О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Елизавета Дейкина: Жизнь - кружение по кругу.

«Кто-то едет - к смертной победе.
У деревьев - жесты трагедий.
Иудеи - жертвенный танец!»
М.Цветаева

Своей лирической подборкой "Жизнь - кружение по кругу", Елизавета Дейкина очертила довольно широкий круг вопросов, болезненных для нынешней интеллигенции. Если к этим вопросам и применимо определение "серый серпантин сует" из итогового стихотворения подборки, то речь идет о "суете" уровня Экклезиаста, столь серьезная социальная тематика затронута в сборнике. Сам перечень поднятых проблем вызывает невольное уважение: у завала, как в старину, тонко-тонко завывает баба, не дождавшаяся своего ребенка; в офисах некогда говорившего на родном языке города «самому пространству больно от острых углов жестких коробок»; от «поперечно-продольных границ», разделяющих народы тянет зябким холодом; «державы – и те распадаются ветхим тряпьем»...

Безрадостные картины, размышления, образы проплывают перед читателем в горьком бесконечном танце – недаром слова «танец» и «боль» в тех или иных вариациях встречаются в стихотворениях чуть ли не на каждом шагу. Каждый читатель в этом лирическом потоке может отыскать то, что ему покажется близким и существенным. Меня, к примеру, более других тронуло удивительно выразительное и емкое стихотворение об израильтянах - племени «нехнычущих одиночек»; кого-нибудь другого поразит умышленно резкий контраст между искусно выписанным идиллическим пейзажем и безжалостной картиной хищнической вырубки деревьев; и всем, без сомнения, знакомо чувство «дежа-вю» при встрече с очередными политическими катаклизмами – «столетья-близнецы друг с другом схожи» и «страна жрала детей и воевала», к сожалению, на памяти чуть ли не каждого поколения россиян.

Сочетание серьезной зободневной тематики и метафоричности, емкая образность и символичность стихотворений подборки несомненно привлечет внимание читателя. Содержательного чтения, уважаемый читатель!

Редактор отдела поэзии, 
Марина Генчикмахер

Елизавета Дейкина

Жизнь - кружение по кругу

2011

Город Офисное Дежа-вю Облава Лесоповал *** … а в Киеве дядька (крапивные мысли) *** Стамбул *** * * * ***


Город


Этот город когда-то раскрыл мне объятья, и я
Окунулась в него, как в прозрачную, чистую воду.
Я любила в нем все: двор-шкатулку, кусочек жилья
С раскладушками на ночь и кошек без племени-роду.

Этот город тогда говорил на родном языке,
Узнавал и впускал нас в подъезды в любую погоду.
Зло, конечно, в нем тоже жило – где-то там вдалеке,
За забором удобных пословиц: мол, не без урода.

Этот город стал губкой-гигантом. Он впитывал все,
Разбухая, ломая бараки, преграды и кости.
Но звучало еще между нами словцо «новосел»,
А сейчас это слово наводит на мысль о погосте.

Этот город стирает страницы того бытия,
Строя сотни высоток с ажурной оградой. А впрочем,
Островок еще есть (дом-малютка и школа стоят),
Но меня он не может узнать или просто не хочет.

Этот город… То жар, то озноб – он давно нездоров.
Он себя потерял и не ищет. Он, видимо, сдался.
Ни вернуть, ни помочь, ни забыть, ни понять его снов.
Этот город, боюсь, разлюбить мне уже не удастся.



Наверх


Офисное


Пространству больно от этих острых углов
Жестких коробок, живущих в душном пенале.
Их лица-экраны всегда мне напоминали
О странном трале, дающем щедрый улов
Обрывочных сведений, слов, безграмотных фраз;
Кто-то усердно беседует– это чаты.
Светские сплетни-бредни – чтоб не скучал ты.
И сраму не имут «окна», плывущие напоказ.
Тяжелая дверь напряженно смотрит в окно,
Втягивающее тополиный пух и немного воздуха.
Люди, уткнувшись в квадраты, сидят без роздыха,
А стены истерзаны скукой и спят давно.
Хозяйский трафик сочится сквозь решето
Дат, словарных статей, фамилий и брендов.
Признаком «высочайшей» харизмы – напитки (не бренди:
Трезвое время днем задает тон).
Дважды внимательна каждая пара глаз:
Картинки, таблицы, метры, амперы, неперы…
Молча ворона взирает на этот хеппенинг,
Воздавая хвалу Создателю за волю и два крыла.


Наверх


Дежа-вю


Мне кажется, я здесь уже бывала:
Растерянно стояла у завала,
И баба завывала тонко-тонко –
Ждала напрасно своего ребенка –
Страна жрала детей и воевала.

И это было: в церковь знать ходила,
И ряса золотая ей кадила.
Правители стояли со свечами
И. строгую границу отмечая,
Отбрасывали тень паникадила.

Столетья-близнецы друг с другом схожи.
То святы помыслы, а то негожи,
То образы-подобия дерутся,
То уповают – всё, мол, в Божьей руце.
Порадуешь ли чем-то новым, Боже?

Решишься ли открыть миры иные?
Иль жизнь – больные сны, что видишь ныне?
Клубок неотвратимости размотан,
И Припять-нить теперь – Твоим заботам.
Испей настой той трын-травы-полыни…


Наверх


Облава


Когда заката медленное пламя
Неспешно зажигает край Земли
И ястреб с алыми крылами
Плывет вдали;
Когда летят на запад цапли плавно,
Цепляясь за остатки светлых брызг,
Выходят люди хмурые из изб,
И злая начинается облава.

Сосредоточенно упрямы лица,
Заплывших глазок вороватый взгляд.
И видит только Бог да, может, птица,
Ч т о здесь творят.
Покорны жертвы. Корни крепко держат,
И на спасенье нет надежды.
Они не плачут, не кричат, не стонут.
Вывозят тонны тел дорогой торной,
И в отблесках негаснущих лучей
Кровавы рукавицы палачей.

В часы заката, при любой погоде,
Беря с собой визгливый механизм,
Лихие хищники выходят
Из русских изб.


Наверх


Лесоповал


Вывозят лес.
Железом искорежены дороги,
Входящие в зеленое пространство,
Как в масло – нож.
И длинные «Далилы» вереницей
Спешат вершить насильственную стрижку.
Лесные жители глядят пугливо
На топоры и дисковые пилы:
Страшней пожара эти колесницы
С прицепами-платформами, куда
Укладывают стройные стволы
Казненных без свидетелей деревьев.
Вывозят Русь…


Наверх


***


Может быть, хватит ломиться в открытые двери,
В небо несметные стрелы метать, если цель где-то здесь –
Рядом, под боком, – может, в душе, в этом миге – везде,
Незачем тропы искать среди джунглей и прерий.

Может быть, хватит удерживать ветер руками,
Если державы – и те распадаются ветхим тряпьем,
Делят, как дети, треснувший мир на твое и мое,
И ни суда, ни законности, ни нареканий?

Может быть, хватит миры распылять и Вселенные,
Глядя на то, как течет эта странная, страшная жизнь, –
Падают башни, рушатся кровли, горят этажи;
Травы по пояс, пески и моря – по колено?

Может быть, хва…


Наверх


… а в Киеве дядька (крапивные мысли)


Характер мой жесткий, колючий,
Все гонят взашей с огородов.
А куст бузины будто лучше.
Причем тут цвет ягод природный?

Во мне же толпа витаминов!
Клетчатки питательной масса!
Капусту на полку задвинув, –
Кто борщ наворачивал классный
Весною из листиков нежных –
Не дядька ли в Киеве – в хате
Бедняцкой, зато незалежной?
И желто-блакитное платье
На ладной фигуре хозяйки
Смотрелось парадно и вольно.

Флажки из оранжевой ткани
На мысль об облаве наводят.
Всё вроде как было веками:
Но что-то не то в огороде.
Такие же ровные грядки,
Вода, чернозем и раздолье.

Но холодом тянет от зябких
Границ поперечно-продольных.


Наверх


***




Наверх


Стамбул




Наверх


***


Одышливый день свернулся клубком,
Пытаясь согреться под плотным туманом.
Бесплотное время берет чистоганом
За миг в этом мире – пусть даже в таком.

Пусть даже в таком, пусть даже – за миг,
За каждый – омытый вином или болью,
За каждый – из тех, что под звездною кровлей
Мне выдан давно, а теперь вот – томит.

Пугает, томит, втирается в день,
Лукавого напоминая зверька мне.
Но после… к сокровищам будет приравнен,
Каких нет и не было больше нигде.


Наверх


* * *


Дождевая прогретая пряжа,
Дикотравью последний подарок.
В багряницах осина и клён.
В желтый плащ скромный тополь наряжен.
Мир, прощаясь, – отчаянно ярок
Перед холодом белых пелён.


Наверх


***


Жизнь – кружение по кругу.
Жест – изломан, шлейф – измят.
Праведников ряд – поруган,
Дар – не дорог, свет – не свят.

Все движенья – под копирку:
Странный танец, шалый вальс.
Непорочное – в пробирке!
Чур меня, и их, и вас!

Сказки детства – лихо в лицах:
Дурачок-Иван распят,
В ресторанах жрут жар-птицу,
Шкуру волк дерет с козлят.

Конфетти улыбок, взоров,
Ложных па, ненужных встреч.
Грог из гордости с позором.
С мусором родная речь.

Руки – встречь, а счастье – мимо,
Серый серпантин сует.
Смысла в этой пантомиме
Мало – или вовсе нет.

Пики и провалы судеб –
Дуги чертовых колес.
Что-то будет? Что-то будет? –
В думах ни к кому вопрос


Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Елизавета Дейкина
: Жизнь - кружение по кругу. Сборник стихов.
Сочетание серьезной зободневной тематики и метафоричности, емкая образность и символичность стихотворений подборки несомненно привлечет внимание читателя.
05.03.11

Fatal error: Uncaught Error: Call to undefined function ereg_replace() in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php:270 Stack trace: #0 /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/sbornik.php(201): Show_html('\r\n<table border...') #1 {main} thrown in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php on line 270