О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Гурам Сванидзе: Девочки.

Сборник чудесных небольших рассказов - вы, читатели, наверное, догадались, ага? - о девочках. Самых разных. Весёлых и грустных, красивых и не слишком, счастливых и не очень.

Здесь и первая любовь, и первые робкие желания - и, казалось бы, такие незначительные - но такие серьёзные - обиды. Всё, что случалось со многими уже взрослыми девочками, читательницами нашего журнала, в юности. Впрочем, я уверена, что эти трогательные рассказы понравятся не только женщинам!

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Лиене Ласма

Гурам Сванидзе

Девочки

2011

Самолюбивая Толстушка Две девочки Путкуна Марина Подростковые игры


Самолюбивая


Поводом для разговора послужила информация из Америки, где в одной школе ученик перестрелял до десятка сверстников.
- Борьба за статус в молодёжной группе – вещь серьёзная, - сказал Гамлет. Он – специалист по молодёжной субкультуре, и тема диссертации у него на эту тему.
- Мне постоянно вспоминается курс на русском филфаке нашего университета. Они на год старше были. Своеобразный рекорд побили. Одного мужичка так затуркали, что руки на себя наложил. Ему 17 лет было, а ему твердили хором: «Импотент, импотент!!» Так и погиб бедняга, не узнав толком на что способен. Девицу до того довели, что паранойя с ней случилась. Когда рассказы о разврате слушала, краснела, будто о ней речь шла, после чего её гонять стали. Потом она вдруг умерла, не дожив до тридцати лет. Говорили, что продолжала той же дурью маяться.

- Ты скажешь, что опять у меня застревания на инфантильных переживаниях. Мне что? Вон - тот американец десять сверстников застрелил. А те двое с филфака? – слишком высокая себестоимость для взросления.

- Не исключено, что ты преувеличиваешь, заносит тебя. Есть, наверное, какая-то вариативность. Ты больше о ней должен писать, на пользу твоим же изысканиям, - пытался я его урезонить.

Мы беседовали на остановке троллейбуса. Стоял сентябрь. Начало учебного года. Наше внимание привлекла стайка первокурсников. Было очевидно, что молодые люди только-только присматривались друг к другу.
- Посмотри, как складывается коллектив, - встрепенулся Гамлет, кивая головой в их сторону.
Одна девочка смеялась легко и просто. Живость её характера явно раздражала подружек - зажатых девиц, по виду провинциалок. Коротенькая юбка очень выгодно отличала её от однокурсниц. В отличие от неё те были одеты «не по возрасту».
Подъехал троллейбус, и та девчушка ладненько первой взбежала на заднюю площадку. Что произошло, не знаю, но её неповоротливые подружки вдруг отказались подниматься в троллейбус и с ухмылкой смотрели на неё снизу вверх. Веснушчатый парнишка из их компании тоже замешкался в нерешительности и, чтобы сгладить свою неловкость, с клоунским смехом указал на ту девочку пальцем. Его веселье разделила вся группа. Когда друзья-товарищи решили, что их подружке пора бы выйти поскорее из троллейбуса, та вдруг насупилась. Конопатый парень затревожился и начал звать её, забеспокоились и девицы. Хоть и покуражились они над ней, но без неё им было не обойтись. Но она выдерживала характер. Троллейбус не торопился с отходом. Тут на площадку поднялся один из парней. Он говорил со «строптивицей» спокойно, как бы увещал, просил не обижаться. Даже приосанился. В этот момент парубок, вроде как ещё подросток, показался мне достойным мужчиной. Девчушке уж очень не хотелось оставаться в одиночестве. На её лице играла нерешительность, вот-вот она уже собралась вернуться к своим, но опять заупрямилась. Троллейбус тронулся. Тот парень спрыгнул с подножки, его чуть придавили закрывающиеся двери. Троллейбус увёз девочку, а её сокурсники остались стоять на остановке в растерянности.
- Вот и обидели пострелёнка всем коллективом, - сказал Гамлет.
- Но она сама мне показалась не из робкого десятка.
- Я не исключаю, что её подружкам достанется от неё, - продолжил специалист по субкультуре, - А того парня, которого дверьми чуть не прищемило, я бы взял на заметку. Гонители всегда в избытке, а защитников почти не бывает. Он из последних, - заключил Гамлет.

Наверх


Толстушка




Наверх


Две девочки




Наверх


Путкуна


Стояла 40-градусная жара. Я спешил домой, скорее бы под душ. На улице Пиросмани, что вела к Молоканской площади, где я жил, меня остановил один странный субъект. Тараща глаза, шамкая беззубым ртом, старичок возмущенно говорил мне:
- Там над одной полненькой девицей издеваются. Во всю её водой поливают. Простудится ведь. Надо сказать её отцу...
Он называл её по-грузински «путкуной» или «пышкой» по-русски.

Этот тип показывал в направлении конца улицы. Я ему заметил в урезонивающем тоне, что в такую жару она не простудится, и продолжил путь. А старик не унимался и начал приставать к другому прохожему.
Поближе к концу улицы явственнее были слышны легкомысленные разудалые крики молодых людей. Они были в разной степени промокшими, но одинаково возбужденными. Подкрадываясь друг к другу, каждый из них норовил облить водой соперника и потом с воплями ретироваться под арку во двор, где находился кран. Я осмотрелся вокруг, но «пышку» не увидел. Даже приостановился, чтобы убедиться, что никто ни над кем «не издевается». Того гляди, правда без вмешательства отца не обошлось. Тут меня случайно облил из бутылки чернявый мальчишка. Я застыл на месте, пережидая шок от неожиданности. Малец извинился и убежал.
Я не стал возмущаться его «хулиганской выходке» и уже удалялся, когда краем глаза заметил её.
... Грациозно и крадучись из-под арки появилась полненькая босоногая девица. Большие чёрные глаза смотрели с хитринкой, алые губы лукаво улыбались. Высматривая «жертву», «путкуна» держала на изготовке ведёрко с водой... Чёрные как смоль мокрые спутанные волосы. Мокрое платье облегало пышные формы – девичью грудь, полные бёдра, красивый овал попки... Её лицо пылало от преисполнявшей её весёлости.

Наверх


Марина




Наверх


Подростковые игры


Мальчишки собирались на чердаке заброшенного дома. «Резались» в карты и сплетничали, делились своими познаниями. Вано знал, как будет слово «задница» на 25 языках. Не исключено, что выдумывал. Один умник показал, как можно измерить своё мужское достоинство - средний палец максимально втягиваешь вовнутрь и его кончиком касаешься ладони и потом линейкой измеряешь расстояние между точкой касания и кончиком пальца. Темо поведал, что зашёл по какой-то надобности в дом учительницы по английскому языку и увидел «её голую тень». Окно в ванную было закрашено, так что через него можно было видеть только силуэт... Я был вне конкуренции, заимствовал слова из медицинской энциклопедии. Даже нарисовал матку в разрезе. Хихикали вдоволь.

Я был хорош собой. Блондин с голубыми глазами - большая редкость для грузинской глубинки. Девчонки поглядывали на меня, шушукались при моём появлении. Уже в Тбилиси, будучи студентом университета, изучая классическую литературу, я понял, что ещё в подростковом возрасте мне выдалось познать прелесть буколических игр... Дёрнув кого-нибудь из девиц за косу, мальчик во весь дух нёсся по зелёному газону огромного школьного двора, а девочки шумной стайкой гоняли его, вроде, как пастушки преследовали Дафниса. Неожиданно я разворачивался и бежал им навстречу. По инерции они проносились мимо. Их щёки горели румянцем - от того, что запыхались или... от удовольствия.
Была среди них разбитная девица Валя. Она догнала-таки меня. Тут произошло неожиданное. Девочка прильнула ко мне и сильно прижалась губами к моей щеке. Никто ничего не понял. Меня, кажется, одарили поцелуем. В тот момент мне показалось, что некто ведёт себя странно.
С той поры в пылу детской суеты и маеты на мне остановился пристальный взгляд. Так смотрела Валя. Глаза у неё были чёрные и как будто печальные.
Я не знал, как реагировать на это. Мне ничего не стоило осадить её, бросить: «Чего пялишься!». Но откладывал.

Как-то меня поколотил второгодник Бено. Я сидел за партой один, всеми покинутый. Вдруг ко мне подсела Валя и тихо спросила, не больно ли мне. Никто не замечал нас. Она провела своей рукой по моим волосам. Я не сопротивлялся. И тут на меня нашло. Как помню, в первый раз жизни защемило сердце. Позже стал осознавать, что так проявляет себя моя тревожность. Неведомые чувства пугали, но казались сладостными. Я открыл для себя очарование своей отдельности от всех - одиночества. Она делила одиночество со мной.

Эту Валю считали малахольной. Вся её семья была чудной. Они приехали из российской глубинки. Вернее, отца, военного, перевели к нам в городок. Валя и её сестра учились в русской школе при военной части. Её мать - белесая баба говорила очень громко. Ей дали прозвище - «радио». В одно утро она вышла на балкон и разбудила соседей гомерическим смехом. Сбивчиво рассказала, что младшенькая заснула с булкой в руке. Ночью к булке подобралась крыса и заснула у спящей девчонки на животе. Утром сцену застала мать.
- Не хотелось их будить, так мило было, - давясь от смеха, рассказывала белесая баба.

Я ничего не стал рассказывать на чердаке. Что я мог сказать? То, что у меня дискомфорт в левой груди, и что в этом виновата дурнушка Валя. Но произошёл случай, когда я уже вполне членораздельно мог поделиться впечатлениями.
Мой отец был врачом. Он практиковал на дому. От клиентов не было отбоя. Когда начинался осмотр, дверь кабинета закрывали, когда заканчивался, дверь открывали. Было слышно, как отец слабо сопротивлялся, когда ему предлагали гонорар.
В тот вечер на приём Валю привела мать. Открывая дверь, я слышал как басила её матушка. На случай визита к врачу Валя тщательно помылась. От неё пахло дешёвым земляничным мылом. Новое платье ещё пуще выдавало её болезненную худобу. Девочка несколько зарделась, увидев меня. Отец проводил их в свой кабинет. Некоторое время оттуда доносились приглушённые звуки «радио». Потом она замолкла. Тишина была продолжительной. Зазвонил телефон. Спросили отца. Я постучал в дверь кабинета и позвал его. Он вышел и поспешил к телефону. Аппарат находился в другой комнате. Впопыхах отец плохо закрыл дверь, и она приоткрылась...
В проёме приоткрывшейся двери я увидел Валю. Она стояла вполоборота. Нагая, с потупленной головой. Одна рука прикрывала грудь, другая опущена. Костлявая спина плавно переходила в овал попки. Лёгкий сквозняк со стороны двери привлёк её внимание, она обернулась. Наши взгляды встретились. Валя осталась стоять и не делала суматошных попыток прикрыться. Я увидел, как её чёрные глаза наливались влагой. Кажется, собиралась расплакаться. Её мать сидела в глубине комнаты и не могла меня видеть. Из оцепенения меня вывел голос отца. Он с кем-то прощался по телефону.

На следующий день перед уроками я встретил Валю в буфете. Её лицо, глаза были такими же, как вчера, грустным. Я купил четыре пончика, угостил её и убежал.
После уроков на чердаке я потчевал компанию словом «кинеде» и не позволял себе ничего личного.

Никто не замечал нашего «интима». Однажды после урока мы остались вдвоём, сидели за партой и будто что-то вычитывали из книги. На самом деле меня одолевал нетерпёж. Тут Валя положила голову мне на плечо. Я вытянулся в струнку. Она прижалась ко мне и пальцы её правой руки лёгкими прикосновениями стала путешествовать по моей груди. Она не сопротивлялась, когда я правой рукой проник под полу платьица и принялся гладить атлас её ног... Ощущение было таким острым, что на некоторое время у меня помутнело в глазах.

На следующий день к компании на чердаке прибился Григол. Он был рыжий и толстый. Ему нечем было поделиться с нами. Толстяк долго ходил кругами, пока не принёс «новость» - его соседка и наша с ним общая одноклассница Валя пришла вчера в школу без... штанов. Григол уверял, что в подъезде их дома после школы, когда она поднималась по лестнице наверх, на свой второй этаж, он глянул ей вслед и... увидел. Я вспыхнул, услышав такое, но быстро собрался, чтоб не привлекать к себе внимания.
- Вот почему она весь день такая тихая была! Перед тем, как сесть, платье аккуратно подберёт, - пытался подогреть интерес к сенсации рыжий толстяк.
Григол не унимался. Он рассказал, что младшая сестра Вали иногда выскакивает нагой на балкон.
- Выбежит голышом, повернётся то так, то этак, и шмыг обратно в комнату. Сам видел, - говорил он.
- Эта та, у которой на животе крыса спала? - последовал уточняющий и обескураживающий вопрос. После него толстяк больше не возникал.
Я молчал. Более того, мне показалось, что мои чувства оскорбили.

Скоро чудное семейство уехало. Отца перевели на другое место службы.

Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Гурам Сванидзе
: Девочки. Сборник рассказов.
Сборник чудесных небольших рассказов - вы, читатели, наверное, догадались, ага? - о девочках. Самых разных. Весёлых и грустных, красивых и не слишком, счастливых и не очень.
14.09.11

Fatal error: Uncaught Error: Call to undefined function ereg_replace() in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php:270 Stack trace: #0 /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/sbornik.php(201): Show_html('\r\n<table border...') #1 {main} thrown in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php on line 270