О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Владимир Бунякин: Фельетоны.

В сегодняшнем понимании, фельетоны должны быть не только злыми (или, скажем мягче, сердитыми), но и смешными. Как говорится, юмор сатире не помеха.
Перед Вами фельетоны не только сердитые, но и смешные. А чтобы читателя не отпугнуло само слово «фельетоны» (которое у людей постарше ассоциируется с чтением скучных официальных газет недавнего прошлого), приведу несколько примеров (то, что меня особенно развеселило).

«…кто в партийной многотиражке „Красный перец” речи Леонида Ильича на русский язык переводил – сейчас занимается тем же где-нибудь в цветном эротическом издании с таким же названием…» (Здесь нужно вспомнить, что украинский аналог всесоюзного «Крокодила» назывался «Перец».)

« – Скажите, как Вы относитесь к Камю? Вам по вкусу палитра его произведений? – спрашивает толмач, подсовывая звезде под столом листок с подсказкой.
– Ах, я его обожаю! – восторгается звезда, хлопая метровыми ресницами и не видя подсказки из-за силиконовых губ. – Вчера перед концертом мы с продюсером как раз выжрали по литру „Камю”…» (Ошибка «звезды» простительна: «палитра» и «пол-литра» звучат почти одинаково. Но то, что из огромных силиконовых губ она не может прочитать по бумажке – это просто мультик какой-то!)

И снова о силиконе (теперь уже о силиконовой груди): «Та-то, старая, похуже была. Правда, носить было легче, и в самолете не взрывалась». Это уже просто сюрреализм.

Подмечено точно: «…уголовный кодекс у нас принято читать, когда ты уже сидишь и он тебе не нужен, поэтому он никому никаких проблем не создает…»

А вот на это читательницы, должно быть, обидятся: «Наши успехи еще невелики. Но уже выросло поколение женщин, отличающих биде от питьевого фонтанчика». Впрочем, обижаться не на что: всё-таки это поколение выросло. Было бы хуже, если бы НЕ выросло.

Или вот – сформулировано сердито, смешно и многозначительно: «…Каспаров решит стать президентом мировой шахматной федерации, но окажется, что ее уже возглавил Карпов. Потому что состоит во фракции дзюдоистов».

Ну, а это сказано просто гениально: «Наши футболисты напоминают наши же автомобили. Они тоже уже недешевы, но все так же ненадежны, капризны, часто ломаются, много жрут, передвигаются со скоростью брички и ограничиваются тремя-четырьмя передачами. А чаще – одной, задней».

Когда хочется так много цитировать, значит автору многое удалось.


Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Алексей Петров

Владимир Бунякин

Фельетоны

2006

Я не понимаю-2 Гримасы демократии О наболевшем Прогноз Психоанализ Трактат о воровстве Птица-тройка


Я не понимаю-2


Когда-то Михаил Задорнов написал фельетон «Я не понимаю», заклеймивший кучу пороков, странностей и глупостей достославных девяностых. Девяностые прошли; пороки, странности, глупости и Задорнов остались. Положительные эмоции из всех оставшихся позиций вызывает только последняя в лице окончательно уничтожившего Америку Михаила Николаевича,  процветают же по-прежнему почему-то первые три позиции. Ну еще Америка, несмотря на уничтожение… и, возможно, Задорнов - назло Америке. Почему у нас плодится и множится то, чему, по идее, не стоило существовать вообще? Может, идея не та? А может, и не могло быть иначе в стране, ставшей родиной слонов, жидомасонов и Виктора Степановича Черномырдина? Про Владимира Вольфрамовича я уж и не говорю.
               Всю жизнь у нас были две известных всему миру беды. С недавней поры появилась третья – олигархи. Но теперь, стремительно пройдя с этой бедой классический и короткий путь от любви до ненависти, держава застыла в гамлетовском вопросе: быть или не быть? В смысле, мочить или не мочить? А то, мол, много вас, голубчики, развелось. Нет, между собой-то они тоже воевали – полководцы, блин! – ну извели всех своих бойцов, кроме тех, кто успел удрать в менты; ну переполовинили свое сословие, но все равно оставшихся столько, что на всех не то что Москвы – России не хватает! И все же с амбициями, причем как минимум президентскими. А зачем России столько потенциальных президентов, когда у нее есть один реальный? И чисто конкретный.
              Но все же я, к примеру, не понимаю, зачем мочить олигархов. Правда, пока у нас  все больше мочат  посетителей сортиров, так что шанс попасть под раздачу есть, по причинам физиологического характера, у каждого россиянина, что, согласитесь, справедливо и свидетельствует об очередной победе демократии. Народ, приучившись жить в дерьме, но не желая умирать в нем, краснеет,  мужественно пучит глаза и привычно гадит в подъездах. А олигархов… кажется, еще не придумали определения тому, что с ними делают. Ну, будем считать, просто не любят их… в извращенной форме. За что – объясняют не всегда. Если за то, что жулики – тогда, в принципе, понятно. Но непонятно, почему ж тогда не любят строго определенных жуликов, по списку, в то время как жуликов по другому списку – причем гораздо более обширному – приручают и прикармливают нефтью и никелем. Впрочем, может это чтоб их переловить попроще было? Если же олигархов не любят только потому, что они богаче тех, кто их сажает, то это уже непонятно. Да и недемократично как-то. Ну спрашивается, зачем сажать человека за какие-то 5-10 миллиардов долларов, которые он якобы украл у нас? У кого „у нас”?  У меня, у вас? Да мы такие числа и в университете, в высшей математике не проходили! А может он их нашел... В метро, например – там сейчас чего только не находят... чаще, правда, в тротиловом эквиваленте. Или на помойке откопал. Там в иные годы, спасибо родному правительству, полстраны ковырялось, вот и он, допустим, искал себе „бычок” или, скажем, презерватив – нет, ну ведь всякая нужда в  жизни бывает – глядь: а они там, лежат себе где-нибудь в коробке из-под ксерокса  – все 10, в смысле миллиардов. Может, их там КПСС потеряла? И выходит, что он ничего не крал – это соответствует закону, хоть и противоречит исторической истине. Так пусть он тогда лучше себе за эти 10 миллиардов свободу купит! И ему будет приятно, и, глядишь, народу  рубля по три  к пенсии добавят.
               Некоторые горячие головы утверждают, что олигархи не нужны – мол, нету их во всяких там швециях и даниях. Так понятно – откуда ж им в швециях взяться, если там давно уже социализм? И потом, там они все равно тоже есть, как были и у нас при социализме. И, как и у нас, будут есть всегда! Просто у них они прячутся получше наших – ходят в шортах, ездят на трамвае, кушают одни гамбургеры без первого и не кушают портвейна, хоть в это и невозможно поверить. Кто постарше, помнит – и у нас такая примета была: если человек тридцать лет подряд сидел на одном месте, получал 120 рублей и ходил в штанах с оттянутыми коленками и протертым от тридцатилетнего сидения задом – значит, точно олигарх! Иначе как бы он, причем все это время не просыхая,  содержал детей, кошку, собаку, тещу и каждые пять лет покупал жене в комиссионке почти новые сапоги? Правда, тогда олигархи назывались просто „несунами” и составляли 99% населения Страны Советов, а самые удачливые из них, т.е. оставшиеся процентов десять-пятнадцать, в перерывах между отсидками работали завмагами и приемщиками стеклотары. Так они и сейчас почти тем же занимаются: кто в сельпо продавал цинковые ведра, теперь цинковыми месторождениями владеет, кто бутылки принимал – водочные заводы держит, кто в партийной многотиражке „Красный перец” речи Леонида Ильича на русский язык переводил – сейчас занимается тем же где-нибудь в цветном эротическом издании с таким же названием или на ТВ, безуспешно пытаясь растолмачить откровения наших сиськастых, звездящих и непременно поющих супердив.
- Скажите,  как  Вы  относитесь к Камю?  Вам  по  вкусу  палитра  его
произведений? – спрашивает толмач, подсовывая звезде под столом листок с подсказкой.
- Ах,  я   его  обожаю!  –   восторгается    звезда,   хлопая   метровыми
ресницами и не   видя   подсказки из-за силиконовых губ. –   Вчера    перед концертом мы с продюсером  как раз выжрали по литру „Камю”, так я даже в „фанеру” не попадала. Да и все равно микрофон где-то в лифчике затерялся. Ты не находил?
               Толмач, смущаясь, достает из широких штанин здоровенный... ну, микрофон, конечно. А вы что подумали?
- Вот... Совершенно случайно нашел... в женском туалете.
Звезда:
- Это не мой,  это группы  „Тату”. Он  у  них один на двоих – видишь,
помада разных цветов.  Кстати, а читатели видели мою грудь?
               Толмач:
               - Да кто ж ее не видел – вон она, всю обложку заняла.
               - Звезда:
               - Та ты шо! На обложке ж вся не поместилась! Шутка ли, там же ж одного силикона восемнадцать кило! А домкрат! А насос! А ручная работа! А страховка!
                 Толмач:
                 - Страна изнемогает от любопытства, на сколько вы застраховали грудь.
                 Звезда:
                 - Эту, что ли?
                 Толмач:
                 - А что, другая была?
                 Звезда:
                 - Тю, а ты шо, не помнишь? Та-то, старая, похуже была. Правда, носить было легче и в самолете не взрывалась. А страховка так, ерунда: ну грудь на три «лимона» «гринов», да ноги на два «лимона» - за них больше не дали, они у меня гнутые немного, да еще на «лимон» жо.. ну это, откуда ноги растут – им же ж надо откуда-то расти, они ж у меня не от ушей, слава Богу, я ж типа не уродка какая. Короче, если будет туго, проколупаю дырку в груди или в жо… а, не, там уже есть, получу страховку, и можно больше не петь.
                 Толмач:  
                 - Так ты и так не поешь.
                 Впрочем, последнюю фразу интервьюер, он же редактор журнала, он же ведущий телепрограммы, он же муж или спонсор интервьюируемой «звезды», обычно благоразумно вымарывает. Потому что народу правда в таких огромных дозах вредна. Она вообще, как показывает жизнь, вредна – всем, всегда и в любых дозах. Потому ее и нет нигде.
                 Но вернемся к нашей третьей беде. Конечно, извести ее попроще, чем первые две. А кто ж тогда работать будет? Кто еще будет содержать десятки типа журналистов, сотни типа певиц, тысячи типа футболистов с их типа тренерами и – вот уж неподъемная задача! - Ксюшу Собчак? Кто еще будет раздавать из типа благотворительных фондов подачки нашим типа литературным типа классикам? (Хотя, не спорю, иногда перепадает и достойным людям – должно быть, по недосмотру). Кто еще не даст помереть с голоду замученной  рабовладельцами Большого театра Насте Волочковой?  Для кого агентства будут плодить в своих инкубаторах моделей – этих изможденных, несчастных, синюшных бройлеров шоу-бизнеса? Чем придется заняться  бедным киллерам, если их работу возьмет на себя государство?
                 Короче говоря, страна еще должна сказать олигархам «спасибо». И предоставить им свободу – за их же деньги. Можно, например, на них дороги построить. Так, глядишь, бед в России и поубавится. Жаль, нельзя тем же способом избавиться и от дураков.

Наверх


Гримасы демократии




Наверх


О наболевшем


Наши футболисты напоминают наши же автомобили. Они тоже уже недешевы, но все так же ненадежны, капризны, часто ломаются, много жрут, передвигаются со скоростью брички и ограничиваются тремя-четырьмя передачами. А чаще – одной, задней. Естественно, как нашим автомобилям предпочитают иномарки, так и нашим футболистам – иностранцев, которых почему-то называют легионерами. Хотя если бы в Римской империи были такие легионеры, она не продержалась бы и двух таймов, германцы или галлы просто смели бы ее с лица земли, что они обычно и проделывают с нашими футбольными командами.
         Как и в большинстве случаев с ввозимыми иномарками, импортные футболисты обычно либо хорошие, но подержанные, не сказать – потасканные, либо румыно-неизвестного производства. Слава Богу, в Гвинее пока не производят автомобили – только футболистов. Ну а наша коронная фишка – купить в Бразилии нападающего с классическим набором наших достоинств, то есть не умеющего обыграть ни одного защитника и мажущего по пустым воротам с трех метров, но при этом пьющего, гулящего и скандального. Найти в Бразилии хотя бы одного такого – в принципе невозможно, они там просто не выживают, но для нас ничего невозможного нет, и мы откапываем их целыми командами – на пляжах и карнавалах, в борделях и тюрьмах. Сколько сидит – столько и берем. И покупаем, видимо, оптом, на вес, незря же все они к нам с лишним весом приезжают.  Мы как «Гринпис» - спасаем вымирающие виды животных и распихиваем этих доходяг по заповедникам в высшей лиге нашего футбола, где они чудесно приживаются и размножаются, как колорадский жук. Не иначе, вся эта обрушившаяся на страну, как саранча, орда бразильских футбольных инвалидов – это незаконнорожденные дети советских моряков и шпионов. Вот и тянет их, байстрюков, на родину предков.

Наверх


Прогноз


Маленькие люди – маленькие хлопоты. Или вообще никаких хлопот. Дали маленькому человеку его маленькую зарплату – он и рад. Не дали никакой – тоже выживет, много ль ему, маленькому, нужно? Три года не давали, а потом дали – он еще и спасибо скажет. Если, конечно, протянет эти три года, не протянув ноги.  
         Большие люди – и хлопоты большие.  Начнет, скажем, большой человек делать что-то ненужное – оно обязательно станет кому-то нужным. А если при этом оно еще дорого, бездарно, безвкусно и, может быть, даже ядовито – то будет признано просто необходимым человечеству.  Или хотя бы лучшей его части – той, у которой есть деньги.
          Мой прогноз неутешителен, ибо больших людей с каждым годом все больше и больше, соответственно и обходятся они нам все дороже.
          Начну с самого большого. Зураб Церетели изваяет в Америке на месте Статуи Свободы статую Кинг-Конга в натуральную величину. Этот лик Свободы сейчас современнее. Пока проблема только в натурщике: Россия предлагает Колю Валуева, как более похожего, Америка настаивает на Буше, как на лучше вжившемся в образ. Саму Статую Свободы Америка подарит Грузии в благодарность за то, что она родила Зураба Церетели – редкая страна смогла бы выносить такого, ну разве что Россия. Этот скромный труженик зубила и стамески поставил себе задачу обеспечить хоть каким-нибудь памятником каждого платежеспособного жителя Земли. И уже недалек от ее выполнения!
          Братья Кличко тоже не останутся без работы. Виталий займется режиссурой и поставит зубодробительный боевик по басне Крылова „Слон и Моська”, где сыграет роль главного героя – доброго, мудрого и справедливого Слона с отличным хуком правой. В ролях Мосек будут заняты 449 депутатов Верховной Рады и члены украинского правительства. Владимир будет признан абсолютным чемпионом мира на основании решения Печерского суда города Киева. Возможно, попутно Печерский суд попробует посадить Дона Кинга, но тот, как всегда, откупится, и все останутся довольны.  
           Гарри Каспаров предложит разыграть пост Президента России в шахматы, но в Думе пройдет вариант с дзюдо, который поддержит фракция греко-римской борьбы. Тогда Каспаров решит стать президентом мировой шахматной федерации, но окажется, что ее уже возглавил Карпов. Потому что состоит во фракции дзюдоистов. Тогда Каспаров захочет стать президентом чего-нибудь. И станет, если чего-нибудь найдет.  
            Аня Курникова, наконец поняв, что теннис – не ее вид спорта, займется хоккеем... вместе с Ксюшей Собчак. Ну надо же хоть чем-то заняться!  
            Самая престижная невеста 2005 года – Элтон Джон – испытает радость материнства. Обойдется даже без кесарева сечения. Родится девочка, назовут - в честь мамы -  Элтоном. Или Джоном.
           Сборная России по футболу таки покорит Берлин. При поддержке водки, танков и сборной Украины, которая без боя и закуски согласится на второе место. И зря эти хвастуны бразильцы трепались, что Россия будет чемпионом мира по футболу, когда Бразилия станет чемпионом мира по хоккею. Пусть теперь точат коньки! Если не хотят их отбросить.
            Человечество отправит первую экспедицию на Марс. Для лучшего контакта с внеземными цивилизациями в интернациональный экипаж  включат Жанну Агузарову и Майкла Джексона – на Марсе их наверняка примут за своих. Будет претендовать и Владимир Вольфович – у него окажется лучший анализ мочи... в голове. Но его отцепят, чтоб не развязал звездных войн.
             Алла Борисовна женится... ой, извините, выйдет замуж за этого... как его...  Впрочем, нет, пока не выйдет, этот еще учится в школе, в пятом классе. Но Галкин пусть даже не рассчитывает! Староват уже для такой невесты.        
             Важное литературное открытие сделают туркменские ученые. Они выяснят, что „Короля Лира”, „Войну и мир” и „Трех мушкетеров” написал Туркменбаши. А также снял по этим книгам фильмы и поставил спектакли с собой во всех ролях. Туркменские критики отметят, что особенно убедительно он смотрелся в ролях Наташи Ростовой и Констанции Бонасье.  
            Выпускники эстрадных „фабрик” выступят в финальном концерте „Песни года” хором и живьем. После этого „Песню года” закроют навсегда, а организаторов привлекут к уголовной ответственности за надругательство над слушателями и порнографию. На свободе оставят только Ангелину Вовк и Меньшова – пусть объявляют друг друга и поют по очереди.
            Молва женит Петросяна на Регине Дубовицкой. Чтобы остаться честными людьми, им придется пожениться на самом деле. С Еленой Степаненко Евгений Ваганович, опять же как честный человек, разводиться не станет. Так что Госдума таки будет вынуждена принять закон о многоженстве, о необходимости которого так много говорили большевики и Жириновский.
            Джоан Роулинг напишет очередной шедевр: „Гарри Поттер и Бугульминский коксохимический завод”. Эта часть эпопеи наверняка станет завершающей, тут не то что у Гарри Поттера – даже у Дункана Маклауда нет никаких шансов выжить. Зато благодарные бугульминцы примут обоих героев в почетные граждане города. Посмертно.
             И о погоде. Погода будет хреновая. Но лучше, чем жизнь.

Наверх


Психоанализ


Вы знаете, сколько стоят услуги психоаналитика? А бутылка водки – червонец. А друг, с которым вы эту бутылку проанализируете, вообще бесплатный. Что по-нашему называется «бесценный». То есть бесценная дружба, по-нашему, это дружба, которая ничего не стоит. Ни копейки. Помните пословицу «не имей сто рублей, а имей сто друзей»? Это означает, что нечего переживать, если у тебя нету и ломаного гроша, и что из ста человек уж хотя бы у одного на бутылку найдется. А тут и ты подоспел. Если повезло. А если не повезло, то сто дармоедов дерутся за твои кровные пол-литра.  Кроме бесценных друзей бывают еще друзья ценные, то есть те, которых можно продать. Правда, мировая история показывает, что за них сложно выручить больше тридцати сребренников и кучи хлопот на свою голову. Или на другое, еще более чувствительное, место.
        Для эффективного психоанализа очень полезно, если бутылка есть не только у тебя, но и у твоего друга. Случай это редкий и маловероятный, потому что на фиг ты тогда другу сдался, но мы все же непредсказуемый народ, а спьяну – еще и щедрый, поэтому становятся возможными даже фантастические варианты. И если такой вариант все же состоялся, то Фрейд отдыхает. Впрочем, от наших доз психоанализа он бы просто умер. Мы же в своих поисках истины достигаем гармонии, в наших условиях принявшей характер мелкого хулиганства и легких телесных повреждений. Таким образом, нужда в психотерапевтах отпадает сама собой, поскольку теперь требуются адвокаты. Но зачем нашему человеку адвокат, если у него есть совесть? В смысле, у человека, поскольку, как известно, адвокат и совесть – две вещи несовместные. И наша совесть постоянно твердит нашему человеку: «А у соседа-то и бутылка побольше, и жена покрасивше. Значит, он и украл поболе твоего, собака! А ну-ка дай-ка ему в морду, мерзавцу, да лишнее-то и отбери». И наш человек, прислушавшись к голосу совести, идет к соседу, пьет с ним из его бутылки, тырит его закуску, спит с его женой и за все за это ему же бьет морду.  
       Это у нас и называется – жить по совести. А по закону пусть живут психоаналитики с адвокатами.

Наверх


Трактат о воровстве


Бывает три типа воров.
              Первый – так называемые благородные. Это, к примеру, Робин Гуд или, если кто помнит, один лысенький дедушка с ласковым прищуром – его воровское «погоняло» еще на мавзолее выбито. Такие обычно происходят из хороших семей, мат используют только по прямому назначению, грабят и убивают только богатых и умных, весь навар тратят только на любовниц и партийную литературу, ну а коль по ошибке какому бедному башку и отшибут, то назовут его именем броневик, а его безутешную вдову утешат в ближайшей партийной сауне.
                Эти воры были слишком честны для того, чтобы иметь право на существование, и в процессе естественного отбора вымерли вместе со своими броневиками. Любовницы, правда, остались – они оказались живучее броневиков. И нужнее.
                Второй тип – остальные воры, то есть современные. Ну эти попроще – на мате разговаривают, из литературы знакомы только с Уголовным кодексом, из броневиков предпочитают «хаммер». На божьи законы чихают, на воровские законы – плюют, прочие законы используют в качестве туалетной бумаги. И, главное, берут всё: лежит труба с газом – берут газ, лежит труба без газа – берут трубу, в Министерство финансов проберутся – фьюить! – нет финансов, в квартиру залезут – подчистую, всё вплоть до старых хозяйских носков вынесут. Не делятся ни с кем – ну разве что с милицией, и то не от чистого сердца, поэтому милиция их тоже не любит, но и не ловит – чтоб пореже общаться с мерзавцами - и вынуждена для плана и для удовольствия сажать честных. Нет, второй тип воров тоже попадается, но исключительно по причине собственной жадности: то хозяин носков опознает… по запаху, то хозяин города, области или, там, страны… Тоже по запаху – денег, нефти, политики. В общем же это жалкие, ничтожные личности, хоть мы и видим их каждый день в программах новостей по принципу: десять засветились в «ящике» - один в ящик сыграл.
                  Третий тип – самый отвратительный, самый жестокий, самый изощренный и коварный. Государством называется.
                  Этот тип не лезет к нам в квартиру с ломом – нет нужды. Он спокоен, но навязчив, а главное – не боится ни нас, ни даже своих коллег второго типа.
                   - Заплати, - сначала шепчет он чуть ли не с нежностью. – Заплати, это нужно в первую очередь тебе.
                   - На хрена? – справедливо удивляемся мы, не видя логики в государственном мышлении.
                   - Как это «на хрена»? – удивляется государство, не нуждаясь ни в какой логике. – Ведь это я строю тебе дороги, воду в кране грею…
                   - И где же эти дороги? – ищем и не можем отыскать мы. – Их, слава Богу,  даже фашисты в сорок первом не нашли. И что это ты греешь в наших кранах, если в них по полгода и холодной воды нету. Что, опять евреи выпили?
                    - Руки грею, - правдиво отвечает государство и греет руки по полной программе. – Ты что же, мне не веришь?
                    - Да как же я могу тебе поверить, если я тебя знаю? – возмущаемся мы. – Вот ты дашь жулику деньги, заведомо зная, что он жулик?
                    - Дык я только жуликам и даю, - пожимает плечами государство. – У остальных-то я отбираю. А ты, если не хочешь платить, заплати нехотя, просто так. Ну, потому что так надо.
                    - Да кому надо-то? – упираемся мы. – Это же я сам заработал, собственным горбом. Ты же за меня уголек не рубало, лес не валило, пятьдесят «командирских» часов через польскую границу в заднице не провозило, из Турции в восьми дубленках на голое тело в сорокаградусную жару не возвращалось. Ты же только мучило меня  - то грузинским чаем, то денежной реформой, то дефолтом, то продукцией Волжского автозавода. Нет, с бедными я бы еще поделился…
                     - А я бедное, - лепечет государство, из последних сил стараясь не сорваться на крик. – Мы бедные, - само себя озвучивает оно сотнями голосов министров, губернаторов, мэров и прочих субъектов федерации с неблагозвучными названиями и сомнительными физиономиями, бряцающих в телеэкране часами от Картье. – Мы бедные, мать твою! – повторяют они, для вящей убедительности переходя на понятный народу язык междометий и вместо Картье извлекая из рукава старшину с резиновой дубиной. – Уплати, блин, и все мы, блин, станем, блин, богаче!
                      - Ну вы-то понятно, - соглашаемся мы, - только куда ж вам еще богаче? Не этим же жрать – ну, тем, в чем я «командирские» часы возил? И потом, того, что вы же мне за мой труд даете, на вас на всех все равно не хватит – вон сколько вас расклонировали! Мне бы хоть свое получить.
                       - Ишь какой – ему свое! – негодуют государственные рожи. – А нам чье? У нас-то своего нет, мы ж для державы радеем – вот только твое и осталось. Старшина, займись!
                       - Подождите, это же наш народ! – вдруг вспоминает какой-нибудь нижегородский кудрявый говорун в костюме от Версаче. – Ты пойми, дорогой ты мой электорат, что мы тратим твои деньги на твое же лечение, образование, на… Да подскажите же еще хоть что-нибудь! -  кидается он к губернаторам, но те уже укатили в японский ресторан жрать теплую водку, возложив полномочия по общению с народом на старшину. – Да, так на что же еще? -  надолго задумывается говорун.
                         - Да вот на костюм твой, - подсказываем ему мы. – А про медицину с образованием ты нам лучше не свисти – мы уж лет десять как ходим в школу со своими учебниками, а в больницу – со своей клизмой. Да еще и с теми, кто нам эту клизму вставляет, шоколадками расплачиваемся.
                          - Ну тогда я не знаю, - тушуется говорун. – Надо у власти спросить.
                          - А ты ж кто? – недоумеваем мы.
                          - А я так, пытливый мальчик, просто мимо проходил, - ответствует говорун и бежит догонять губернаторов, предварительно кивнув старшине.
                          - Етить вашу мать! – здоровается с нами старшина, для поддержания беседы занося над нашими головами дубинку.
                          Так заканчивается бардак и начинается демократия.
                          А вечером вместо передачи «Спокойной ночи, малыши» нам показывают ее аналог для взрослых.
                           - Заплати, - ласково баюкает добрый дядя в форме налогового министра. – Заплати и спи спокойно.
                           Но мы уже проходили это: «Спи спокойно, дорогой товарищ». Под Шопена. И потому обречены на бессонницу.

Наверх


Птица-тройка


Мы – великий народ! Жаль, об этом уже мало кто помнит. Но все равно мы – великий народ, пусть и страдающий склерозом, время от времени впадающий в маразм вождей и регулярно увлекающийся самобичеванием, садомазохизмом и оскоплением себя, любимого, вроде как за ненадобностью некоторых собственных частей и членов. Слава Богу, забытое все же потом вспоминается, а отрезанное отрастает. Не всё, конечно, и не сразу, но мы же великий народ: замазали зеленкой и вперед – сочинять правду о забытом, которого вспомнить не смогли. И ничего – иногда новая правда получается лучше настоящей, в смысле, бывшей.  Красивше! Да и на отрезанном новые побеги порой растут лучше старых – это вам любой Мичурин расскажет.
             Мы действительно великий народ. Ибо только великий народ мог найти одну универсальную, химически простую и доступную в любой забегаловке формулу любви и ненависти, счастья и горя, смысла и бренности жизни – С2Н5ОН. И что с того, что ее знает весь мир? Даже ребенку известно, что мало обладать эликсиром – нужно уметь им пользоваться. А о чем они могут мечтать там, за бугром, если у них еще до сих пор не изобрели граненого стакана? На дворе двадцать первый век, а они всё так и пьют из горл`а.  Как животные!
             Да, нас пятнадцать лет пытались отучить от очевидной, неопровержимой аксиомы, что Россия – родина слонов. К счастью, не смогли. И это правильно, потому что от того, что слоны спились, передохли и разбежались по странам ближнего и дальнего зарубежья, Россия не перестала быть их родиной. Спросите у выживших.
             И все равно это мы первыми полетели в космос! И продолжаем летать – да, на тех же ракетах – вот Королев бы удивился! - но по-прежнему чаще  и дольше остальных, а теперь еще и за их деньги. Если бы их еще можно было за их баксы покатать на наших «Запорожце» или «Оке» по дорогам Пермского края! Они-то, дураки, не догадываются, что это был бы экстрим покруче выхода в открытый космос без скафандра.
             И наши хоккеисты по-прежнему лучшие в мире. В смысле, самые дорогие. Правда, только в розницу. Собирать их в команду категорически противопоказано – продуют все, что можно. Могут проиграть даже Латвии с Эстонией – не по слабости своей, понятно, а чтобы футболистам не было обидно. Потому что у нас издавна так: сам погибай – и товарища тяни. Мы ж великий народ.      
             Да, нам тяжело, потому что мы колосс. Но не на глиняных ногах, о чем  довелось узнать и Гитлеру, и Мао, и Березовскому.  Конечно, ноги Михаила Сергеевича и Бориса Николаевича тоже были не лучшим вариантом – первого все время тянуло налево, на Запад, второго любая спортивная федерация уже давно бы дисквалифицировала за перебор эликсира, причем пожизненно, но, как говорится, нечего на зеркало пенять, если лицо уральской национальности.  
              Мы уже… Нет, не так: мы снова делаем успехи. Мы узнали, что демократия – это в переводе с греческого «власть народа». Правда, какого народа и над кем, нам пока не сказали. Видимо, те там, наверху, еще сами не определились. Если греков – неспроста же они это слово выдумали -    то их у нас мало и такую большую страну они не потянут, им бы с Кипром справиться. Евреи вообще начали кричать, что ни на что не претендуют, еще до того, как их станут бить. Что говорить, мудрый народ, хотя все равно довольно слабая гарантия безопасности. Американцы ломились-ломились,  залезли, убедились, что у наших долларов в лифчиках больше, чем у них на счетах, и пошли предлагать себя арабам. Те и пословицу придумали: незваный гость хуже Америки. Но быстро поняли, что не хуже.
               Наши успехи еще невелики. Но уже выросло поколение женщин, отличающих биде от питьевого фонтанчика. Да, пока только в Москве, в пределах Бульварного кольца, ну и на Рублевке, разумеется. Но и Москва не сразу строилась.  Кто-то скажет: страшно далеки они от народа! Так ведь и страна большая, на каждый чум биде не напасешься, если, конечно, Абрамович не поможет.
               Да, мы дорого платим за наши достижения. Попробуй поколбаситься в тусовке, когда тебя плющит гламур! И не нужно переубеждать фотомодель, что Бетховен – это композитор, а не сенбернар.  Потому что выпускнице МГИМО  тоже известен лишь сенбернар, а не его однофамилец. А главное, потому что и модели, и выпускнице МГИМО до лампочки и тот, и другой, но сенбернар как-то понятнее.
                Да, мы были самой читающей, а стали самой фотомодельной страной. Но ведь сказал один великий человек – русский, кстати, - что красота спасет мир. Не дай Бог, конечно, чтобы такая красота, ну а если другой нет? Да и худой мир, как известно, все равно лучше толстых обстоятельств.
                 А птица-тройка Русь летит. Пусть все  на тех же  «Жигулях», стоящих вдесятеро больше себя двадцатилетней давности. Пусть вкривь, вкось, с пьяным креном, со скрипом всего, чему скрипеть смертельно опасно, с визгом изначально неисправных тормозов,  со свистом ментовских соловьев-разбойников из придорожных кустов. Но уже вперед и не под откос. В добрый путь, Родина!

Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Владимир Бунякин
: Фельетоны. Сборник рассказов.

31.08.06
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/bunyasha>Владимир Бунякин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/2566>Фельетоны</a>. Сборник рассказов.<br> <font color=gray> <br><small>31.08.06</small></font></td></tr></table>


О проекте:
Регистрация
Помощь:
Правила
Help
Люди:
Редакция
Писатели и поэты
Поэты и писатели по городам проживания
Поэты и писатели в Интернете
Lito.Ru в "ЖЖ":
Писатели и поэты в ЖЖ
Публикации:
Все произведения
По ключевым словам
Поэзия
Проза
Критика и публицистика
Информация: