О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Евгений Родин: Диалог с Шариковым.

Не то, чтобы Шариков - герой нашего времени, но уж точно крайне актуальный персоонаж. И чем больше по ТВ мыла, сериалов, танцев, прочих дуршлаков нынешнего застоя для промывки и без того обнищавших обывательских мозгов, тем этот герой памятнее. Я бы Шарикову начал памятники ставить на площадях. Еще чуть-чуть и в самый раз.

Евгений Родин в этих в общем-то легких и простых миниатюрах "дает жару", расходится во всей красе сарказма, издевательства, занимается по сути публицистическим айкидо, хотя бы потому что очень точно выбивает некоторые суставчики. Причем берет палечные и очень точно, и порой изящно, ими хрустит.

Все это сопровождается и стебом и вполне включено в повседневный информационный поток нашей жизни, его символику. Но и не без залихватского такого: А не навешать ли им...? Почему бы и нет, Евгений? - Отвечают его герои.

И все-таки сарказм у Евгения Родина особый. Почитайте его статьи. Едкий, колкий, но всегда точный. Правда, немного усталый. Как бы сказали романтики "от постоянства несовершенства этого мира". Но мы не романтики, нам Шариков как-то ближе. И это правильно. Во всяком случае в данном контексте.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Арсений Гончуков

Евгений Родин

Диалог с Шариковым

2006

КОНЕЦ BLYADSKOI ВЛАСТИ Диалог с Шариковым Не навешать ли им пиздюлей? Интервью


КОНЕЦ BLYADSKOI ВЛАСТИ


КОНЕЦ BLYADSKOI ВЛАСТИ

Утро. Яркий солнечный свет. Он слепит глаза и велит просыпаться. Но прокурору просыпаться не хочется. Он разлепляет один глаз и смотрит на часы. «Время еще есть», - думает он. Рядом теплая, дородная жена. Прокурор пытается перевернуть ее на спину. Жена лениво отпихивает его.  «Да хрен с ней» - думает прокурор и окончательно просыпается. Он машинально включает телевизор и начинает бриться под звуки, доносящиеся с экрана.
Совсем недавно состоялись новые выборы президента и неожиданно победил кандидат от маленькой оппозиционной партии, который шел под лозунгом: «Смерть коррупционерам!». Но уже и бывший президент и председатель избиркома заявили, что результаты выборов были подтасованы и они их не признают.
А новый президент проявил завидную активность. Он сразу же выпустил Указ о снятии моратория на смертную казнь для коррупционеров и лиц их покрывающих. Прокурор уже знал, что есть договоренность с Верховным судом о том, что суд признает выборы недействительными. Неожиданно прокурора привлекла сводка новостей, которую зачитывал диктор. «Вчера, в 19ч.00 мин. Согласно Указа Президента были приговорены к смертной казни лица, виновные в неправомерном банкротстве предприятия «П», в том числе судья арбитражного суда, принявший незаконное решение и прокурор прекративший уголовное дело. Приговор приведен в исполнение немедленно». Прокурора охватила легкая паника.  «А вдруг и меня вот так» - подумал он. В его столе давно пылилось дело по невыплате заработной платы работникам, которому вот уже год прокурор не давал хода. Работники не получили своей зрплаты, а прокурор в результате обзавелся иномаркой.
Прокурор начал быстро одеваться. Нужно было спешить. Мало ли что. Он влез в машину, завел мотор и рванул с места. Вбежав в свой рабочий кабинет, прокурор начал судорожно выдвигать ящики стола, в поисках дела. Он поначалу даже не заметил, что в кабинете кроме него находятся еще трое мужчин в черных плащах. Один из мужчин подошел к столу и положил перед прокурором папку с бумагами.
-Вы не это ищете? – спросил он.
-Да, - ответил прокурор, - а вы, собственно…
- Я- новый прокурор, а это – мои помощники. Да вы не беспокойтесь так. Дело закрыто.
Прокурор прочитал на титульном листе дела. «Закрыто в связи с казнью обвиняемых»
- Ну вот, а теперь зачитайте господину прокурору его приговор, - обратился новый прокурор к одному из помощников.
Весь текст прокурор не слышал. Он был как в полудреме. Только услышал: «Приговор привести в исполнение немедленно». Мужчина в черном плаще достал пистолет Макарова, приставил его к голове прокурора и выстрелил. «Бля» - успел подумать прокурор и… проснулся.
Яркий солнечный свет слепил в глаза. Рядом лежала теплая, дородная жена. Прокурор разлепил один глаз и посмотрел на часы. «Время еще есть» - подумал он.

Наверх


Диалог с Шариковым


Диалог с Шариковым

У профессора Преображенского  обокрали квартиру.  Как положено, он подал заявление в милицию. Ждал и уже не надеялся, что-либо получить. Однако, через три месяца в дверь позвонили. На пороге стоял милиционер. Небольшого роста, лицо его показалось профессору знакомым.
-Старший лейтенант Шариков, - представился тот.
-Шариков?! - удивился профессор. – не узнал. Столько лет прошло. Ведь мы с тобой уже…
-Нет, Вы ошибаетесь, тот Шариков, которого Вы знали, это мой отец.
-И что? И как он?
-Ну, как, как, помер он. Вы из него собаку опять сделать хотели, а собаки долго не живут. Научный факт. Полностью собакой он не стал. Но родовые черты мне передал.
Только сейчас профессор заметил торчащий из под кителя хвост.
-Да, - только и смог вымолвить профессор.
-Я чего пришел то, - сказал лейтенант, - нашли мы воров, которые Вашу квартирку гробанули.
-Слава Богу, - облегченно вздохнул профессор.
- У меня, знаете, нюх на эти дела, - довольно произнес Шариков. – Только, знаете, имущество Ваше вернуть Вам не удается пока
- Не нашли?
- Нашли, конечно. Все в целости. Только они утверждают, что имущество это не Ваше.
- Как же не мое? Мое. У меня и опись есть.
- По описи все верно. И они не отрицают. Было оно Вашим когда-то. А теперь стало ихним.
- Не ихним, а их.
- Вы же профессор, Вам виднее. Только отдавать они его напрочь отказываются.
- Так надо отнять.
- Отнять? – удивился Шариков. – Вы же сами говорили, что отнимать нельзя?
- Так чужое нельзя! А это же мое! Как ты не понимаешь? МОЕ!
- Было Ваше. А сейчас нет.
- Это нонсенс.
- Ну, я уж не знаю, как у Вас у ученых говорится. А они говорят, что не украли у Вас имущество, а приватизировали. А это же совсем другое дело. Совсем иной исторический и политический случай. А мы, правоохранительные органы и в политику не вмешиваемся.
- Как же так?
- Вы же сами говорили, что государству нельзя вмешиваться в нормальную хозяйственную деятельность. А приватизация, как нас учит правительство, это и есть один из инструментов нормальной хозяйственной деятельности. Вот Вы говорите отнять. А может быть они таким образом хотят в мировой рынок встроиться? А мы им мешать? А как посмотрит на это мировая общественность? Тут международным скандалом пахнет. Я хочу Вас успокоить. Имущество Ваше в хороших, надежных руках. На те деньги, что у Вас украли, простите, приватизировали, они открыли свой бизнес. И я хочу сказать, что мы проверяли. Они честно платят налоги. Вы понимаете или нет? НАЛОГИ! А Вы знаете, что значат для государства налоги? Это же пенсии, социальные пособия, стипендии студентам. Тут вопрос непростой. Их может к правительственной награде представить надо. А Вы «отнять, отнять». Вы наверное переписки Энгельса с Каутским начитались? Прошли те времена, когда правоохранительные органы использовались для подавления прав личности.
- Ну, раз так, -  развел руками профессор, - то ладно уж, пусть пользуются.
- Давно бы так, - улыбнулся Шариков и весело завилял хвостом.

Наверх


Не навешать ли им пиздюлей?


Не навешать ли им пиздюлей?

Я сидел за рабочим столом и смотрел в окно. Какой-то смуглый парень слонялся взад-вперёд. Кого-то он явно ждал. Периодически к нему подходили молодые пацаны, протягивали какие-то кулёчки и забирали что-то завёрнутое в бумагу. «Наркотики», - подумал я и не ошибся. Позвонил в милицию.
-«Нет, это не наша компетенция», - сказали там, вот если бы тут алкаш валялся или вы, например, кошелёк бы нашли, а так обращайтесь в комитет по наркоконтролю».
В комитете по наркоконтролю все были заняты проверкой вредного влияния наркотиков на организм человека в форме. «А сказали, мы это место знаем. Там травкой торгуют. А нам травка уже не интересна. От неё нас уже не колбасит.»
Тогда я позвонил другу Васе. Рассказал про наркоторговца. «Вася, - сказал я, - а не навешать ли нам ему пиздюлей?!»
«Давай», - согласился Вася.
Вы слышали, как вопят наркоторговцы, когда им бьют по почкам, под дых, ломают нос? Нет? Не было у нас с собой магнитофона, а то бы  мы обязательно записали и дали бы вам послушать. Но не переживайте. Найдите каждый по наркоторговцу, навешайте ему пиздюлей и послушайте. Только выбирайте потолще и пожирнее. У них голос приятнее.
Мы с Васей не звери. Если мы видим лежащего на земле  молодого человека со сломанным носом и отбитыми органами, то какое-то странное и неведомое чувство просыпается у нас с Васей. Сострадание? Сочувствие? Хрен его знает. Ну и что, что он был наркоторговцем! Теперь то уж не будет. Нет, правда не будет. В реанимации много не наторгуешь.
Мы вызвали «Скорую». Мол, молодой человек, оступимшись , лежит без всяческих движений и половых признаков. Мол, не дайте помереть засранцу в цвете лет.
В «Скорой» нас сразу попросили проверить ему температуру и давление. Мы проверили. Температура была, а давление… Никакого давления мы на него не оказывали. Так мы и сказали двум ментам, которых вызвали врачи. Менты нам почему- то не поверили, стали грубить, тыкать нам.  Нам с Васей показалось это обидным. Когда  тыкают  дубинкой под ребра, нам с Васей всегда, почему-то это кажется обидным. А они же ведь еще начали надевать нам наручники и запихивать в машину.
« А не оборотни ли это?», - подумали мы с Васей как-то одновременно. Тем более, что менты были, как и положено добропорядочному оборотню, в погонах.
Когда нам с Васей надоело стрелять из ментовских пистолетов по банкам, мы вспомнили, что в машине,  абсолютно голые и связанные, лежат оборотни, уже без погон. По старинному преданию, если с оборотня снять погоны, то его можно расколдовать. Видели бы вы с какими радостными воплями оба оборотня бросились в лесную чащу, благодарно позвякивая синими яйцами. В эту минуту мы с Васей решили, что наше призвание, это спасение диких зверей. Мы будем их освобождать из цирков, зоопарков и выпускать на волю, в лес.
Был теплый летний вечер. Я лежал на диване и пытался постичь смысл эротического триллера, который показывали по телевизору. В это время на лестнице раздались шум, возня, крики: «Откройте, милиция!». «Кто бы это мог быть в такой поздний час?» - подумал я, подошел к двери и заглянул в глазок. На лестнице стояли люди в масках, менты и, надо же, среди них два оборотня и уже опять в погонах. «Да»,- с грустью подумал я, - «плохо мы их расколдовали, надо было осиновый кол в сердце. Это уж точно верняк».
Шум на лестнице не прекращался. Опять вставать с дивана не хотелось, но они могли разбудить мою канарейку.
Я подошел к двери, сложил ладони рупором вокруг замочной скважины и стараясь говорить, как можно тише, проорал: « Тихо, уроды! Ночь на дворе. После 21 часа шуметь запрещается». Я хотел процитировать закон, но не успел. Они начали вышибать дверь кувалдой. Канарейка проснулась и весело защебетала. У меня тоже поднялось настроение. Я подошел к окну. Внизу стоял красивый микроавтобус «Мерседес» с мигалками. На таком мы с Васей еще не катались.

Наверх


Интервью


Интервью

Сегодня мы беседуем с мужественным человеком, незаурядной личностью. Он один из тех, кого называют фанатиками своего дела, подвижниками. «Настоящий мужик», - говорят о нем с уважением. Друзья Ивана Ивановича говорили мне, что его девиз: «Кто, если не я?». Но он не любит пышных фраз, а скромно, с достоинством говорит: «Я не герой, я просто хорошо делаю свою работу».
Иван Иванович заваривает чай. Кабинет наполняет терпкий аромат. Наполняет чашки. Садится. Спокойный, прямой взгляд немного усталых глаз, виски, покрытые благородной проседью. Мой взгляд падает на руки Ивана Ивановича. Они чистые.
-Мы с вами прекрасно знаем, отхлебнув из чашки, неторопливо начинает он свой рассказ, - в какой ситуации оказалась страна в результате так называемой демократизации. Полный развал экономики, разгул бандитизма, терроризм. Потребуются нечеловеческие усилия, чтобы выправить ситуацию. И я очень счастлив, что мне было поручено возглавить этот ответственный участок работы. Ведь буквально все пришлось начинать с нуля. Работали в две – три смены. Порой не спали ночами. Металл плавился от усталости. Но люди! – тут его голос наполняется гордостью, - люди сдюжили. Таких людей, как у нас, скажу я вам, не найдешь ни в одном другом государстве. Чтобы там некоторые не говорили, - лицо его скривила презрительная усмешка. – Вот этими руками пришлось все начинать, - он показал мне свои ладони так просто, будто бы это были ладони простого сталевара или хлебороба. – Мы выполнили задание государства, наладили процесс, поставили дело на поток. Регулярно выполняем, а иногда и перевыполняем план. Самое главное у нас – забота о людях. Наши сотрудники вовремя получают зарплату, обеспечиваются жильем, их дети ходят в бесплатные детсады, ну, разумеется, отдых на море, это само собой…
- А подскажите, Иван Иванович, как правильно называется Ваша должность?  
- Очень просто. Руководитель Федерального агентства по приведению смертных приговоров в исполнение.

Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Евгений Родин
: Диалог с Шариковым. Прозаические миниатюры.
Евгений Родин в этих в общем-то легких и простых миниатюрах "дает жару", расходится во всей красе сарказма, издевательства, занимается по сути публицистическим айкидо.
19.12.06
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/Wiserod>Евгений Родин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/3198>Диалог с Шариковым</a>. Прозаические миниатюры.<br> <font color=gray>Евгений Родин в этих в общем-то легких и простых миниатюрах "дает жару", расходится во всей красе сарказма, издевательства, занимается по сути публицистическим айкидо. <br><small>19.12.06</small></font></td></tr></table>


О проекте:
Регистрация
Помощь:
Правила
Help
Люди:
Редакция
Писатели и поэты
Поэты и писатели по городам проживания
Поэты и писатели в Интернете
Lito.Ru в "ЖЖ":
Писатели и поэты в ЖЖ
Публикации:
Все произведения
По ключевым словам
Поэзия
Проза
Критика и публицистика
Информация: