О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Миша Мазель: Секреты пряденья.

Недавно услышал такое выражение: "лирический герой обращён лицом назад". По-моему, это именно то, что стоит сказать о стихотворениях Михаила Мазеля, русского поэта, а ныне - эмигранта. Эмигрантские мотивы угадываются в этой подборке без труда: это и тоска по снегопаду, и "кадры" каких-то очень знакомых, типично советских детства и юности, и взгляд на Восток... Стихи длинноваты, и, видимо, объясняется это тем, что автору нужно пространство для того, чтобы выговориться. Читать их лучше спокойно, вдумчиво, не гонясь за строчками и не пытаясь уловить какой-то особый ритм. Потому что главнее здесь не ритм, а повествование.

Редактор отдела поэзии, 
Родион Вереск

Миша Мазель

Секреты пряденья

2012

Бабочки Булочки для поэтов Кульбит Мир одуванчика (На молоке) Две стороны Секреты пряденья (Бетховен. 17-я соната. Третья часть) Лицо, подставленное свету


Бабочки




Наверх


Булочки для поэтов




Наверх


Кульбит


Два мальчика глядят на первый снег,
как я на них в дарованном нам сне,
как ты нагая за движеньем глаз
моих. Как будто в первый раз
слежу я за паденьем платья на пол.
Везувий, украшающий Неаполь,
страшит неотвратимым: ведь кальдера
напоминает каску гренадера,
чай пьющего в преддверье новых битв.
Один из нас готов свершить кульбит.

Снег засыпает город, словно пепел.
Нет ничего смятения нелепей.
Лепя свой легион под зонги зим,
шепчу как твой наряд неотразим,
неотделим от шелеста белья...
Опять мой дом покинул стапеля,
взлетел, а может, погрузился в день,
на крыльях платья полетел в «нигде»,
двум мальчикам неся снежинок рой,
а мне лекарство справиться с хандрой.

Два мальчика... который мой двойник?
Они к окну, а я к тебе приник.
Снег осыпается опять с ресниц на грудь.
Я снова влез в рисковую игру,
хотя,.. признаться влез уже давно.
Когда? Когда... Когда смотрел в окно.
Когда сказал мне тихо старший брат
«Скорей бежим глядеть на снегопад.»
Когда мы с ним не знали этих слов.
Когда не ведали что есть добро и зло.

Пока они бегут к окну крича:
- Смотрите, - и на кухне стынет чай,
мной недопитый - платье будет падать...
Пока?.. Пока мне это будет надо.
Мне это надо... Это ли не сон?
Чтоб падал снег вращаться колесо
должно. Застыл в руке моей рычаг.
Паденье платья, кровь разгоряча,
притягивает, замедляя бег...
Два мальчика глядят на первый снег.


Наверх


Мир одуванчика (На молоке)


Взглядом скользить по горам и верхушкам
и ничего не спросить -
................. лишь скользить, словно струны
................................................... учить тихо скрипнуть.
Палец отдернуть и дунуть без страха
............................................ разрушить.
Мир одуванчика.
Дунуть,
.... ответив “ожог”.
Ночь по щекам и макушкам и...
Где-то рожок
.. предвосхищает заливистый лай:
................................................ чу,.. охота.
Мальчик толкает болванчика пальцем.
..................................... Кивок головы.
(Что еще ждать от него – доброхота).
.................................. Молвы?
Лишь пожеланье “седлай” и доступно скитальцу,
как продолжение скрипа натянутых струн.
Вновь никого. Только выросший в рунах валун.
Выросший?
Вросший?
Боишься – они удручат?
Руны молчат. Нет – кричат,
................. что сравнительно близко, не так ли?
Можно охрипнуть, играя спектакль в театре теней.
Горы могучи, но небо зачем-то сильней.
Небо как холст
............ (только краски подвластны не нам).
Кто наблюдатели?
.... Мы – одуванчика семя.
На молоке...
... Потому и парим над водой,
............ взглядом скользя по горам и верхушкам.
Игрушки.
...... Горы игрушки у времени...
.................... Лес лишь орнамент.
И никого за спиной пять веков уже нет?
Небо...
... Что небо – раскрученный древний пергамент.
Шепот плаща и
....... ещё один ангажемент.


Наверх


Две стороны




Наверх


Секреты пряденья (Бетховен. 17-я соната. Третья часть)


Как гладь океана в затишье волниста...
В дыхании клавиш таится дорога.
Не надо смотреть на лицо пианиста.
Не надо пытаться услышать в нем Бога.

Постичь тайну пальцев? Как душу? Не стоит.
Секреты пряденья сильней пониманья.
Но воли не хватит промолвить “пустое”.
И бег... По волнам? Это вовсе не мания.

Лицо запрокинуто к небу. Простите.
Сквозь музыку вы не услышите хруста.
Нет, он не страдалец. Не демон. Не мститель.
Он звук? Он повсюду, где было бы пусто.

И бег по волнам, что огня полыханье.
Простите: сегодня погашены свечи.
Так легче расслышать, как льется дыханье
сквозь плавную темень на кисть от предплечья.

Не тешьте надеждами скорой разгадки.
Не раньте себя, осознав невозможность.
Ведь в шторм океан ослепительно гладкий.
Прекраснее нет слова... Слова “тревожно”.

Но бег по волнам - он всегда возвращенье.
От боли до боли. От счастья до счастья.
И те, кто не понял – достойны прощенья.
И в этом прощенье срастаются части.

Портреты любимых останутся в тайне.
На кончиках пальцев одна только Вера.
Нет слаще подарка, чем Выбор скитаний,
застыв лишь на миг в темноте у барьера.

Не надо смотреть на лицо пианиста:
он, дав нам свободу, собой недоволен.
Прощальный подарок дрожаньем тернистым
от счастья до счастья, от боли до боли.


Наверх


Лицо, подставленное свету


Свет лунный сплетается с солнечным в жгут,
и капли вскипают, касаний дождясь,
ладони и лица без умысла жгут,
печальными блёстками в косы впрядясь.
И всё – ничего. И не ночь, и не день.
Ни выдох не сделан. Не задан вопрос.
Нигде не заметить мельканья недель.
Орган папирос незаметно подрос.
И кто объяснит, почему так болит
(почти незаметно, незримо для лиц)?
Свет лунный и солнечный, словно болид,
рутину внезапно прорвёт верениц.
По Вере отпустят и спросят по ней.
Ты вышел на край - так покрепче держись.
Схватился? Тогда не пугайся огней,
и ветра не бойся, что бьётся во ржи.

Внизу, затаившись, уснул океан:
во ржи, и в лесах, и в людских волосах.
Однажды опишет полёт Лукиан.
Напуган? Тем более жгут не бросай.
Роса засверкает, листва задрожит.
О, радость моя, появись не спеша.
Прошу, сбереги от личины ханжи.
Не выйдет “не сразу” – не дай ни шиша.
Не ночь и не день. Впрочем, всё – ничего.
Та боль не проходит – так лучше для всех.
Свет лунный и солнечный в виде снегов
баланс не нарушат сугробом потех.
По Чувству одарят, с него и возьмут.
Не стоит жалеть ни улыбок, ни слов.
Путь млечный на лоб повяжи как тесьму,
но жгут не бросай, чтоб тебя не снесло.

От Звёзд до Земли - как от песни до строк,
Но каждая строчка – над бездной мосток.
И всё – ничего. И всему есть свой срок.
И свет наполняет собой лепесток.
Какого цветка? Да не всё ли равно.
Он плавно спускается вниз на ладонь.
Боишься обжечься? Сомненье верно.
Болит?.. Ты, пожалуй, о том не долдонь.
Он не справедлив? Он коварен, наш Мир?
Сомненья и чувство, как капли, бегут.
Чтоб дверь отворилась, чтобы скрипнул шарнир
свет лунный сплетается с солнечным в жгут.
Что дальше? Шагнем мы от счастья и бед.
От них или к ним? Это новый вопрос…
Зачем ты лицо запрокинул на свет?
Чтоб к звёздам взметнулся сверкающий трос.


Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Миша Мазель
: Секреты пряденья. Сборник стихов.
Эмигрантская лирика. Взгляд с Запада на Восток, из Дождя в Снегопад, из настоящего в прошлое
02.02.12
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/mikmazel>Миша Мазель</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/6145>Секреты пряденья</a>. Сборник стихов.<br> <font color=gray>Эмигрантская лирика. Взгляд с Запада на Восток, из Дождя в Снегопад, из настоящего в прошлое <br><small>02.02.12</small></font></td></tr></table>


О проекте:
Регистрация
Помощь:
Правила
Help
Люди:
Редакция
Писатели и поэты
Поэты и писатели по городам проживания
Поэты и писатели в Интернете
Lito.Ru в "ЖЖ":
Писатели и поэты в ЖЖ
Публикации:
Все произведения
По ключевым словам
Поэзия
Проза
Критика и публицистика
Информация: