О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Не Ангел: сумерки богов.

Из недостатков. Претенциозная форма, либо, как минимум, форма записи, – «в строчку», причём не так, как «модно», а так, как «по-своему». Неидеальные рифмы и инверсии, не обладающие идеальной фигурой. Недопоследовательность в знаках препинания. Кажущаяся – мнимая ли? – затянутость. «Фаллический нерв», открывающий ворота комизма для много-эротики. Слишком много внимания «процессу» (пусть и в одном, но явно центровом тексте). Наконец, нерв отрицания, ощущаемый по пресловутой форме записи, по названиям текстов в подборке, по фривольности в обхождении, по авторскому псевдониму, наконец.
Из «достоинств». Самостоятельность, непереубедимость, самость, если пожелаете, автора, первую подборку которого на ТЗ Владимир Захаров охарактеризовал как такую, в которой « есть нестандартный авторский взгляд на происходящее вокруг и в его собственной голове» – и, честное слово, сегодня, если бы позволила совесть и не одолевало критическое словоблудие, лучше всего было бы ограничиться точно такой же формулировкой. Ну разве что добавив пару слов о неком загадочном феномене. Нет-нет, это не громкое слово, вклиниваемое «для красивости». Поверите ли, нет, но это удивительнейшее дело, ¬ – когда видишь каждую неправильность и неточность, когда морщишься от поднадоевшего (в искусстве и «искусстве») сопротивления/отрицания (кого? чего? ветряных мельниц, традиций, моды, себя?), кода спотыкаешься о тени готики, рэпа и барабанный лейтмотив, – одним словом, когда каждая клеточка цикла говорит тебе: «Уходи!», а тебя тянет остаться. За счёт чего – не понять. Не то – оригинальности, не то – интонации заговора, не то – вот этого «простецкого» ритма, который слышится всё ускоряющимся, первобытным, и вот этой своей первобытностью – привлекает. Особенно в собственно «сумерках богов» – затянутых, предсказуемых, всеми обсосанных, но таких настроенческих, атмосферных, «человеческих» сумерках, с такой завораживающей (несмотря на ангельско-демоническую составляющую) концовкой, что просто обидно и непонятно, как автор мог не поставить на этом точку…
Впрочем, остаётся непонятным и то, как же бедному читателю поставить точку в прочтении новой подборки Не Ангела. Плюсы и минусы не сопоставляются путём взвешивания на обычных весах. Прочтение зависит от терпеливости и внутреннего слуха читающего (говоря менее культурно, «лениво между делом фиг прочтёшь»). Полная разбалансировка. На что поставите, уважаемые мимоидущее?

Редактор отдела поэзии, 
Маргарита Ротко

Не Ангел

сумерки богов

2010

низовье зверь вкус диагонали отрицая колени сумерки богов вудуроды


низовье


грош ломанный в кармане, брошь медная на память, брешь ровная между руками - в небо лаз
тебе придется нырнуть сто раз, прежде чем сможешь открыть глаз
тебе придется лечь под пирогу, чтобы нащупать спиною дорогу
тебе придется убить свой голод… и убивать его снова и снова, и заполнять пустоту ватой
и рисовать каменистый кратер – красить по черному алым громким, пальцами прикрывать перепонки
и слушать, слушать свои барабаны, прежде чем станут звуки желанны
потом
потеряешься вмиг и тогда

- по овражьему днищу дерев корневищам ползти тонким змеем идти темным зверем
сливаться с тенями сбиваться ступнями меняя всенепременно форму следа
тебе придется вспороть свою кожу в каждом из семи слоев льда прежде чем по водопроводным трубам хлынет вода

Наверх


зверь


Выйти сквозь неба врата по темную сторону.
Выть,покрывая утробой испуг – зачиная и убивая в тот же момент
источники вязкой фальши. Скользить каждый звук - словно шаг
в неразделенном ни с кем бытия белом вальсе. Не уставать никогда не вставать
ногами двумя на квадрат один. Не отставать от собственной тени. Засыпая, кричать
всем телом, молчать языком - преодолевая зевоту – откроешь рот налетят вороны,
захлебнешься в собственной бахроме, окажешься в сапогах не по ноге.
Домой не вернешься. Обернешься – а там луна освещает не те
трамвайные линии. Крыши ночные и окна так непохожи на улицу восходящего солнца.
И карты не сходятся в разных временных поясах. И на часах
стрелки бенгальским шрифтом круги пишут. Слышишь?
Клыки по затылку скользнули и ниже – он здесь. Никуда не ушел.
Вместо тебя в мое горло дышит. Проходит насквозь. Делит одно на две части.
Гранями крайними обозначил зверь меня. Следуй по кромке огня. Он разделяет – ты властвуй.

Наверх


вкус диагонали


снег падает вверх
лестница ведет вниз
рыба плывет вовнутрь себя
и навстречу ей движется ее же мысль

огонь свечи закоптил подсвечник
пальцы ищут себя в решетке
куда бы рыба не двигалась она делает это неспешно
смакуя на равных небрежность и четкость

глаз жмурится в синь ресниц
птенцы из гнезда валятся замертво
и только рыба не видит ни снега ни птиц
в ее чешуе все отражается одинаково

Наверх


отрицая колени


Мы с тобой одной крови - всем неизвестной и ненавистной, любимой всем группы
Мы с тобой в одно зло и в лицо одно - видишь? одной толщины наши кости и наши зрачки одинаково трутся
Мы с тобой одноцельны-бесцельны - мы пьем эту плотную воду взахлеб и давимся грязью
И мы не способны ни разу отдать-променять ее вкус на хрусталики вашего счастья

относит

Нас во время приливов-отливов луны в отражение мятого таза на скользкие стенки
от бортика к бортику. От пластизолевых уток к всплывающим карликам желчи
и тянет по волнам чьего то желанья-познанья.

Тебя
любит космический червь, мимической паникой кем-то случайным в толпе на тебя обращенный
Меня
любит фаллический нерв, лирическим пряником в чьих-то словах на мой пульс учащенный.
Мы
купаемся в этой любви и раздеты и в мокрой налипшей одежде - соски и подмышки и плечи и эти движенья, движенья...
Но знаешь
Никто из нас хочет-не-хочет выглядеть голым и шанс избежать узнаванья
Всего лишь один -

не соприкасаться.

Наверх


сумерки богов


иногда
они делают это в ванной запираются не всегда – дразнят соседей стуком
колен об кафель,раскатом рухнувших вместе с крючками полотенец вафель-
ных, поднятым в потолок терпким паром и приоткрытой для неприличия дверью
она прячет глаза а иногда, не в силах уже оторваться от полу-ночной кожи
от звериных рельефов от красоты корней - она ступает все глубже в лес
она забывает подняться с колен замирает зрачками кусает сведенным в сверло взглядом
и впрочем он делает это тоже

иногда
они обнажаются наспех кричат друг на друга срамные сквозные смеются
играют в молчание на раздевание скользкие бедра кладут на кон
почему то всегда побеждает он возможно на нем
просто меньше одежды он давно уже голый для всех а она
одета для каждого. если он говорит и ответом ей удается вытолкнуть пару строк то это
совсем не ее слова - они ничего не значат сбиваются напрочь
его дыханием, как осознание медным тяжелым кастетом в висок и
теряя себя в траектории `навзничь` она успевает
краешком глаза отметить как катится ее голова шариком ртутным по кровостоку

иногда
она сужается в самый тонкий подземный звук невесомой гортани и тянется по диа-
гонали перерезая узлы его плоскостей пробирается под спирали и тогда
он останавливается, наблюдает - изо всех сил своей черствости... не получается
- тянутся пальцы к струнным нервам/раз два три музыка туш/они снова бегут в душ
наперегонки и соседи гадают по торопливым шагам как по бобам делают ставки – кто первый?

иногда
она натыкается языком на самые уязвимые самые бере.женые точки
а впрочем, барабаны натянуты и пот едкий капает на распятую по хрящам
и сочленениям кожу и снова все глохнут, от необъяснимого звука дохнут комары по щелям.

как будто бы шли ночью в темноте полной а тут.../раз два три/и прожектор
наотмашь сечет по ногам толкает в яму они все падают они все теряют молчат
и в выдохе безголосом в выдохе сжатом зубами вбиваются друг в друга как камни
в землю. лишь барабаны стучат...

иногда
она растворяется в мягкости его строгих полос льется по ним как пот по каналам
из тела в тело не понимая в чем дело но нитка за ниткой волос на волос
и замирает в контрастах она влюблена а он и не думал еще об этом он просто
нежится иногда под ее светом как кошка на полочке подоконной она
считает его тьмой бездонной любуется а он ее совсем не считает сбился со счета
спутал все имена бросил рукой отчаянный жест и не оглядываясь кинул свой тела крест
на ее тела крест отдался бесчисленным ловким рукам
хоровода богинь что с собой принесла она с ловкостью веретена свела его нити в руно
растянула на частоколе под солнечными лучами сонно поддавшись плечами теплым рукам
увела его снова в храм навеса под которым сидят и гладят друг друга глазами
вплетая в струящуюся косицу ресниц искрящийся взгляд единого бога с ногами
противоположенными совершенно по направленью стопы
гладят друг друга глазами
два ангела с перебитым дыханием
два демона с нимбами над головами
два утомленных дракона сидят и
гладят друг друга глазами
на краешке пустоты

Наверх


вудуроды


говорил отец Карло Терезе матери роди мне сына
скулила Тереза украдкой собакой сворачивалась в красный крест
строгал Карло сук ожесточенно движениями хлесткими и каждый жест
плетью тряс ношенную ветрами Терезы плоть
говорил отец Карло Терезе матери роди себе дочь
молчала Тереза горячо и сухо искрила тенями ресниц по щекам дрожала быстро-быстро
дымился в руках утюг разглаживал жесткое покрывало
говорил отец Карло Терезе матери наполни дыру внутри собой - подобием своим маленьким
не верила Тереза тряслась листом смотрела в стену глазами январскими прозрачными
а папы Карло голос словно гром майский
а Карло воля словно счастья птица удержанная частоколом - в горле комом
голосила Тереза мать губ не разжимая – потому чиста я что пустая
потому проста я что весна стороной обошла наш дом – мне солнце нутром и сердце мхом
ярким-ярким – сгорит-ослепнет наш маленький...

плевался Карло в пол смачно листом табачным жеванным
брал глину лепил сына прятал в печь – и вправду горит – доставал фигурку
углем черненную щербенную пламенем гладил руками плакал плакал...

Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Не Ангел
: сумерки богов. Сборник стихов.
Тот сложный случай, когда проще и логичнее пройти мимо, но почему-то остаёшься - смотреть на идущий вверх снег, открывать вуду-"буратин", изучать сумерки богов в ванной, удивляться, какой быт эти сумерки
21.11.10

Fatal error: Uncaught Error: Call to undefined function ereg_replace() in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php:270 Stack trace: #0 /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/sbornik.php(201): Show_html('\r\n<table border...') #1 {main} thrown in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php on line 270