О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Наталья Минич: Житие мое.

Название "Житие мое" предполагает некую автобиографичность, думаю, что в данном случае автор пишет о себе (хотя в принципе пояснять не надо, что повествование в первом лице не обязательно обозначает, что автор говорит о себе). Миниатюры Натальи Минич - остроумные, читаются легко, написаны в монологичной манере - как разговор с самой собой. Быстрый темп речи, прерывистость и вместе с тем продуманность. Если придираться, то можно найти шероховатости и небрежности в стиле, но я на них не указываю, потому что автор явно в состоянии самостоятельно отшлифовать текст.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Наталия Май

Наталья Минич

Житие мое

2007

Как я курить бросала Как я пыталась понравиться мужчине Как я отдыхала Как я делала ремонт


Как я курить бросала


День первый.
Стою, курю. Подошел и спросил: «А оно это тебе надо?» и сразу подумалось – может бросить?
Первым делом стоит решить: а надо ли это делать? Ну, допустим – надо. Допустим для здоровья. Хотя – кто думает о здоровье, когда речь идет об удовольствии? Допустим, денег жалко... Нет, не жалко. Не так много уходит денег на сигареты. В месяц рублей триста. Два килограмма колбасы или китайская кофточка. Мерзкая такая кофточка, которая через месяц скатается и вытянется. И цвета невыносимого: что-нибудь откровенно темно-синее, с цветиками. Бррр... Гадость, не хочу. Так, для чего еще можно? Можно еще посмотреть – красиво ли я выгляжу, когда курю? Не знаю. Посмотрим в зеркало: фас, профиль. Ну и что? Не понятно. Ладно, это трудно решить самой. Нужен ответ со стороны, значит, спрошу у кого-нибудь, а вот у кого? Друзья, конечно, пожалеют, не скажут правды, а вот враги... А есть ли у меня враги? Вопрос. Дожить до тридцати шести и не иметь врагов? Не хорошо! Ну, не важно есть вообще враги или нет, в данное время это не существенно. Я другой вопрос решаю: бросать или не бросать? Чем не Гамлет. С другой стороны – у меня большой сын, и я являюсь для него примером. Должна являться. Значит, гипотетически, он может начать курить, глядя на меня. Но он и не начинает именно потому, что на меня глядит. Воспитательная сила отрицательного примера. Не все учатся на своих ошибках. Допустим, он выбирает себе невесту по образу и подобию моему (ну и кобра же это будет!) и она, в перспективе, будет курящая. Это мне мешает? Нет. Переживать о здоровье какой-то девицы, существующей пока только виртуально – это не для меня.
Главное, как решила, что брошу курить – сразу скулы свело – так захотелось. Вот ведь еще пять минут назад не хотелось.А теперь на тебе! Сигарет нет, надо идти в магазин. Не пойду.А курить хочется действительно где-то в районе схождения челюстей. Вообще только это хотение там находится, или любое другое тоже? Наверное, нет. Трудно представить, что сводит скулы от жажды денег или от голода.Все-таки где-то в другом месте. Хотя слышала один раз: «Я так хочу есть, что лицо болит». Все равно не там, наверняка. Какие то желания все потребительские у меня получаются. Возьмем что-нибудь задушевное. Ну, допустим, хочу любви, аж скулы сводит? Ерунда. От этого сводит не там, я то знаю! Помнится, как-то ездили на озеро: солнышко, песочек, у него фигура, как у возмужалого бога, а кругом народ – просто каторга. Я с тех пор вообще на общественные пляжи стараюсь не ходить.
Съела две печенинки, выпила чашку горячего чая, вроде полегчало. Можно придумать стимул. К примеру, брошу курить – и получу подарок. Большой. Дорогой. Тогда остается открытым вопрос – кто мне его подарит. Да-рить некому, значит, придется самой себе. Вообще это пошло – дарить себе подарки. И к тому же если подарок до-рогой, то верно дешевле курить? Что еще? А еще стимул – это палка, которой погоняют скот. А мне, зачем палка? К черту – без стимула.
О, придумала. Мне не нужны стимулы, мне не нужны подарки и мне не нужен повод! Это будет просто ка-приз. Просто захотела – и бросила!
Пока думала – зашла в магазин, купила и закурила... Чисто автоматически. Осознала только к концу сигаре-ты и что теперь делать? Выбрасывать целую пачку – рука не поднимается. Ладно, пока отложим.
День второй
Вчера вечером спросила у Ленки, как я выгляжу, когда курю. Она сказала, что нормально. Теперь остается решить: действительно ли я выгляжу нормально и она сказала правду, либо я выгляжу ужасно и она меня пожалела, либо я выгляжу просто потрясающе и она откровенно солгала? Чтобы это узнать, нужно понять – что она за человек такой. Ну, очень добрая (я - ужасна), правдивая (я – вполне ничего), но при этом она – женщина (следовательно, я – потрясающа)! Не то, чтобы женщины все лгут, нет, но они никогда не говорят правду. Придется спросить мужчину. Можно позвонить Коле. Хотя не стоит. Я знаю, что он скажет: «Ты такая же, как все тетки, вечно забиваешь себе голову глупостями. Зачем впадать в рефлексии по таким пустякам». Значит, спросим у другого.
Спросила. Результат, конечно, был прогнозируемый: естественно он не сказал. Тут даже никаких вопросов не возникает. Я и сама могу придумать, по меньшей мере, пяток причин умолчания столь существенного для меня факта. От самого безобидного «А вам это надо?»; до откровенно хамского и заносчивого... Ну, это я приводить не буду. Хотя так оно и выглядело на самом-то деле. Это может он решил, что так мягко увильнул. Ан нет. Не удалось. Дело даже не в причине, дело в обыкновенной открытости перед посторонним человеком: для чего оглашать свои мысли или (мягче, нежнее) эмоции. Право слово смешно. Всегда кичилась тем, что я логичная женщина, а поступаю с отсутствием всякой логики. Вот если бы меня спросили о чем-либо подобном, да разве я сказала бы? Ну, ни в жисть! Хотя, почему не сказать. Тут дело еще в том, что такой информацией люди обыкновенно не пользуются. Ред-ко кто корректирует свое отношение к человеку, только оттого, что узнал, как этот человек к нему относится. До-пустим, я узнала, что человек ко мне относится хорошо. Ну хорошо, и что? А если плохо? Нет, тут никаких «и что?», тут срабатывает чувство самосохранения. Даже не самосохранения, а сохранения своего эмоционального равнове-сия. Ты сказал, что плохо ко мне относишься, а я тебе и не поверила. Вот такая вот фигня! Следовательно, я не пове-рю никому, что я плохо выгляжу. Значит, нечего и спрашивать. Значит, я просто очаровательна, привлекательна, и вообще само совершенство «от улыбки до жеста выше всяких похвал»!
Что-то я разгорячилась. Пришла домой, заварила кофе. Боже, это чудо! Кофе – это то, что Господь должен был создать непременно. Даже смотреть, как на поверхности поднимается пенка нежнейшего бежевого цвета и сквозь нее виден яркий и экспрессивный коричневый, кругом аромат, иду на лоджию – кресло, сигарета, свежая га-зета. Сижу, чувствую, как внутри все улеглось: «все скорби, уроки, обиды, болезни скатитесь, свалитесь с рабы Божьей...» Благорастворение воздухов и изобилие плодов земных. Вот где счастье!
Знаю, придумала! Вот люблю я свежий воздух, вообще запахи, а сигареты пахнут так гадко. Значит, стоит поберечь свое обоняние для более приятных вещей? Но тут тоже свои «тараканы». Я дома не курю, поэтому мне эти запахи и не мешают. Как говорит одна знакомая: «Чушики!» - меняем сигареты на музыку. Полная релаксация!
День третий
Так, и к чему, спрашивается, лезть к людям с расспросами. Ты ведь у меня (то есть я ведь у себя) умница и лучший собеседник для тебя зеркало, и, главное, сама знаешь, что люди скажут. Всегда. Значит, воспримем это как данность, и будем двигаться дальше. Хотя вообще не всегда - бывают в жизни оригиналы. Вот допустим этот – два метра сплошного очарования, заявляет иногда странные вещи. Не знаю, что он в такие моменты думает, но у меня ассоциации – будь здоров! Все эти плоскости, точки... Что он там такое себе вообразил, когда излагал, представить не могу. А то, что я вообразила – цензуре не поддается. Что она там вообще о себе думает. Все эти «не могу навязы-вать свое мнение» и «бегайте по утрам» - на самом деле ерунда на постном масле. Кто будет высказываться, если уверен, что его мнение (его - любимого и родного, его - умного и пригожего) никого не интересует? Нет, брат, ша-лишь. Ты и говоришь специально, чтобы прислушались. И что же получается? А получается, в таком случае, полная сумятица! Ведь я-то тоже рта, практически, не закрываю. А кому это надо? Никому не надо. Так это еще люди и до меня выяснили, что молчание – золото. Значит я банальное трепло, такое же, как все. Ах, как не хочется быть такой как все! Как хочется завести харизму... Вся такая непохожая, вся такая индивидуальная, вся такая... Ну, какая-нибудь еще... А это его странное: «бегайте по утрам»? Даже представить себе трудно, как это должно выглядеть. Вот просто давайте все начнем бегать по утрам, просто вся страна соскочит утром и побежит! А что получится? Развал муници-пального извоза – раз, быстрый износ тротуаров – два, повышенный травматизм (ну ведь гололед!) – три и нервиче-ское состояние ГАИшников в спокойные утренние часы - четыре.
Сегодня состоялись торжественные похороны последней пачки сигарет. К целлофану покойной были допу-щены самые родные и близкие (это – я). Правительственная награда в форме зажигалки была захоронена вместе с усопшей. Боже, я так рыдала. Сколько времени мы провели с ней вместе, сколько общих воспоминаний! А какие трудности пережили: дефицит, талоны, очереди, китайские маленькие сигаретки, которые воняли цветочным одеко-лоном, и московские длинные, которые куришь или не куришь, а все равно остается полтора метра! Молодость, сту-диозусы! Ну ладно, умерла так умерла. «...К чему теперь рыданья? Пустых похвал ненужный хор, И жалкий лепет оправданья? Судьбы свершился приговор!»
День четвертый
А я не курю. Вот не знаю, как дальше, а пока ни-ни. Не пойду же я покупать пачку, раз у меня зарыта прак-тически полная. Ну и выкапывать тоже не пойду, она ведь теперь поди-ка грязная, да и я не гробокопатель. Ребенок говорит – теперь делай по утрам зарядку. Ну, уж это ни за что!
Поваляться утром подольше в мягкой (я там просто проваливаюсь) и теплой постельке, не спеша встать и залезть в ванну (вода чуть зеленоватая от соли и шапка пены), выпить чашечку кофе под Стинга (под Ободзиского кофе не катит), а вечерком посидеть на балконе с томиком Чехова или Пастернака, глядя на уходящее солнце. Все это я оставляю себе. Зарядка, контрастный душ, шейпинг и бодибилдинг – это все для вас. Можете хоть на голове ходить, или в стенку биться, меня это не трогает. А еще футбол под пивко не уступлю. Не за какие деньги. Лучше снова курить начну, чем стану совсем уже правильной, как страна победившего капитализма. К тому же (насчет страны) – не могу я бросить отечественного производителя, и тем самым окончательно подорвать еще неокрепшую, но родную экономику… А в свободное время займусь чем-нибудь полезным. Или бесполезным, но интересным. Например, буду учить идиш, или иврит. Там такие красивые словечки… И никогда больше не говорите: «А оно это тебе надо?» Мне – надо.

Наверх


Как я пыталась понравиться мужчине


День первый
Нет ничего проще, чем понравиться мужчине. Для этого необходимы только две вещи: непосредственно мужчина и я. Ну, я есть. И он есть. Дело осталось за малым – за действием, значит не стоит терять время даром. Что-бы победа оказалась на моей стороне, нужно разработать стратегию и тактику с научной точки зрения, а для этого самое простое – обратиться к источникам. Далеко не полезла. К чему нам Сенека или Стильпон – времена слишком изменились и мой избранник не похож ни на гладиатора, ни на сенатора. Да и я не царица Савская. Я лучше: во-первых, живая, а во-вторых, я - это я! Пытаясь достать сверху Шопенгауэра, уронила на голову сразу все книги (ин-тересно, кто бы мне полки прибил). Лежу, такая вся в пыли, сверху Матео Алеман-и-де-Энеро упокоился (это из тех, у кого эшафотная латынь), а справа Пушкин. Вот это компания, вот это я понимаю! Значит, за них пока и возьмемся. С Пушкиным все понятно, там стихи, романтика. Дело, конечно, выгодное при условии, что мой избранник стихи любит. А он любит? Спрошу. Дальше самое заметное «Я к Вам пишу, чего же боле...». Действительно, чего еще? Тем более Наташка уже год твердит: скажи ему, да скажи... Нет, мы же не ищем легких путей. Для нас самое главное – понять, как оно обстоит на самом-то деле, не прибегая к его помощи. Нравлюсь или нет? А вдруг уже да! А вдруг все оно сразу возьмет и срастется, и не нужны будут все мои страхи и переживания, и как после этого жить. Где же надрыв, где всхлипы? Приятно все-таки страдануть на досуге. Значит, исходим из того, что я не Ларина. Очень даже не Ларина и придется выяснять исподтишка. Для этого самое главное не мудрствовать излишне, а спросить прямо, но не переусердствовать в интонациях. Как советовали великие «Говори без акцента» - светское правило, рассчитан-ное на то, чтобы представлять уму других разбираться в том, что мы сказали, но только после нашего ухода. Какая пропасть возможностей вежливо и дружески дерзить и хамить с широко открытыми глазами и распахнутой душой.
С Матео и того понятней. Вот пишет, мягонький мой, что женщина должна быть податлива и в большей мере согласна с мужчиной, даже чем он сам с собой. А у меня что выходит? Спорю всю дорогу бесперечь. Сама лезу со своими разговорами и настаиваю на своем. Даже и не так давно – сидели мы с Вовкой и обсуждали массу инте-ресного. Потом Анна спрашивает: о чем, мол, говорили. Известно о чем, о теории вероятности. А она мне: ну, и ду-ра! Послушай, говорит, о чем тетки разговаривают, и выводы сделай. Хорошо, хожу, слушаю. Одна своему о пома-дах, другая о нарядах. Вон Иринка приходила, спрашивала, как комнатные цветы от клеща вылечить. Делаю выво-ды: молодцы тетки. В первых двух случаях мужчина чувствует себя умным и сдержанным (пусть щебечет, что с нее взять – одни глупости на уме), а во втором случае – он просто неотразимый и незаменимый, как специалист в очень узкой сфере. По идее они поставили себя в заведомо выгодное положение: ненавязчиво подчеркнули мужской ум, решили свои проблемы и спокойно пообщались со своими милыми. Выводы сделать просто, гораздо труднее ис-пользовать их для своего блага и не терять при этом лицо. Тем более что с лицом масса проблем. Вон и морщинки, и пятнышки какие-то. Надо обзавестись косметикой: глупо в моем возрасте не краситься.
День второй
Боже, мне сказали, что я неправильный козерог. Видите ли, родилась на самом излете козерожеского разва-ла. Ну и что из того? Говорю всем и сразу - я не из массового производства, а штучный экземпляр! «Ну-ка чудак, отыщи-ка такую! Как бы не так!» И непременно сразу же начала спорить, а ведь не далее как вчера зареклась этого не делать! Начну прямо сейчас, не откладывая на завтра. Что еще нельзя отложить на завтра? Только саму жизнь, жить надо сегодня. Следовательно, для полноты восприятия действительности, буду весела и, допустим, приятна в общении. Интересно, это как?
Можно конечно сказать ему все. Что и умный, и спокойный такой, ну и прочее... Не буду углубляться сей-час, а то душа уже затрепетала. Лучше сосредоточиться на его недостатках, нежели достоинствах. Из классического: «А у него нет недостатков!» Ха! Пруд пруди! Во-первых, и самый главный, это, конечно же, отношение ко мне. Ну почему я ему не нравлюсь? Во-вторых, он из этих, которые - «целуйте меня, я с поезда». В-третьих, совершенно не понимает меня. Он скорее из тех, кто «вошел в ее положение и оставил ее в ее положении». В-четвертых, человек он избалованный женским вниманием, и, следовательно, даже обычное мое отношение сочтет как единственно воз-можное в любой ситуации. Наверное, это ему льстит. Все равно простое перечисление недостатков ни к чему не привело. Даже до странности, начинаю прямо сейчас в своей голове оправдывать все это. Трудность в том, что я уже вошла в возраст, когда точно видишь, что тебе в человеке не нравится. Да только, что с того, что я вижу это? А мо-жет все-таки сказать, ведь имеющий уши да услышит...
Сегодня начиталась гламурных журналов. Вывод из всего увиденного только один: выгляжу я как мышь серогорбая и необходимо срочно все переменить. Особенно внешность и интересы. Обстригла волосы и выкрасилась в радикально красный цвет. Обрезала две юбки выше колен, причем одну так коротко, что ее пришлось немедленно выбросить. Больше никаких шахмат. Женщина не имеет права быть умной. Умницей – да и сколько душе угодно, но не умной. От этого все беды. В будущем болтать надо о разных глупостях: одежда, косметика, фильмы (причем длиннющие). Весь вечер смотрела сериалы. Имен множество, лица и сюжеты все одинаковые, поэтому решила сис-тематизировать полученные знания. Выписываю на листочек: герой, его жена (любовница, подруга...), близкие род-ственники, краткое содержание характера. Смысла пока никакого не прослеживается, что-то на уровне сплетен с приподъездной скамейки. Главное, что они не запоминаются, и приходится все заучивать как стихи для школы. Коля говорит: «что только тетка не сделает ради мужика». Самочувствие немного улучшилось, вся полна энергии. Вече-ром смотрела футбол и страдала, оттого что это не женское занятие! Ну, ладно, в последний раз можно...
День третий
Он не замечает. Запритык, срочно нужна харизма. Что бы еще свершить глобальное? Не могу понять, что мне хочется больше: убежать, чтобы совсем его не видеть или наоборот тихо рядом посидеть?
День четвертый
Боже, как низко я пала. Была намедни до такой степени весела, что уж наверняка не столь «приятна в обще-нии» как хотелось. Пыталась сказать... Ну, естественно, что я оборвала себя даже прежде, чем он понял, о чем речь. Ведь это так обычно для мужчины – не слушать женщину! И я закрыла себе рот, и перестала даже думать пытаться говорить об этом, но, Боже мой, если бы я только смогла! Если бы хоть немножко побольше смелости... Но не могу. Говорить об этом прямо – выше моих сил, а намеков он не понимает, потому что даже не понимает что это намек! «- Господин Банев, вы намеки понимаете? – Да, если знаю, что это намек! – Ну, так я вам намекаю: не бренчите!»
Ну, не получилось и слава Богу. Буду сидеть дома: тихо, спокойно. Перестану тревожиться по любому по-воду и начну просто жить.Самое главное: не буду ощущать себя стоящей в очереди. Такая дура неразумная на что надеялась?
Да, я пыталась. Конечно же, я пыталась ему понравиться и разве это плохо? Все равно в основе своей я обыкновенная женщина, каких пруд пруди и хочется мне нравиться мужчинам, а мужского внимания много не бы-вает. Ну, уж нет, хватит с меня. Тем более теперь, когда «с глаз долой – из сердца вон!». И не нужен он мне совсем-совсем. Ну вот ни капельки не нужен. Отныне я: «Тетка, простая тетка! Тетка, каких мильон!» Разве же это плохо?
Скорее это не плохо, а элементарно глупо. Потому что я не такая как все! Потому что я – самая обаятельная и привлекательная - раз! Знаю, как переставлять шахматы – два! Ночью разбуди – скажу, что Третьяк двадцатый номер, а Якушев – пятнадцатый – три! И, самое главное, ты мне все равно нужен – это четыре!

Наверх


Как я отдыхала


После безуспешной попытки понравиться настоящему мужчине я решила переквалифицироваться в старые девы. Конечно, я была бы мисс «старая дева – само совершенство», но у меня есть сын и я не дева. Будущее пред-ставлялось мне в тот момент так безрадостно, что необходимо было срочно менять обстановку. Вначале я решила съездить в Питер. Это моя голубая мечта и я долго не касалась ее руками, предоставив воображению рисовать раз-ные заманчивые картинки: как гуляю по Петергофу или еду в Кронштадт. Я не стала заходить далеко, просто рас-планировала бюджет, прикупила парочку буклетов, подробную карту города с указанием каждого дома и схему мет-рополитена. Потом продумала гардероб и маршрут. Не продумала только одного: моя семья совершенно взбунтова-лась при мысли, что я уеду «на край света». В последние три месяца была развернута целая компания с привлечени-ем ближних и дальних родственников и направленная на обуздание моих непомерных желаний. В конечном итоге я осталасьнаедине с мечтой и без копейки в кармане. Но что остановит женщину в ее стремлении достичь желаемого? Только форс-мажорные обстоятельства в виде болезни ребенка. И ежели таковой не случилось: я поехала! Конечно не в Питер, а гораздо ближе, но(!), поехала. Мои друзья оставили ключ от квартиры с кошкой, цветами, планом по-сещений достопримечательностей их города и массой наилучших пожеланий в придачу. Надо заметить, что послед-ние шестнадцать лет я никогда не оставалась долее, чем на сутки одна, поэтому мысль провести десять дней в пол-ном одиночестве показалась мне слишком заманчивой, чтобы останавливаться и раздумывать. Достала денег, собра-ла отпускной гардероб и бросилась вон из дома. Первые три дня мне было плевать на соблазны большого города. Я даже не пошла в книжный магазин! Утро в постели, кофе к одиннадцати, а душ в двенадцать. На завтрак, обед и ужин – только бутерброды. Никакого супа, никакого второго, никаких компотов. К черту! Я вообразила себя где-нибудь в Челси и добавляла к курице бананы, а в кофе коньяк и мороженое. Потом оказалось, что омлет с черносли-вом ничуть не уступает по ощущениям сырно-яблочным тартинкам! А если замариновать соленую рыбку в майонезе на три-четыре часа, а потом запивать это ледяным пивом, то можно даже включить телевизор, и он ничего не испор-тит. Программ насчитала около двадцати, но что это дало? Показывают везде одно и те же. Нет никакой разницы – четыре у тебя программы, или их двадцать. Только лишние огорчения: посмотрела как какая-то новоиспеченная «Москва» разбила мой любимый московский «Спартак» три к одному.
Кровать оказалась огромна... Первую ночь на ней я спала вдоль, вторую поперек, а потом уже по различным диагоналям. Кровать из тех, в которых никогда не оказываешься за одну ночь в одном месте, все время хочется взять с собой компас. Только все едино что-то мешало: чужой город, чужая квартира, чужие звуки, чужие запахи. Я про-сыпалась и засыпала и просыпалась снова, постепенно приходя к мысли, что одиночество – это не то, что я хочу больше всего на свете. На четвертую ночь пришла к однозначному выводу: в вверенной мне квартире что-то проис-ходит. Что-то таинственное, а может и уголовное... Потому что поскрипывания и потрескивания стали слышны со-вершенно явственно и носили слишком уж искусственный характер. Воры! Конечно, мне пришли на ум сразу воры и грабители, вообще тати ночные. Постаралась встать возможно тише и прокралась в коридор: тишина. Но ведь я от-четливо слышала, как трещало. Включаю свет: темнота. И вот если кто не видел, как выглядит женская паника – то мог бы посмотреть. Враги обесточили мой кров. И еще какой-то странный запах – не иначе как отравляющие веще-ства распыляют! Я просидела в коридоре в засаде со скалкой два часа и только после этого догадалась посмотреть на счетчик, благо он в квартире. Так и есть, выбило ставки. Включаю и вижу, что в гостиной сверкает и трещит провод удлинителя. Господи, это было всего-навсего короткое замыкание, а я решила, что конец света.
Все, кто читал или смотрел «Унесенные ветром», помнят сакраментальное Митчеловское «Я не буду думать об этом сегодня, я подумаю об этом потом», знают, что это «потом» никогда не наступает. Но я решила, что мое «потом» настало, и попыталась разобраться в себе и в том настоящем мужчине. Почему он делал, поступал и гово-рил так, а не иначе, почему я реагировала на него так, а не иначе. И весь следующий день посвятила обдумыванию возникшей ситуации. Четко записывала и группировала факты меня интересующие, естественно упустила из вида факты меня огорчающие и пришла к выводу, что я слишком добра к людям, так как считаю, что все умны, если не доказано обратное. Я – «дурус максимус»! Он не такой. Он не лазит в окна к любимым женщинам. В принципе он вообще не лазит в окна, потому как не авантюрист. Голова его лишена склонности к взбрыкам: никаких необдуман-ных действий, никаких решений при недостаточных привходящих данных. Что-то роботообразное, слишком рассчи-танное и выверенное и весь такой из-под себя логичный. Разве такая голова может быть умной? Разве возможно ис-кать подтекст в словах такого человека? Можно просто спросить, что я и сделала. Элементарно: позвонила и спро-сила. О! Он ответил. Он не просто ответил, а и обещал перезвонить. Этого оказалось достаточно, чтобы испортился весь мой отпуск: я начала ждать. Через двое суток пришел Коля и сказал: «Хватит! Пошли на улицу. В любом случае тебе стоит сходить хотя бы в булочную». Я перестала гипнотизировать телефон и отправилась в книжный, томик писем Кафки вполне примирил меня с действительностью. Хотя конечно и не вполне. Я все еще продолжала наде-яться, но больше на подсознательном уровне. А вот если бы он позвонил, то выглядел бы (в моем представлении) совершенно как сказочный герой, романтической и героическое окраски, принесший своим звонком мое успокоение. Вот откуда берутся все принцы на белых жеребцах, вот откуда появляется их рыцарское оперение – единственно из женского ожидания, а не из склада ума или характера.
Обошла около полусотни цветочных магазинов, обзавелась родохитоном и тоской еще по сотне цветов. Может заняться разведением комнатных растений? Может это заменит мне некоторые необдуманные желания? Ве-чером ездила к Коле на акцию. Было замечательно, но мне хватило этого города. Пора домой, тем более, что погода испортилась и отключили горячую воду.

Наверх


Как я делала ремонт


После возвращения из отпуска я решила заняться организацией собственного жизненного пространства. Ремонт в квартире по своей неотвратимости равен практически половине пожара или одному переезду. Вначале я готовилась к нему морально. Нарисовала зашибические картинки – из серии «Квартирный вопрос», потом завела приспособу в ванной – куда составлять строительные материалы. А затем прикупила себе хорошей акварельной краски – нарисовать на обоях Фудзияму или Синай, так как в будущем интерьере гора должна занимать основополагающее место. На этом закончились деньги, но квартира требовала свое и для начала отказал санузел. Пришлось срочно покупать кучу вещей о которых еще вчера я не имела ни малейшего представления. Чего только стоят названия типа «шаровой кран» или «армированный шланг». Затем нашла хорошего мастера. Однако, вид моей сантехники привел его в такое содрогание, что он немедленно посоветовал мне для начала оставить все как есть, потом подумал и сказал, что следует сменить решительно все трубы и раковины, а потом еще подумал и посоветовал для верности сменить саму квартиру. После чего бросил и меня и мою сантехнику. Это у мужчин уже входит в привычку – бросать меня вместе с моими проблемами. Ну, уж если так еще поступит и электрик, то стоит, наверное, переехать в шалаш.
Следующего сантехника сватать мне помогал его начальник, и тот уступил. Двое суток угрюмо возился он в моей квартире, периодически что-то ропща себе под нос и тыкая разводными ключами в разные места, а я не знала, куда себя деть и предлагала ему с периодичностью часового механизма то чай, то кофе. Он с такой же периодичностью отказывался. Верно, решил, что я его собираюсь отравить. Наконец были заменены какие-то трубочки, какие-то краники и сам санузел. Жить стало легче. Когда я провожала его до двери, то улыбался он гораздо сердечнее и облегченнее, чем в начале. Я просто физически чувствовала, с какой радостью, с каким внутренним ликованием и сознанием обретенной свободы, покидает он мои хоромы. Поэтому, заикнуться о смесителе я уже побоялась, так теперь и лежит в шкафу, ждет своего мастера.
Основа всей современной квартиры – кухня. Там, когда приезжают, собираются мои друзья и бузгают чай и кофе в неограниченных количествах. Значит, время, проведенное в кухне, ценно особенно. Я забелила потолки и нарисовала небо. Все неровности, которые неизбежно возникают на девственно белой поверхности, замаскировала бумажными бабочками, а на стенах еще и комнатными цветами, развешав их в самых неописуемых местах. Тем более что родохитон сдался на мою милость и вполне прижился на холодильнике. Потом в маленькой комнате наклеила обои – березы хороводами. А уж потом позвала электрика. Вам сказать пришел он или нет? Я полагаю, вы и сами знаете, что не пришел. Ерунда! Не побоявшись трудностей, я вручила сыну отвертку и розетки, и сказала, чтобы ни в чем себе не отказывал, а сама занялась плафоном. Оказалась там масса всего интересного в виде отдельных проводков, коробочки, дырки в потолке и крючка на этом же потолке рядом с дыркой и все это необходимо было совместить в один узел, и притом не просто узел, а вполне определенным образом работающий. Когда все совместилось, оказалось, что в квартире нет изоленты и пришлось перематывать провода скотчем. Ребенок со своими четырьмя розетками и двумя выключателями справился часа на три раньше меня и уже убежал купаться на реку, а я продолжала с настойчивостью сексуального маньяка преследовать свою цель. Наконец, все скрепив и прикрутив, я упала на стул и смотрела на дело рук своих с радостью Архимеда, доказавшего царю, что его корона сделана совсем не из золота. Все-таки техническое образование не промотаешь.
Заварила кофе, включила Джо Кокера и села за ревизию своих бумаг. Скопилось их довольно много и пришлось часть выбросить совсем. Так под раздачу попали мои картинки из «Квартирного вопроса» с Фудзиямой и Синаем, часть ничего не значащих фотографий и дневники за прошедший год... Дело в том, что жить у подножия горы кажется будет зябко. А вот фотографии и дневники... После отпуска я поняла, что чувство влюбленности сродни чувству голода. Так если ты позавтракал, то к обеду хочешь есть непременно. А вот если ты не обедал, а потом и не ужинал, то к вечеру не хочешь уже ничего. Совсем ничего... Только тихо лечь в уголке и умереть спокойной смертью. Надо найти хороший интерес в жизни, который целиком заместит мои устремления. Допустим, развести комнатные цветы, устроить патио на даче и выставку работ моих друзей в своем коридоре. Навешаю там Женькиных колокольчиков и попробую сделать своих, добавлю еще Колькиных картинок и попрошу сына что-нибудь нарисовать. А еще у меня есть три портрета из серии Серегиных «Лицезрителей», вот и будет настоящая галерея. И притом ей же цены не будет!!! Никогда больше не позволю своей голове отвлекаться на сантименты, лучше научусь устанавливать смесители. Верно, это не так уж и сложно, я думаю гораздо проще, чем плафон.
Что решено, то решено окончательно. И если я перестала быть наивной, то максималисткой не перестану быть никогда. Пошла в цветочный магазин и с удивлением обнаружила, что все эти фикусы, крокусы и прочее стоит уйму денег. Это же целое состояние, и как правильно отметил Коля – состояние неликвидное и практически недвижимое. Ограничилась десятком пакетиков цветочных семян и десятком горшочков. А также пакетами с различными почвами для различных растений, какими-то удобрениями и какими-то фитогормонами... О, Боже, если бы я знала, что простая затея озеленить квартиру обернется такими хлопотами – никогда бы не взялась. Почему, ну почему все так сложно? Ладно, пошла сеять и, может, взойдет хоть что-нибудь.

Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Наталья Минич
: Житие мое. Прозаические миниатюры.
Автобиографическая юмористическая проза. Миниатюры из жизни женщины (самого автора или героини с ее чертами характера).
19.09.07

Fatal error: Uncaught Error: Call to undefined function ereg_replace() in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php:270 Stack trace: #0 /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/sbornik.php(201): Show_html('\r\n<table border...') #1 {main} thrown in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php on line 270