

Наверх


Весенний этюд , или Как приятно быть халявщиком


Март . Морозы-ветераны
Маршируют по утрам ,
Втихаря бинтуя раны
Пресных зимних мелодрам .

Озверев от злого счастья ,
Воют кошки о любви .
За забором на запчасти
Разбирают грузовик...

От подушки до обеда -
Четверть часа и сортир .
Кто рожден не для победы ,
Тот себе не командир .

В плеер - Майка или Боба ,
Ключ - на вахте до шести .
Проще быть мажорным снобом ,
Чем куда-то там ползти .

Чуть зевнул - уже засада ,
Хочешь спать - дыши всерьез .
За чужим нерайским садом -
Ежевика да овес .

Дети курят на балконе ,
А из тачки под окном
Долбит голос в силиконе
О своем родном больном .

Кот кайфует у помойки ,
В облаках смеется щит...
За общагами на стройке
Матерится крановщик .

Синева , смердя , дымится -
Мусор жгут как ворожей .
Все спешат куда-то лица ,
Будто гонит кто взашей...

У кого - вторая смена ,
У кого - переучет.
Воробьи , трамваи , стены ,
Чье-то хилое плечо...

Институт... Здорово !.. Здрасьте !
Расписание... ага !
Э.. ну , нет - такие страсти
Явно не для четверга.

Наверх


Очередной Сессионный Приход


Ветер мягко присел на подоконник тёплый.
Попросил закурить... "Нету, дружище... Вот,
Только пиво и хлеб. Будешь? Не трогай стёкла.
Видишь, вымыли... Нет, ну не я - те, кто здесь живёт.

Я случайно, в гостях... Что? Почему так тихо?
Три семнадцать - как раз время сидеть орать.
Разбужу и начнётся: блин, принесло же психа...
Что, спешишь? Вот урод! (Это я комара)

А ля герр и т.д. Сами, мол, с небесами.
Самосуд и враньё - ветхий тарифный план.
Ты куда?? У меня у самого - экзамен,
К девяти... Да, забил. Нет, ни один не сдан..."

И трепались мы с ним чуть ли не до рассвета,
Не делясь только тем, что однозначно - дурь.
Несквозной наш транзит, пошлости без ответа
В красной зоне шкалы на почти холостом ходу...

Кто решится принять ересь неоправданья?
Лифт проснулся, пошёл, словно бы по гвоздям.
До чего б мы дошли, Господи, не отстань я
От него? Он зевнул, выдохнул, выходя:

"Домолчись, если что..." И кувыркнулся в небо.
Бочка, штопор, петля... Дальше я не смотрел.
Просто выключил газ. Чай был тяжёл и крепок.
День седьмой. Сон второй. Предпоследний десяток стрел.

Наверх


*** /песенка была...ха-ха ;/


Вот найдет на меня - встану , пойду побреюсь ,
Постираю штаны , вывешу за окно .
Буду прост и разумен - ежик в оранжерее ,
Канифоль для коньков , джокер из домино .

Расцветет тишина - едкое междустрочье ,
Тараканы уйдут... Станет почти легко .
Покаянье - не фарс , не лотерея... впрочем ,
Это - чуть веселей , чем по воде ползком .

Я досдам все хвосты... пусть не сейчас , но вскоре ,
На работу пойду и заменю очки .
Посвящу тебе хит , даже не в ля-миноре ,
В переходах лабать буду за пятачки .

Мы познаем тогда принципы отчужденья ,
Мы замкнем на себя поле взаимных снов .
Мы отпразднуем все - чей-нибудь век рожденья ,
Лето , новый трамвай , вялый распад основ...

Что нам карма и дзен ?! Жизнь ведь гораздо проще ,
Чем ее тайный смысл , повод или итог .
Умываться иду , хилый , чумной , заросший ,
Как всегда потеряв бритву и помазок...

Наверх


трагический монолог влюблённого энергетика


Сегодня вы особенно прелестны,
Печальны, как остаточный заряд...
Все эти объясненья бесполезны.
Не тот режим, короче говоря.

Я жил, как все: безумно и спокойно,
Читал Стругацких, в меру выпивал,
Но, как опора-пятисотка стройный,
Ваш силуэт меня очаровал.

Потом на свет вы вышли... Это было,
Как днем в глаза прожектором сове.
Пробой был полным – от груди до тыла,
И не спасало даже АПВ,

Я что-то плёл бессвязно и не в тему,
Всё не решаясь перейти на «ты»,
Стремясь предотвратить распад системы
При аварийном сбросе частоты.

И напросился всё-таки на кофе,
Сгоняв сперва в ларёк за коньяком …
Помешан больше был, чем на Кирхгофе,
Когда ходил на ТОЭ с бегунком.

Танцуя, мы болтали о неважном,
И что ещё могло произойти?
Ты ощутила трепетно и влажно
Искрение коллекторных пластин...

Ещё продлить объятья на мгновенье,
И неизбежен круговой огонь.
Мы у границы зоны насыщенья...
Сними с магнитопровода ладонь!

И вздох ионизирован и сладок
Настолько, что ... но, кажется, аврал...
Облом был выше нормы на порядок.
Я даже руки с траверсы убрал.

Ты вырвалась, дрожа, скрывая слёзы,
А я твердил: «Все будет хорошо» …
Затем, ругнувшись нецензурной прозой,
В бестоковую паузу ушёл.

И, погружаясь в мокрый мутный вечер
(Такси принципиально не ловил),
Шунтировал, чем мог, (а было нечем!)
Обмотку возбуждения любви.

Я заземлялся, но не помогало...
Взорвался мой разрядник при грозе.
Прости меня ... но если бы знала
Всю сладость междуфазного КЗ!

И в очереди, и в трамвайной давке,
На рынке, в кабинете у врача,
Я мысленно рассчитывал уставки
Защиты от твоих пьянящих чар...

Напрасно ... для спасенья организма
Запил... Но вскоре понял: не смогу.
И выпал навсегда из синхронизма,
Чуть не попав случайно под дугу.

Боялся встречи ... вы меня поймите!
Хотелось быть спокойным – да куда!
И мостовой диодный выпрямитель
Не выручил … хотя спасал всегда.

Но вот вы здесь – милы и симпатичны.
Банально все же – встретиться в толпе...
Неселективно, апериодично...
Но, кажется, мы снова не в себе...

Вы знаете ... я все-таки не гений
И номиналы мог не уравнять,
Мог группы переврать соединений,
Мог поспешить ... Не злитесь на меня.

Без вас меня не будет – никакого,
Как нет без РТ-40 МТЗ...
А если несвободны вы – вот слово,
Которое даю … пусть слышат все!

ГОТОВ ПОСТАВИТЬ СВОЙ ПОСЛЕДНИЙ СТОЛЬНИК –
Всё сделаю, чтоб только навсегда
Извечный идиотский ТРЕУГОЛЬНИК
Распался ... И включилась бы ЗВЕЗДА !

Наверх


/алогичное/


Прости, опять прервали... Ладно.
Морской собаке все под хвост!
Исходы равновероятны:
Домой, к тебе или - вразнос.

Дышу пока спокойно, кроме
Секунд осознанной шизы.
Я - то подводник на пароме,
То - танк у взлетной полосы.

Да, ты ведь помнишь - неподсудны
Лишь свинопасы и шуты...
Речной трамвайчик - тоже судно,
С процентной скидкою на дым.

О! Мелочеискателям - привет!
Да, чувствую, развод весьма конкретный.
А радости-то, блин! "Донского" - две!"
Купили б леденцов... Сосать не вредно!


Однако, с непривычки странно
Писать туманом по стене.
Ночная очередь у крана...
В аптеках мрачно - "Спирта нет!"

Вот, так живем ... Не вечность, но - всегда.
У мира незнакомое обличье.
Играем панк, воруем провода.
И в этом, право, все же что-то птичье!

Наверх


tel'' me more


Маслянисто-глянцевый проспект .
Поздно . Ни автобуса , ни смысла .
Этот смутный страх давно воспет
И распят на звездном коромысле .

Шапка напрокат тесна , как день .
Темного чуть меньше , чем чужого .
Теоретик умер... ты - мишень
Для любого раненого слова .

Спешно сбросив радужный корсет ,
Темнота уводит прочь от темы ,
И шальная хромосома "зет"
Сносит на фиг догмы и системы !..

Понимать не нужно... Не сезон
Для горячих полуозарений .
Пополам - наушники и зонт .
Неделимы небо и колени.

Неделима кухня за стеной ,
Где тихонько шепчутся стаканы.
Время - холостым веретеном ,
Мысли скачут блошкой на аркане .

Утро , молчаливо и смурно ,
Застает , как сессия... Однако
Есть еще счастливый проездной
С именем , где два нетвердых знака !

А потом - не верить и не спать
В четных и нечетных перекрестьях .
Август . Солнца верная резьба...
Новые колючие созвездья .

Наверх


if...


Если там, где родился, всё больше руин с каждым летом,
Если иноплеменники - потенциальные мины,
Если могут стрелять и в тебя... да не то что дуплетом,
Весь рожок - жгучей трассой в почти что ушедшую спину...

Если днём - догоняют, а ночью - пускают по лужам,
Добивают немного, слегка угостив атмосферой,
Если будущий раб обернулся законченным мужем,
Значит, время тестировать сердце... Магистр, к барьеру!

Наверх


теоретическое


Теоретически юна. Приятно все же...
Контрольный вызов мировым альтернативам.
Необратимая война страшней и строже
Случайной смерти за аперитивом.

Я ухожу по винтовой... Конец спирали.
Кривой, небрежно серебрёный штопор
О двух концах... Регаты, скачки, ралли.
Порою - фестиваль. Не спиться чтобы.

Теоретически - со мной... Реально - где-то
На отрицательной оси миропорядка.
Мы прожигали по одной свои планеты,
Поставив сонные тела на подзарядку.

Перебредали рубежи и рубиконы...
Ещё одна зарубка на браслете.
Рубиновая ярость подзаконных
Искрилась под целительною плетью.

Теоретически... плевать! Смеюсь навскидку.
Ты, как обычно - вне сети и подозрений.
Черства кровать, как новая открытка.
Толпа... песчаный дождь чужой арены.

Наверх


старый хит. посвящение всем


Чем чаще просыпаешься один,
Тем ядовитей выход на орбиту...
Избыток символических седин
В конечном счёте обусловлен бытом

К батону - баклажанная икра.
Готовить в лом. И это конструктивно.
Привычно щурюсь в заспанный экран,
Кого-нибудь оттуда заместив, но...

Всего три трассы. Первая - шаблон,
С гаишниками и грузовиками.
Вторая - магистраль за горизонт,
В конце - легенда и могильный камень.

А третью проложили через нас,
Она крива и кое-где туманна.
С тобой пойдёт невечная весна,
Пока не дорастёшь до графомана!

Ведь можно всё - и всякое "ура!"
Встречая, как анафему, тащиться...
Рубясь на украинских "фендерах",
Искать свою четвёртую столицу.

Но горек воздух в земляничных снах,
И ты трясёшь талантом, мол, поверьте,
Я тоже выйду в кожаных штанах
И честно заслужу кусок бессмертья.

Пленителен, как шифр "три икса",
Фрагмент подобной доли... Только - тише.
Не надо - сглазят... Уж и так в лесах
В любой палатке прописались /мыши/.

Что ж, let it be! По совести постель.
Таскайте контрабандой ваши кольца.
Ещё - канонизируйте коктейль...
Ах, знал бы прикуп - был бы ставропольцем!

Мы - соль воды... мы - внуки декабря.
Кто спит пока, а кто уже - в зените.
Да, рукописи всё-таки горят...
Зато их невозможно размагнитить!

Наверх


Млечный рыбак


Диск провертелся трижды... я не заснул.
Грыз циферблат и таращился на огни.
Хищная ночь клюнула на луну -
Млечный рыбак не прогадал, шутник.

Он прикормил ветер, но тот сбежал,
С ходу узнав звездно-соленый вкус.
Ну, а рыбак по наготе ножа
Лил тишину в облачную тоску.

Млечный рыбак, циник и браконьер,
Знает места, время и глубину.
Взгляды и сны, полный набор манер -
Все это за семь с чешуей минут.

Ты искушен... тебя никому не взять.
Но он лишь метнет крохотную блесну ,
Только твою... И не схватить нельзя.
Сколько ночей ждал ты ее одну!..

Все - можешь жить весело, зло и всласть.
Смейся, женись, пой, что угодно... Но
Ночью седой он подмотает снасть,
И - в никуда канет земное дно.

Жабры сгорят от бессилья и темноты.
Берег, садок... лодка и костерок.
Чем же дышать?.. Руки ласковы и чисты.
Руки - его... Больно!.. Свободен? Впрок?..

Он осторожно снимет тебя с крючка,
Тихо утрет кровь рукавом плаща,
И, прошептав: жалко, мол, дурачка,
Выпустит вниз: Свидимся... Не прощай!..

Стоп! Что за чушь! Вот нашло... Ни хрена себе!
Но - почему... Сколько ж еще ?..
Я встал.
Чуть дрожат под рукой шрамики на губе.
Ясным жалом щекочет язык ледяная сталь.

Наверх


pipers at the gates of...


Мы давно у дверей. Нам открыли без стука и сразу.
Мы молчим... мы молчим, ибо не о чём даже дышать.
Кто на чём - на такси, на осле, на попутном КамАЗе,
Кто на Жёлтой... (идея банальна, но суть - хороша!)

Финиш. Enter. Please wait... Докурили последние песни.
Слишком много травы! Неожиданный пряный облом.
Если ты - не Шевчук, то хотя бы, как минимум - Пресли.
Слишком много нулей на оранжевой роже табло...

Шли на звук, наугад... И, пугая оглохшие души,
Выживали, поскольку Господь возлюбил дураков.
Дураки возлюбили дорогу... Не можешь - не слушай.
Понимаю, что блажь. Но не думай, что помнить - легко.

Мы давно у дверей, в этой тихо светящейся точке,
Где встречаются все траектории, ветры и сны.
Нам открыли без стука и кода. Стоим... В одиночку
Может, кто и рискнул бы... а так - чересчур стеснены.

Засмеркалось. Запахло огнём. Запестрели палатки.
Кто-то громко тащил суковатый ободранный ствол.
И, казалось, почти никого не смущала загадка:
Почему так тепло, если завтра - уже Рождество??

Так сидели - в тиши и дыму, без сомнений и пива.
Обалдевшие ёжики шарились по рюкзакам...
Ближе к полночи все уяснили: заходим красиво!
То есть - вместе с зарёй, помолясь и... Пробел. ТЧК

И заря, воссиявшая в срок, разбудила... немногих.
Огляделись, зевнули: ну, ладно - пятнадцать минут!
Ну ещё бы... да чтобы у нас - хэппиенд в эпилоге!
Сладок утренний мрак. Даже если потом проклянут.

Разбредались. Опять - кто куда. Пристыжённо и гордо.
Не входить же теперь... рассудите - ей-Богу, смешно!

И никто не взглянул: Он стоял на пороге в потёртом
Полинялом хитоне и ждал... (Впрочем, это - давно...)

Наверх


love theme


Потому, что мы тут навсегда (право, дерзость!)… Так вот:
Потому, что мы всё ещё здесь, этот мир неопасен.
Ритуал отравления проще, чем громоотвод:
Вот стекло, вот вода… Закусил – и живи восвояси!

Толкование искренних звуков… Формально – экстаз,
А фактически – просто желание выспаться утром.
Кофе, Эллингтон, бритва – и с книжечкой на унитаз.
Экий шик! И скрипит на зубах элитарная пудра.

Оттого, что мы все далеки от своих же теней,
Иногда жутковато встречать их… Безбожно босые,
Тени тихо приходят похавать, когда потемней,
И включают на кухне ПИНК ФЛОЙД или Джерри Гарсиа.

Ты работу послал, ну а я до сих пор не нашел…
Вывод – оба торчим на условно иссякшей халяве.
Раздеваюсь дотла, заторможен и нерасклешен…
Выход где-то внутри. Но – хоть раз завершали с нуля вы???

Наверх


ТрафГЭС




Наверх


/Автолик (почти Олдейство). Посв. Геннадию Жукову/




Наверх


finish /Альке Кудряшевой/


Нам бы выйти... На паперть, на порог, на майдан... Разрешённых симпатий неопрятная мзда. География века, кибернетика лжи. Позолоченный вектор над водою дрожит.
Нам полезней - остаться в резервации снов, ворох нотных квитанций отпустить за окно, задышать ненадолго, осознав наконец:
мы - янтарная смолка на бетонной броне...

Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Александр Марцевой
: беда луковая.... Сборник стихов.
Сборник хорош, ярок и нетривиален стиль, чем-то напомшивший мне "сны о чем-то большем" или, может быть, рваные ритмы рока восьмидесятых.
21.09.07
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/maarh_tsell>Александр Марцевой</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/2516>беда луковая...</a>. Сборник стихов.<br> <font color=gray>Сборник хорош, ярок и нетривиален стиль, чем-то напомшивший мне "сны о чем-то большем" или, может быть, рваные ритмы рока восьмидесятых. <br><small>21.09.07</small></font></td></tr></table>


О проекте:
Регистрация
Помощь:
Правила
Help
Люди:
Редакция
Писатели и поэты
Поэты и писатели по городам проживания
Поэты и писатели в Интернете
Lito.Ru в "ЖЖ":
Писатели и поэты в ЖЖ
Публикации:
Все произведения
По ключевым словам
Поэзия
Проза
Критика и публицистика
Информация: