О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Алена Чурбанова: Весеннее.

Сборник, который вы сейчас собираетесь читать, назван автором «Весеннее».
Не знаю, чем руководствовалась Алёна Чурбанова, называя его так, возможно, есть в этом некая доля иронии.
Почему я опубликовала его?

Начнём с первого рассказа. «Из дневника самоубийцы или Эвтаназия любви». Неплохая такая, оптимистичная зарисовка. Немного чёрного юмора, ироничности, юношеский максимализм, молодёжный сленг, но идея неплохая. Для короткой зарисовки, в которой нужно уместить целую жизнь в нескольких строчках, удовлетворительно.

Рассказ второй «Все оттенки серого». Что ж тут дело обстоит серьёзнее. Лихой сюжет, достойная внимания задумка. Эдакая смесь сериалов о ментах, но с долей мистики. Читать было интересно.

В третьем же рассказе обилие сленга побило все рекорды. Нормальных русских слов наберётся с десяток, всё остальное же – «бодяжные напитки и хилый «хавчик» в виде сухариков», «клевая хрень», «попса». Другие речевые и не только испражнения я и повторять не буду. Рассказ я решила в сборник не помещать. Я уверена, что существует множество поклонников группы «Фактор 2» , и кто-то даже считает это музыкой. Но считать данный жанр литературой – последнее дело.
Автор, у Вас довольно острое перо, старайтесь идти с ним вверх, а не вниз.



Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Самира Кузнецова

Алена Чурбанова

Весеннее

2007

Из дневника самоубийцы или Эвтаназия любви Все оттенки серого


Из дневника самоубийцы или Эвтаназия любви


Понедельник.  Пойду на мост и утоплюсь. Правда, сколько можно?  Сейчас ранняя весна, на мосту никого не должно быть, мало охотников ходить по нему в такую погоду. К тому же там очень дует. Наверняка мне никто не помешает… А вдруг, как в фильме «Девушка на мосту», подойдет мужчина, похожий на Даниэля Отея и предложит стать мишенью для метателя ножей?  Да пошел он, буду я еще такой ерундистикой страдать…Хотя даже подобные предложения, наверное, бывают только в кино. В реальности посулили бы максимум торговать на рынке гниющими помидорами…
       Никита не позвонил…

Вторник.   Куплю бритву и  вскрою вены в ванной. В кино это смотрится красиво. Особенно в фильме «Утомленные солнцем», когда герой Олега Меньшикова лежит в кровавой ванне и насвистывает. Правда, сейчас снимают вторую часть, где этот герой вроде как жив… Значит, некачественно вскрыл, остановился на полпути… Гребаный трус.. А еще есть на эту тему веселая песенка – «день-день, кто-то ей не дозвонится, бэм-бэм, кто-то ей не достучится, и звонят и ходят зря, ее звали Лиля, ее звали Лиля»..В самом деле, безответственная эта Лиля… Написала бы хоть людям по электронке – так мол и так, рожи ваши видеть больше не хочу, отчаливаю в мир иной, не тратьте зря усилия, оревуар…. Или там чао, кому как нравится..
         Никита  не позвонил……

Среда.   Отыщу в кладовке веревку и повешусь на батарее. Так, кажется, сделал поэт Есенин, если конечно, его на самом деле не замочили чекисты. Там какая-то темная история, нам в школе рассказывали. Забавно, что смерть одного человека (в том случае, если он известная личность) порождает столько возможностей для живых. Сколько книг, фильмов, журналистских расследований, откровений очевидцев порождает такое событие. Не только жизнь, но и смерть у разных людей имеет разный статус и значение. Считается, что если человек богат, успешен и знаменит, то у него нет причин совершать суицид. А уж если он политик и вдруг его находят мертвого с петлей на шее, то никто и никогда не поверит, что сделано это по доброй воле. Но… что-то меня не в ту сторону занесло.
          Никита не позвонил…..

Четверг. Соберу все таблетки в доме и выпью. Хотя нет, все - это перебор. Надо купить сто таблеток снотворного и выпить разом. Да, так надежнее. Только главное, чтобы не стошнило, иначе все насмарку. Помнится, один раз я съела каких-то задумчивых грибов и меня потом выворачивало всю ночь. Двенадцать или даже четырнадцать раз, уже не помню точно. Брррррр. Жуткие воспоминания.
Посмотрела в Интернете посмертное фото Мерилин Монро. Кошмар. Нет, это слишком неэстетично. Хотя, по сравнению с фотографией Курта Кобейна, который пальнул себе в рот из двустволки и остался вообще без головы,  Мэрилин выглядит просто супер.
           Пошел он в пень, этот Никита.

Пятница. Звонил Никита, приглашал в сауну по случаю начала уикенда. Может, утопиться в бассейне? Представляю, как вытянется его  рожа, когда, выйдя из парилки он обнаружит мою остывающую тушку. Под это дело хорошо бы поставить саундтрек из фильма «Титаник» в исполнении Селин Дион. Красота... Кстати, вот интересно, почему жертвование собой ради кого-то другого или других самоубийством не считается? Ведь Джек сознательно выбрал смерть, чтобы спасти Роуз, а значит, тоже совершил суицид. Любой, кто уходит из этого мира раньше положенного срока, освобождает свое место для других. Это как бы отставка насовсем. Открытие пути для более перспективных кадров…
            Таких, как Никита…

Суббота.  Может, не ломать голову, и по-простому спрыгнуть с девятиэтажки? Хотя, в этом случае, голову несомненно сломаешь… Смешно. А вот писать или не писать предсмертную записку? Как ее вообще писать? Вот ведь странно – почему до сих пор не издали отдельным подарочным изданием собрание всех посмертных записок хотя бы известных людей? Это было бы удобное и практичное пособие для будущих поколений адептов суицида. А то сиди тут. Придумывай.
        А если пойти по пути минимализма? Какие два слова я бы написала?
        Прощай, Никита?
        
Воскресенье.  Опять звонил Никита. Опять говорил своим самодовольным тоном. Но на этот раз я все ему высказала все, что думаю о нем, его образе жизни и отношении ко мне. Было неожиданно легко все это говорить. Поскольку сегодня, проснувшись утром, я поняла, что нечто во мне исчезло. Чего-то больше нет. Однако я больше не думаю о самоубийстве. Смерть одного продолжает  жизнь для другого. Любовь умерла. Зато я еще живу.

Наверх


Все оттенки серого


Антон шел по улице за человеком в черном пальто. Сегодня именно этот господин примерно тридцати лет должен был сыграть в его игру, сам того не подозревая. Антон еще с утра предчувствовал, что день будет удачным. Когда он зашел в свой электронный почтовый ящик и увидел очередной заказ, его настроение резко поднялось. Судя по описанию, субъект был что надо, чрезмерно, по понятиям Антона, состоятельный и столь же порочный.   Генеральный директор  крупной строительной организации, женат, имеет сына и дочь. Грешки стандартные – неуемное транжирство, любовь к малолетним  проституткам обоих полов, подозрение в причастности к отмыванию денег и мошенничестве. Антон оглянулся по сторонам. Случайных прохожих вроде бы не наблюдалось. Он быстро догнал человека в пальто и сделал ему укол сзади в шею. Субъект моментально обмяк. Антон подхватил его и оттащил в припаркованную неподалеку машину. Как обычно, отвез «мишень» в свой гараж, вытащил из машины и бросил на бетонный пол. Потом сделал еще один укол, на сей раз обратного действия. Человек в пальто довольно быстро пришел в себя. Антон вытащил пистолет и пояснил, что кричать и дергаться, право не стоит. Иначе придется вколоть еще пару ампул, чего ему Антону не очень хочется.
- Не то чтобы я гуманист, просто они дорого стоят, -  пояснил Антон и, довольный шуткой, рассмеялся.
- Значит так, любезный мой Евгений Викторович Летов.. На тебя поступил заказ. Причем не абы от кого, а от Юлии Сергеевны тоже Летовой. Жены твоей соответственно. Хочет она выписать тебе билет на тот свет. Но есть шанс все исправить. Мои  правила такие – погибает либо жертва, либо заказчик. Поскольку я в любом случае должен получить деньги и моральное удовлетворение оттого, что избавил мир от хотя бы одной гадины. Я всего лишь должен решить, кто из них более заслуживает моего наказания. Пока данные не в твою пользу, - в этом месте Антон постарался изобразить самую гнусную усмешку из своего арсенала, - однако есть шанс убедить меня, что женушка твоя сама в пушку. Давай только скорее, а то я в солярий опаздываю.
Человек в черном пальто выглядел крайне растерянно и словно не находил слов .
- Нет, я не буду Вас ни в чем убеждать, -  наконец сказал он, - Если Юля считает, что я должен умереть, пусть так и будет. Я слишком люблю свою жену, чтобы пожертвовать ее жизнью.
Антон такого поворота совершенно не ожидал. Красивый сценарий справедливого мщения рушился на глазах. «Неужели я ошибся, - лихорадочно думал он, - Нет, не может этого быть».


Антон не считал себя киллером, хотя и брал деньги за убийства других людей. Он ощущал себя важной частью механизма  очищения мира от недостойных, по его мнению людей. А с этим хлюпиком он попросту растерялся, тот сломал ему всю мысленно выстроенную драматургию. Пока Антон решал для себя вопрос, убивать этого чудика, или все же погодить, тот неожиданно бросился на него и выбил пистолет у Антона из рук. Антон упал на бетонный пол и сильно ударился головой. Человек в пальто подобрал пистолет, выстрелил в Антона, и бросился бежать…
      А в это время в трех кварталах от места событий по дороге бежал  человек. Это был светловолосый юноша лет восемнадцати на вид. Его можно было бы назвать симпатичным, если бы не ряд странных особенностей, выделявших юношу из толпы. В его серых, почти стальных глазах навсегда застыло выражение надлома и какой-то потерянности, а губы странно подергивались, образуя почти постоянную кривую саркастическую усмешку. Юноша был одет в светлые синие джинсы и длинный плащ такого же цвета. Из-за длины плаща юноше было трудно бежать, он то и дело путался в нем. «Наверное я самый нелепый спаситель душ в этом мире», - в очередной раз подумал юноша.
     Его звали Мален. Он действительно был  спасителем душ, хотя многие его соратники считали, что Господь незаслуженно простил ему совершенный двадцать лет назад  страшный грех самоубийства. Тогда его звали по-другому. Мален не любил вспоминать о том своем нелепом поступке, но картины из прошлого то и дело вставали у него перед глазами………

……1987 год, за двадцать лет до описываемых событий.
- Митя! Иди же сюда, Митя!
Мама звала его, чтобы попросить о какой-то мелкой бытовой ерунде.
А он стоял на балконе девятого этажа и смотрел на небо. Вдруг ему почудилось, что кто-то шепчет ему на ухо что-то очень важное, но крайне тихо, и он, Митя, не может никак разобрать, что именно. Неожиданно слова возникли прямо в его сознании, минуя привычные слуховые каналы. Он давно ждал этих слов. Митя перелез через балкон и полетел….

        Так он навсегда остался восемнадцатилетним. Иногда Мален думал, как бы сложилась его дальнейшая земная жизнь, не оборвись она тогда столь рано…. Однако сомнений в правильности сделанного выбора у него не было никогда…
        
         Антон лежал на асфальте и смотрел на небо. Оно было очень темным и почти без звезд. Темнее….. Еще темнее… В голове носились обрывки мыслей о каких-то несделанных звонках, не произошедших встречах, письмах, на которые он так и не ответил… Антон физически ощущал как из его тела уходит жизнь. Но страха не было. Ему было все равно. «Жаль, Герыча не покормил сегодня..», - подумал он о котенке, подобранном им два месяца назад. Антон закрыл глаза. И вдруг произошло что-то странное, неожиданное и необъяснимое. Его вдруг словно ударило током а потом стало очень легко и хорошо, так, как было только в очень далеком детстве.  Антон открыл глаза и увидел молодого человека, который смотрел на него со смесью страха и тревоги и держал Антона за руку.
«Вставай, тебя уже ждут. Я отведу тебя.» - произнес юноша…………………..

……В этом месте начинающий писатель Герман Соловьев споткнулся.  В который уже раз все заканчивалось на самом интересном. Злости Германа не было предела, ведь он так хотел, чтобы его рассказ имел как можно более «сильный» конец, чтобы читателей продрало до костей. И вот опять у него не получилось. Герман написал уже более десяти рассказов, но все они были заброшены из-за того, что в самый важный момент развязки его будто заклинивало, и он не мог выдавить из себя ни буквы. От досады и разочарования Герман ударил ладонью по столу. Права была мама, ничего из него не выйдет. Точнее что-то вероятно выйти могло, ведь Герман по профессии был переводчиком и при желании мог бы зарабатывать весьма неплохие деньги, но транслировать в мир чужие мысли Герман не желал. Как сказал бы его университетский приятель Кеша, ему это было «в падлу». Герман выключил ноутбук, вылез из-за стола и пошел на кухню. Творческие страдания он всегда глушил одинаково – выпивал весь имеющийся в наличии алкоголь и шел гулять. Однако на этот раз вышло по-другому. Едва он достал из холодильника первую бутылку «Балтики № 7», как запиликал телефон. Герман не ждал в последнее время хороших новостей, поэтому на телефон посмотрел с опаской. Но трубку все же взял.
- Да!
- Привет, Герман. Ты меня не знаешь, но нам нужно встретиться прямо сейчас.
Голос женский, довольно низкий и какой-то глухой, - машинально отметил про себя Герман. Его обладательнице было вероятно около 25 лет, так ему      показалось. Он не хотел сейчас никого видеть, но почему-то произнес в трубку совсем другое:
- Хорошо. Где ?
- Отлично, Герман. Я сейчас в клубе «Мотор». Приходи туда.
- А как я узнаю Вас?
- Тебя. Давай «на ты». Я за самым дальним от входа столиком, справа.
- Значит, до встречи…
Герман положил трубку, оделся и почти выбежал из квартиры. На улице было тепло, хотя и довольно ветрено. Герман дошел до автобусной остановки, подождал немного и решил поймать такси. Ему повезло – первая же машина с шашечками оказалась свободной. Водитель слушал какое-то глупое радио-шоу, где ведущий с говорящей фамилией Трахтенберг  позиционировал себя как знаток всех на свете анекдотов, а дозвонившиеся слушатели пытались выиграть у него приз, рассказав анекдот, который бы тот  не знал.
- Внимание, следующий звонок! К нам дозвонился Максим! Привет, Максимка! Рассказывай свой анекдот!
-  Привет, Роман! Анекдот такой. Объявление в газете «Лечу от месячных…»
-  Ага, Максимка, «гарантия  9 месяцев». А ты шалунишка, как я погляжу! Многим ли ты подлец этакий помог?
- Можно включить что-нибудь другое?  - не выдержал Герман.
Водитель, судя по хохоту, был большим поклонником как пошлых анекдотов, так и юмора Трахтенберга в целом, однако все же ткнул пальцем в кнопку на панели магнитолы. Из динамика понеслось: «Че-е-ер-ные глаза! Вспомина-а-а-аю – у-у-умираю, чееерные глаза!»
Герман с тоской подумал, что еще немного такого радио-терроризма и он умрет тоже. Однако, оказалось, что бывает еще хуже. После окончания песни о темных очах в эфире появился бодрый женский голос с рассказом о баранах-геях.
- Австралийские ученые установили, что процент баранов-самцов имеющих сексуальные отношения исключительно с себе подобными того же пола неуклонно растет, - бодро вещала девушка, - если ситуация не изменится, то через примерно 500 лет, поголовье баранов сократится более чем наполовину.
В этом месте голос ведущей трагически дрогнул. Видимо, это обстоятельство
было призвано продемонстрировать слушателям, что для нее вопрос сексуальной ориентации баранов был наиболее актуальным и волнующим на данный момент. Водитель опять заржал, а Герман очень порадовался, что они уже подъехали к месту назначения. Он расплатился с таксистом и пошел по направлению к клубу. Зайдя внутрь, он рассеянно огляделся и увидел за дальним столиком одинокую девушку. На вид ей было около 30 лет. «Малец ошибся» - подумал Герман. Если бы он знал, что на самом деле Алисе давно за 40, то, пожалуй,  восхитился бы ее моложавым видом.
- Добрый вечерок! Меня ждете?, - произнес Герман, подойдя к незнакомке.
- Мы же кажется договорились, «на ты». Меня зовут Алиса. Присаживайся, Герман.
- Откуда Вы…. то есть ты про меня знаешь?
- Я читала твои рассказы, Герман. В Интернете. Интересуюсь молодыми талантливыми авторами. По долгу службы приходится, я работаю в издательстве  «LитЛаб».
Герман от такого заявления смутился. Он и впрямь недавно  вывесил свои незаконченные еще рассказы на сайте «Молодой прозаик.RU». Но всерьез не рассчитывал, что в таком неприбранном и разрозненном  виде они могут заинтересовать кого-то из важных людей из издательского мира.
- И… что скажете?
- Я должна сказать тебе одну вещь, Герман…. Ни один из твоих рассказов не закончен, верно?
- Да, но я работаю над этим и скоро, думаю, все будет готово.
Алиса поняла, что нельзя больше ломать комедию. Надо его «колоть».
- Не будет готово. Потому что на самом деле никакого писателя Германа Соловьева нет. Тебя ведь на самом деле зовут Антон Серебров. И ты на самом деле сделал все то, о чем теперь пишешь. Ты убил девять человек, а теперь пишешь об этом в рассказах? Ты ведь убил их, так?
  Не дожидаясь реакции, молодой оперативник Алиса Перовская  вытащила пистолет и направила его на Германа.
-  Не дергайтесь, Антон. Поднимите руки, чтобы я их видела.
   Он  молча засунул руку в карман куртки и в этот момент  раздался выстрел.
…..Антон лежал на полу, нелепо раскинув руки. Рядом с ним вертелись люди в милицейской форме и врачи, однако их фигуры он видел словно в каком-то тумане. Зато кое-кого он видел необычайно четко. Это был светловолосый молодой человек с глазами цвета стали. Юноша внимательно посмотрел на Антона и произнес:
-  Я пришел за тобой. Тебя уже ждут….

Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Алена Чурбанова
: Весеннее. Сборник рассказов.

23.04.07

Fatal error: Uncaught Error: Call to undefined function ereg_replace() in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php:270 Stack trace: #0 /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/sbornik.php(201): Show_html('\r\n<table border...') #1 {main} thrown in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php on line 270