О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Алена Чурбанова: Отпуск.

Цикл коротких незамысловатых рассказов. Немного грустных и именно поэтому, видимо, очень приятных. Простая жизнь, простые бытовые подробности – почти дневник (вне зависимости от того, сколько здесь в самом деле личных переживаний автора) или «что вижу, о том и пою», но скомпоновано, описано и рассказано все хорошо и умело. «Отпуск» – название цикла, просто название одного из входящих в цикл рассказов. Пожалуй, наиболее сильного и удачного. Кроме «Отпуска» есть еще «День рождения». Незамысловатые вехи простой городской жизни, отдающей слегка одиночеством – не таким, чтобы выть на луну или бросаться на стену, а стандартным современным городским одиночеством, на которое может посетовать (ну не хвастаться же им, право слово?), если не вообще каждый, то каждый второй или третий.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Ева Рапопорт

Алена Чурбанова

Отпуск

2009

День рождения Отпуск Случай из жизни Морозова


День рождения


Мне сегодня 25.
Сижу в баре, пью красное вино. В наушниках негромко звучит музыка – а точнее подборка лучших хитов Фрэнка Синатры. «Нью-Йорк, Нью-Йорк», - тихонько, одними губами напеваю я знаменитые строчки вслед за мэтром и смотрю в окно – там, на слякотно-грязную февральскую землю обреченно падают редкие белые снежинки. На столике передо мной раскрытый блокнот и ручка – пытаюсь составить список гостей на будущее празднование. Поскольку знаменательная дата пришлась на середину недели, непосредственно отмечание назначено на субботу.
Хочется курить. Достаю из сумки ментоловые сигареты – разумеется, super-lights, щелкаю зажигалкой.
Вывожу в блокноте цифру «1». Задумываюсь. В моей жизни нет никого, кто был бы безоговорочно number one. Кусаю губы, торопливо пишу в столбик цифры до десяти, и имя - напротив каждой. Десять человек, которые каким-то образом присутствуют в моей жизни. Бывшие одноклассники, однокурсники, одноработники, однолюбовники, однодружники и прочие «одно». Слишком много. Слишком одинаково чуждо.
Я рассеянно оглядываюсь и замечаю за столиком неподалеку паренька лет 18-19. Симпатичный, вероятно студент. Очки в тонкой оправе, читает какую-то книгу.
- Простите, - говорю я. Голос хрипит, черт, надо меньше курить.
Он слегка вздрагивает, поднимает глаза с книги на меня и вопросительно глядит.
- Простите, - повторяю я.
И что за манера кретинская - вечно извиняться. Я уже внутренне злюсь сама на себя. Нечего сюсюкать – говоришь - так говори.
- Вы не могли бы мне помочь? С меня пиво или… что Вы предпочитаете?
Видно, что он слегка смущен, но, тем не менее, пересаживается за мой столик.
- Если можно, какое-нибудь светлое нефильтрованное.
- Окей. Меня зовут Настя, кстати говоря. И давай на ты.
- Антон. Согласен.
- Сигарету?
- Да, спасибо.
Я переворачиваю блокнот в его сторону и говорю:
- Выбери, пожалуйста, пятерых из этого списка.
На его лице легкое недоумение.
- Хм. Ну, давай попробуем… Скажем, для начала, 3.
- Номер три, - я непроизвольно начинаю теребить салфетку, - моя подружка школьная. Во втором классе, кажется, мы стали общаться. А началось все с того, что однажды в столовой я нечаянно уронила ей на платье манную кашу.. Тарелку целую, представляешь? Она в ответ на меня компот вылила. Наказали естественно обеих, дежурить заставили вместе, так вот и началась дружба. Нам разные типы парней нравились, поэтому мы и не ссорились никогда особенно... Веселое было время.
Антон смеется. Я улыбаюсь.
- Классика жанра. Детские привязанности очень часто начинаются с конфликтов. Нам и в институте рассказывали.
- Сейчас правда мы с ней встречаемся раз в полгода уже практически на автопилоте... Ну что же, еще четыре человека осталось выбрать...
Антон снова пробегает глазами список.
- Как насчет пунктов 6 и 8?
- Это коллеги по работе. Один по нынешней, другой по прошлой. Полезные люди так называемые. Второй еще и фотограф классный.. Пожалуй, надо их позвать.
- А кто у нас номер 5?
- Бывший. Вернее, почти бывший. Ну... Вобщем, мы вроде как расстались, но периодически встречаемся, по старой памяти.
- Не хочешь его видеть?
- Не то что бы... Но лучше не стоит наверное...
- Понятно… Номер 10?
Чувствую, что у меня начинают дергаться веки. Несильно, но все-таки. Блин, как не вовремя.
- Хотя стой... Нет, пожалуй я... Я пожалуй дальше сама… Извини, это все странно выглядит, я понимаю...
Он внимательно на меня смотрит.
- Ничего.
- Давай еще покурим?
- Ага.
- А ты сам что здесь делаешь?
- Я должен был с подругой встретиться. Но она что-то передумала видать. Эти ваши женские капризы.
- Бывает. Вообще, Антон, спасибо тебе. Хоть ты развлек меня немного, а то настроение сегодня ни к черту совсем.
- Да не на чем.
Делаю знак официантке, оплачиваю счет.
Пересчитываю оставшиеся деньги. Незаметно засовываю в карман джинсов тысячу и намеренно оставляю кошелек на столе. Улыбка, «я ненадолго». В дамской комнате открываю кран с холодной водой и долго смотрю на свое отражение в зеркале. Когда в горле начинаются спазмы, возвращаюсь.
Столик предсказуемо пуст. Только окурки тлеют в стеклянной пепельнице на самом краю.
Мне сегодня 25.

Наверх


Отпуск


Мой отпуск – это четырнадцать свободных августовских дней в съемной городской квартире, двухкомнатной, с соседом за тонкой стенкой. В обычные дни я его почти не вижу, поскольку работаю в офисе днем, а он чем-то промышляет по ночам. Вероятно, неким преступным занятием, почти с гордостью за свою мнимую храбрость, думаю я иногда. Мне с одной стороны лень, а с другой боязно спрашивать, даже о том, как его зовут, потому, что в последнее время обилие поверхностного общения стало меня сильно напрягать. Недавно заметила, что если после дежурного вопроса «как дела?» начинаются длительные россказни, то буквально через двадцать секунд мой мозг самопроизвольно отключается от этого вязкого потока чужой жизни…

Утром, проснувшись, я обычно долго лежу на кровати, курю и смотрю на паучка, который бегает по потолку, в некоторых местах слегка потрескавшемуся.

Сосед в это время уже стучит по клавишам компьютера, пьет кофе литрами и иногда грязно ругается вполголоса. Мне нравится воображать, что он там пишет весьма славно закрученный криминальный роман, и когда однажды он не вернется со своего наверняка опасного ночного промысла, я подожду пару дней, а потом все-таки удовлетворю любопытство и прочту то, что сосед все это время настукивал… Вполне может быть, что именно так рано или поздно и произойдет, как знать.

Ночами у него негромко играет кубинская музыка - впрочем, может быть и не кубинская, но, во всяком случае, латиноамериканская, а у меня щебечет по телевизору бородатый ведущий с внешностью как у Курта Кобейна, если бы тот дожил до пятидесяти лет и имел нетрадиционную сексуальную ориентацию. Бог эфира в темное время суток рассуждает о вечном, курит трубку и гладит большого симпатичного рыжего кота.

Иногда мне звонит из Америки мой когда-то близкий, а теперь очень далекий друг. Хотя, теперь уже наверное и вообще никто. От когда-то огромного всего остался только голос в телефонной трубке, словно без конца повторяющееся эхо. Мы играем с ним в «эмигрантскую грусть».

- Как у вас там?

- Да все так же. Разве что новый президент, а так - то же самое.

- У нас жара - прямо мозг плавится.

- И здесь лето.

- Хочу осенью приехать на недельку.

- Уже третий раз хочешь.

- Все не выходит. Работа, ты же понимаешь.

- Конечно.

- Вот видишь.

- Расскажи, что у тебя нового.

Включаю «громкую связь», достаю из шкафчика припрятанную когда-то давно бутылку красного вина, открываю ее, наливаю рубинового цвета жидкость в два бокала (зачем-то в два) и слушаю. Смысл слов мною не воспринимается, я слушаю голос из телефона как музыку.

Так и проходит мой отпуск, размеренно, лениво и бессобытийно.

Впрочем, бывает, что ближе к середине ночи, когда на улице идет дождь, кто-то стучит в мое окно, всегда четырежды, а потом замолкает.

Я просыпаюсь, включаю настольную лампу и некоторое время всматриваюсь в темноту. Сердце начинает биться чаще. Иду на кухню, грею воду, пью чай с молоком и опять ложусь спать.

В последнюю «отпускную» ночь, услышав стук вновь, я думаю сквозь полудрему, что может быть стоит открыть окно, вдруг что-то важное, вдруг случилась революция или переворот, или Ленин вдруг исчез из Мавзолея, просто встал и ушел куда глядят глаза. Но потом вспоминаю, что девятый этаж, что завтра на работу и какой к чертям Ленин, когда сегодня кончается лето…

Наверх


Случай из жизни Морозова


Однажды Морозов сидел на крыше и ловил снежинки ртом. Было свежо и немного трагично – ведь первый снег означал конец осени, а он любил это время года. Не за «золото» листьев и «багряные уборы» , а скорее наоборот - за серые дожди и клетчатые пледы, разноцветные зонтики и природное умирание. Даже во всеобщей промозглости он находил свое очарование – в состоянии, промежуточном между здоровьем и болезнью, когда кашель только начинает легонько царапать грудную клетку, а ноздрям лишь чуть-чуть больно втягивать воздух, у него получались очень неплохие картины. Да и на профессиональном дизайнерском поприще тоже все шло как-то легче…
Итак, Морозов сидел на крыше. Развлекался тем, что набирал случайные номера на мобильном телефоне. Если отвечали женские голоса, он говорил первое, что приходило в голову, в основном это были когда-то услышанные в кинотеатрах, либо прочитанные цитаты в духе «Я старый солдат, и не знаю слов любви». В ответ либо сразу отключались, либо смущенно хихикали, но ничего не отвечали.
А между тем благоразумно прихваченная с собой бутылка красного вина уже заканчивалась. Он уже собирался было идти домой, набирая очередной номер, однако неожиданно ему повезло. Женщина попалась отзывчивая, и с чувством юмора.
- На посту что ли, солдат?
Морозов почувствовал, что с этой может и выгореть.
- А то! На крыше стою, охраняю покой мегаполиса. Только вот боеприпасы закончились…Поэтому срочно требуется помощь добровольца! А лучше – добровольки. Бутылку красного и сигарет очень нужно принести, чтобы солдат не отдал концы до утра.
- И где же ты стоишь-то? Что за важный объект?
- Строго засекреченная пятиэтажка по адресу Вертинского, двадцать пять.
- О-па. Повезло тебе, солдат. Я тоже на Вертинского живу. Знаю, где этот дом. Держись, солдат, подмога идет!
И в трубке пошли гудки. Морозов обалдело посмотрел на свой мобильник, явно не до конца доверяя услышанному. Тем не менее, подняв воротник пальто, он решил подождать полчаса, потому что «а вдруг».
И она, как ни странно, пришла.
Он даже немного растерялся, когда увидел ее.
- Я – Морозов. Это я звонил.
- Светлана.
Больше они не сказали друг другу ни слова. Молча спустились с крыши в его квартиру, и закружилось. У Светланы оказались очень сильные, но нежные руки, она такое ими вытворяла, что Морозов только диву давался… Потом пили вино и курили на кухне – только тут он ее более-менее рассмотрел. Рыжие длинные волосы, голубые глаза, шрам на коленке, как будто монету вдавили…
Утром Морозов проснулся с жуткой головной болью, совершенно обессиленным, а как выяснилось после измерения температуры, еще и больным. Ночные события при свете дня казались абсолютно нереальными. Проведя первичные алкогольно-оздоровительные процедуры, Морозов решил все-таки позвонить по последнему из набранных накануне номеров, чтобы либо подтвердить, либо опровергнуть накатившие сомнения.
Трубку взял мужчина. Морозов поборол желание сразу отключиться и вежливо прохрипел насчет «доброго утра» и «можно Светлану».
- Ее нет…
Морозов решил обнаглеть окончательно.
- А когда она будет?
- Этого я не знаю. А кто это, простите?
Тут Морозов слегка растерялся. Не скажешь же – любовник. Да и не тянет всего одна совместная ночь на это звание. Решил ответить как можно более уклончиво.
- Знакомый.
- Перезвоните через пару часов. Возможно, что и застанете. Она на сеансе скорее всего.
- Сеансе?
- Ну да... Она же массаж делает. С выездом к клиентам на дом.
От этих слов Морозов почему-то передумал перезванивать. Ночное волшебное приключение на глазах превращалось во что-то обыденно–застиранное, пошловато-сальное и абсолютно ординарное. Нет уж, спасибо, этого мы уже накушались, да так, что до сих пор мутит, – подумал Морозов и удалил номер из списка вызовов. Позвонил на работу, предупредил, что не придет сегодня, выпил еще немного и заснул. Снились ему пьяно кружащиеся звезды, и красивые рыжеволосые русалки, почему-то плывущие прямо по ночному небу…

Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Алена Чурбанова
: Отпуск. Сборник рассказов.
Приятная непретенциозная проза. Тематика – бытовая, язык – простой, в целом – немного грустно.
25.11.09
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/kaizer84>Алена Чурбанова</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/5526>Отпуск</a>. Сборник рассказов.<br> <font color=gray>Приятная непретенциозная проза. Тематика – бытовая, язык – простой, в целом – немного грустно. <br><small>25.11.09</small></font></td></tr></table>


О проекте:
Регистрация
Помощь:
Правила
Help
Люди:
Редакция
Писатели и поэты
Поэты и писатели по городам проживания
Поэты и писатели в Интернете
Lito.Ru в "ЖЖ":
Писатели и поэты в ЖЖ
Публикации:
Все произведения
По ключевым словам
Поэзия
Проза
Критика и публицистика
Информация: