О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Андрей Харчевников: Сны, навеянные ветром.

Говорят, как корабль назовёшь – так и поплывёт. Когда давным-давно на «Точке Зрения» появилась первая публикация Андрей Харчевникова, Георгий Бартош проанонсировал её многозначительным «ну-ну» – и, кажется, это «ну-ну», произносимое или потайное, «про себя», стало универсальной прелюдией к последующим подборкам Андрея – и универсальным возгласом из глубины зала после того, как утихнет их последняя нота. Больно уж непредсказуем – и при этом, прошу заметить, отнюдь не маргинален (иначе непредсказуемость проглатывалась бы зна-чительно легче)… Впрочем, мы отвлеклись – а тем временем Андрей Харчевников снова нас удивляет. Переходом от сонетов (кто читал предыдущую подборку, вспомнит) к столь нелюбимым многими, вопреки литературному и прочему плюрализму современности, верлибрам. Возвращением к не менее нелюбимым многими, опять же, вопреки мировоззренческому плюрализму, словечкам вроде «пронаямы» – правда, справедливости ради придётся сказать, что вкрапления «атрибутики йога» в этой подборке настолько микроскопичны, что здоровью и мировоззрению не попадающих в сию категорию «граждан» они не грозят. Зато тонким критическим натурам угрожают неожиданно «олатиненный» виски, атипичное для довольно музыкального автора какофоническое сочетание «лишь лизнув», некоторая затянутость в отдельно взятых текстах и загадка сфинкса – пардон, смысла, – фразы: «навсегда лишаешься в выборе средств для осуществления намеченной цели»…

Впрочем, всё это – мелочи. Потому что «Сны, навеянные ветром» до неприличия реалистичны и понятны. Потому что простые повествования, в которых фигурируют электрички, контролёры, сигареты и облака, уравновешивают такие лакомые кусочки для стихогурманов, как чашка ртути (заменяющая, видать, пропитый насмерть кофе), зеркало, которое «отражает вдребезги» наступившее утро, «промежуток времени от кровати до кровати кажется виселицей»…. Потому что эти «Сны» пахнут одиночеством, немножко – любовью и бытовой, понятной всем и каждому философией жизни. Потому что отрицание в них «завтра» означает, что это «завтра» всё же присутствует где-то в сознании. Да мало ли почему. Наверное, просто веришь авторским интонациям, отзываешься на знакомые разговорные словечки, ловишь себя на том, что семь с бонусом утр Андрея Харчевникова заставляют тебя то зевать, то невесть почему мурлыкать под нос «Утро Полины…», то заглядывать в адище, то здороваться с призраком Маяковского, и на словах « звезды будут зажигаться, даже если они на хрен никому не будут нужны» произносить заветное «ну-ну». И повторять его после того, как в воздухе зависает точка после финального

…и я совершенно уверен,
что там меня ждут
и что там мне рады

всегда.


И заочно спорить с автором. А потом – с опаской отправляться в собственные сны…
Так что, рискнём?

Редактор отдела поэзии, 
Маргарита Ротко

Андрей Харчевников

Сны, навеянные ветром

2010

сутра зеркала (утро №1) дети для завтра (утро№2) миопия (утро №3) дальше (утро №4) светлое (утро №5) судьба ветра там, где всегда рады (утро №7)


сутра зеркала (утро №1)


душ из жидкого азота неестественно бодрит_
очередная чашка ртути возвращает
утраченное было чувство реальности_
и самое время улыбнуться _ но
кислота чьей-то полночной слюны
разъела мои губы_ а сожженная глотка
бросает под стол отзвук атомного взрыва
вышедшего из многовековой комы сновидения_
и печальному зеркалу ничего не остается
как вдребезги отразить наступившее утро

Наверх


дети для завтра (утро№2)


если бы завтра когда-нибудь начиналось,
то я бы его проспал. как и проспал
приходящую вместе с ним любовь к тебе.
но я могу спокойно дрыхнуть дальше,
ведь никакого завтра нет и в помине.
впрочем, как нет и любви, а есть
лишь щемящее чувство одиночества,
проживаемое каждым из нас за нас двоих.
как если бы мы тоже были.

Наверх


миопия (утро №3)


«Титаник» терпит крушение.

Капитан,
допив 3-ю бутылку whiskey,
пускает пулю в висок.

Изумленные зрители застывают в напряжении,

так,

что во внезапно возникшей тишине
стало слышно их нервное дыхание,
похожее на шелест моря,
на картонных волнах которого
плавно покачивается
пенопластовый айсберг…

Наверх


дальше (утро №4)


Электричка похожа на фильм,
двигающийся в декорации дождя,
фильм,
который вот-вот должен закончиться,
как и дождь,

как и то,
что осень — всегда больше осени,
слова — больше слов,
а сны — больше тех, кому они сняться.

Как и то,
что на следующей станции
двери откроются,
а контролеры войдут
и оштрафуют меня,

лишний раз подтвердив
свое право
осенней сыростью платформы,
ритмическим перешепотом вагонов
и монохромностью декораций,
уже поднадоевших своей неизменностью.

…И я было собрался
сорвать стоп-кран,
но по внутренней связи
машинист объявил,
что ты есть.

Наверх


светлое (утро №5)




Наверх


судьба ветра


Он все порывался куда-то уехать.

Он выходил на балкон,
закуривал
и подолгу смотрел на облака.

Смотрел на то, как они,
появляясь из ниоткуда, таяли,
так и оставляя неразгаданной
причину своего движения.

Он выходил на балкон
и закуривал…

Когда же сигарета заканчивалась,
он доставал из пачки новую и,
лишь лизнув ее кончик пламенем зажигалки,
пристально вглядывался
в едва начавший тлеть уголек.

Он наблюдал за тем,
как выдыхаемый им дым,
поднимаясь вверх,
смешивался с облаками,
растворялся в них
и с ними же таял.

Когда он падал,
ему в голову пришла мысль,
что он
равно что те облака
или тот тлеющий уголек,
или дым от того тлеющего уголька

и еще многое другое.

И что можно
тысячи раз порываться что-либо сделать,
но, однажды
поспорив с судьбой ветра,
навсегда лишаешься в выборе средств
для осуществления намеченной цели.

И что можно
даже лишить себя жизни,
но шелест листьев
так никогда и не удастся перекричать —
не смотря ни на что! —
а уголек сигареты,
дотлев до конца,
обязательно обожжет пальцы.

«А может …?» —
и он бросил свой прощальный взгляд на небо.

…очередная пачка закончилась —
до ближайшего ларька было пару минут хода.

Он набросил что-то на плечи,
не заперев дверей, вышел из квартиры, и,
спустившись по лестнице
и повернув в ближайший проулок,
растаял.

Наверх


там, где всегда рады (утро №7)


Ночи напролет
трахаясь с Нюрнбергской железной девой,
а после,
пьяным вдрызг,
ползая по заднему сиденью разбитого авто
и шаря вдоль стенок в поисках руля,
я,
наконец-таки догнав,
что звезды будут зажигаться,
даже если они на хрен никому не будут нужны,
медленно досчитываю до десяти,
открываю глаза и делаю шаг…

…и я совершенно уверен,
что там меня ждут
и что там мне рады

всегда.

Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Андрей Харчевников
: Сны, навеянные ветром. Стихотворение в прозе.
семь арифмованных утр и один ветреный бонус
15.04.10
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/xar4e>Андрей Харчевников</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/4964>Сны, навеянные ветром</a>. Стихотворение в прозе.<br> <font color=gray>семь арифмованных утр и один ветреный бонус <br><small>15.04.10</small></font></td></tr></table>


О проекте:
Регистрация
Помощь:
Правила
Help
Люди:
Редакция
Писатели и поэты
Поэты и писатели по городам проживания
Поэты и писатели в Интернете
Lito.Ru в "ЖЖ":
Писатели и поэты в ЖЖ
Публикации:
Все произведения
По ключевым словам
Поэзия
Проза
Критика и публицистика
Информация: