О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Citizen Erased: Все лица.

Если бы некий сударь N сказал мне, что христианские символы можно обыграть/переиграть/вписать в иную систему координат, не опошляя и не гипердекадентствуя, я расхохоталась бы такому оригиналу в лицо. Если бы неопознанный господин NN посоветовал мне чтение «оригинальное, но не оригинальничающее», и «современное, но не модное», я облила бы его водой. Честное слово, облила бы. Потому что так не бывает. Почти. Но кто же знал, что несуществующие особи слишком туманно намекали на вполне реальную подборку Citizen Erased… А в ней может быть практически всё. И ангелы, призывающие одеться, и анатомия без анатомии, и геометрия, выходящая из пресных учебников в человеческий мир, и «коченелое оригами», и «дрейфущее зеркало», и вывернутый наизнанку и перемещённый «на лапки пчелы» «собранный за день Господь», и зрачок, западающий кверху – «как солнце», и грассирование без грассирования, и… И невесть сколько чудных образов, в которых автор зашифровал различные лица – нет-нет, погодите представлять конкретных фигур или пытаться обвинить автора в возведении «памятничков» его персональным «ты», «он» либо «она». Ничего подобного!

Стихи, пахнущие эрудицией, хорошей школой, «разнообразием внутри самого себя» – настоящая редкость! Стихи «звуковые», но не уступающие этому самому звуку ни капли своей смысловой плоти – вопреки практически всеобщей сознательной либо несознательной тяге к подобной жертвенности. Стихи густые-густые, сконцентрированные, притом, что автор не раскатывает их на соседской доске, как тесто, и не разливает, как ведро с мутноватой водой. Если найти немного времени и пролистать историю Citizen Erased на «Точке зрения», нетрудно убедиться, что этого автора рецензировать (в данном случае, вероятно, следует читать «расшифровывать») – сложно. Гораздо проще поудивляться его умению преподнести несколько близких к натурализму пассажей идеально с точки зрения платонизма (в наше-то время, каков оппортунизм!), ввести в координаты текста синтаксическую страну и околотворческие пассажи, не опустившись до «стихов про стихи», обаять или оттолкнуть – без права на равнодушие. Правда, выбирая такую «простоту», вы лишаетесь не только права назвать себя «любителем экстремальных ощущений» либо «истинным гурманом от литературы», но и удовольствия от перечитывания строгих словоигр, азарта предсказателя, пытающегося «добыть» из оригинального названия «соль» последующего текста. И, главное, – редкого ощущения, когда, не замечая в тексте ни грамма избыточного надрыва, вы неожиданно «обнаруживаете» каблук, стоящий на вашей же шее…

Редактор отдела поэзии, 
Маргарита Ротко

Citizen Erased

Все лица

2009

-король- -чей ты?- -Х. В.- -t-rythm- -5/4- -птицы брейгеля- -театр- -eh port, sat ac- -спасибо- -лето в географическом классе- -outro-


-король-


собирали короля
коченелым оригами
тетивою ковыля
над чумными очагами

мимолетной головой
с неестественным наклоном
лили выхлест горловой
колокольною колонной

то ли промах то ли гнет
как одно ему все лица
умирай король нырнет
взмоет не пошевелится

Наверх


-чей ты?-


дрейфующее зеркало поймай,
расколоти и выпусти на волю.
в пространстве неевклидовом война
свелась к врагу, поросшему травою.

роднит лишь клейкий сумрак подле лип,
разъединяет – обоюдоострый
под кленами. у тех, кто не погиб,
отныне нет ни возраста, ни роста.

конвертом одеяло подоткни,
в почтовой сумке время дважды скисло.
поленница из мерзлой солдатни
осталась за пределами всех смыслов.

бежит она как полдень из руки,
летит как кашель лёгочный из флейты.
прошедшие по шеям каблуки
правдоподобней всех расскажут, чей ты.

Наверх


-Х. В.-




Наверх


-t-rythm-


сумма уха и темени = сухо, темно.
затвердело чешуйкой слюды
время - мыльница, слепок, слепое пятно -
не оно умывает следы.

понапрасну за веком щекотно хранил -
скучно зренье истратить на вид,
выше хлорки по ямам дрожит хлорофилл
и болит на хребтах алфавит.

поковчежил по тварям, себя разузнал,
на манжету пришил стрекозу,
только счастье, что лазит по лимфоузлам,
говорит: на тебя наползу!

будешь глиною, мнимой до круглой воды,
что качать на руках кроме рифм.
привязал мимо тросточки враг поводырь -
удается тебе третий ритм?

Наверх


-5/4-




Наверх


-птицы брейгеля-


идти коньковым ходом.
листать капканом птицу.
на речке без верховья
в течение вцепиться.

молчать, сказавшись словом,
и это слово: поздно.
не хрящик птицелова
хрустит при смене позы,
не крики раздаются...

и смерти не хватает
спугнуть Их. остаются.
но что-то отлетает.

Наверх


-театр-


воск лица неопалимый раздвигается как куст
утоляют анонимы представления искус

покромсал акцент лексему брюки сорваны с петель
жмет словарь порхает семя сытой птахой на постель

тонут речи оккупанта в синтаксической стране
что ты радость на пуанты не становишься при мне

что ты стынешь и елозишь как степное шапито
грозди газовые лозы знаки после запятой

во вниманьи мускулистом отливаются в объем
он уходит за кулисы и лепечет на своем

не люби меня не надо и на ворох прежних просьб
виноградинка монада кожицу как тень отбрось

Наверх


-eh port, sat ac-


метель на пляже.
где-то над песком,
скрипучим, как дворовые качели,
висит твое соленое пальто,
что колокол без языка.

вот под наркозом местным корабли
(какие страстные названия у них:
mon chevalier!
latah!
whitigo!),
качаются подлодки желваками.

вода стареет так же как земля -
морщины,
ледоставы,
грандканьоны.
l'accident en suspens, говоришь,
произнося по-галльски гр-р-р?

ну что ж, грассируй, изолятор дали
настолько непреодолим для звука,
как для фотографа, забывшего заглушку
со стекол скинуть, темнота. в надежде
уткнуться в поры тьмы, он приближает,
сжимает фокус-кольца - так мальчишка
сдвигает землю крайнюю впервые,
сдувает воду крайнюю с плотины.

и слышно:
вызревают капли сосен
из корабельных смол и генератор
случайных чаек расставляет крики.
безветрие шалит и рвет одежду,
расколото пальто,
обледенели
следов обмылки.
говоришь, не зябко,
и твой зрачок... он волен западать
как солнце,
пусть как солнце,
только кверху.

на пляже мусор.
не идет уборщик.
раздерганные щеточки, салфетки,
флаконы -
средства для ухода за собой.

попробуй не считать ушедших.

Наверх


-спасибо-


позволь за все сказать тебе спасибо
не гаснет телевизор золотой
сюжет он холост а она красива
своей неразработанной звездой
готов переходящий шестигранник
и вот тебе вернут седьмую грань
зеленым будет кафель рыжим краник
цвести под голый хор картавый грай
что молвил по-мертвецки цацки-пецки
то по-советски станет прыг во льды
а в перерывах двигать шашки пешки
кидать костяшки нарды и вальты
и стынуть в перекурах ожидая
когда оно забрезжит забрюзжит
да за жида я братцы за жида я
который тута жид который жид

за все скажу пархатая паскуда
он режет волос а она больна
за ней по дальним комнатам посуда
уже порхает воздухом полна
в руке немеет ножница босая
давить давить давида из примет
и с этих пор не сохранять спасая
догнать ударить будто дела нет
до этих звезд пылающих в томате
теперь за все скажу тебе спаси
спаси и ужин грей на автомате
и рыбку съешь и жертву принеси
плывут по небу нитки керосина
запрусь смеюсь спасусь боюсь несусь
одно что хирокост что холосима
одно простить и помнить наизусть

Наверх


-лето в географическом классе-


движется лето. сбивается в ком
прочее, тает как воск.
стрелку движения войск
в атласе смыло летящим песком.
дверь предваряет пустой кабинет
всхлипом разбитой губы.
буквы на партах грубы,
дерево плещется в их глубине.

профиль чеканный картав и носат.
старость разменных монет
временна. разницы нет,
станет ли вновь гефсиманским ваш сад,
вымрет как есть или бронзовый лев
вцепится в гипсовый бюст.
крошево сомкнутых уст
имя страны обращает в рельеф.
жажда его распознать, подоспев,
вспорет молчанье - крепись.
скрежет эсминца о пирс,
самосожженье мелка по доске,
тени - на карту, на глобус - чехлы.

координатный испод
собранный за день Господь
пересекает на лапках пчелы.

Наверх


-outro-


вода, прекратившая длиться, -
завет быть садам без корней,
небрежна как поза сновидца
(безбрежна как говор скорей).
волнам не собраться по трое,
найти бы какую одну -
порядок частот перестроил
закон тяготенья ко дну.

какие тут были приливы!
над дверью соленого штрих,
во мраморе бровь не гневлива -
устала от влажной муштры.
жаль, камень без черт, и назад бы.
а, впрочем, морщинок набор
не кажет вглядевшихся за борт
меж многих, смотрящих за борт.

от прежнего мира, смотрите,
осталось немного тревог -
агония мушки в граните,
да плоти дремотный рывок.
и капля, что, только излившись,
становится паром в траве,
но помнится чем-то излишним,
как родинка на рукаве.

Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Citizen Erased
: Все лица. Сборник стихов.
Неуловимое дрейфующее зеркало авторской фантазии, отражающее то, что не имеет отражения – эрудицию, многогранность, мастерство.
01.12.09

Fatal error: Uncaught Error: Call to undefined function ereg_replace() in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php:270 Stack trace: #0 /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/sbornik.php(201): Show_html('\r\n<table border...') #1 {main} thrown in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php on line 270