О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Виталий Белоусов: Постоим у зеркала.

Во времена СССР было принято делить мир на первый, второй и третий: Запад, "соцлагерь" и всё остальное.
Как поделить мир современный, понятно гораздо меньше. Зато теперь делят Россию - на те же миры: первый, второй и третий.
Первый - конечно, Москва. Второй - Питер, Нижний, Екатеринбург. Ну, и третий - всё остальное.
Рассказы Виталия Белоусова - голос этого третьего мира. Где вода - в колодце, дрова - в сарае, автобус придёт неизвестно когда, а в районной газете некому работать. А уж сколько платят за эту работу - об этом помолчим.
Но этот мир сохранил что-то, утраченное в столицах. Его голос умён и ироничен, наблюдения точны, а мысли актуальны.

Редактор отдела прозы, 
Елена Мокрушина

Виталий Белоусов

Постоим у зеркала

2012

На поводу у чужой лени Постоим у зеркала Помощница


На поводу у чужой лени


Месяц назад я переселился на новую улицу и теперь возвращаюсь с работы домой вместе с начальником отдела. По пути нам.
А идти с ним - одно наказание. Мороз дерет за уши. Поземка бьет в лицо. Погода не для прогулок, а Петрович, как назло, ступает не спеша. Не сказать, что улицей любуется. И головы не поднимает! Не сказать, что закаляется или же ему меньше холодно, чем мне. И шапку надвинул, и шарфом обмотался, и руки глубоко в карманы засунул. А как съежился! И разговоры между нами - ни о чем. О пустяках всяких...
Но я терплю. В моих же интересах. Недавно, по дороге, Петрович обмолвился как бы между прочим: "Не вовремя уволился заместитель... Кого б поставить - ума не приложу". Он, правда, тут же повернул разговор на другую тему, да я не дурак, сразу смекнул: мне хочет предложить. Но почему не решается? Присматривается, что ли?
Подходим к перекрестку, где Петрович каждый раз держит меня как минимум сорок минут. Основной людской поток уже схлынул. Торопятся в тепло и редкие прохожие. И нам бы расстаться, да Петровича, чувствую, опять не тянет домой. Становится в затишек у забора - на наше привычное место, и как ни в чем не бывало продолжает свои тары-бары. Не слушаю почти. Расстроено топчусь на пятачке, раздраженно обзывая себя тряпкой. И неудобно первым подать руку начальнику, чтобы проститься поскорее. И про повышение совестливо спросить. А может, осеняет мысль, он ждет, когда я приглашу к себе?! Ждет этого давно, а напроситься стесняется!..
- Ко мне заглянем?- нерешительно предлагаю я.
- Нет-нет,- отмахивается Петрович,- Давай тут постоим. Еще немножко,- он смотрит на часы на руке.- Уже за половину седьмого перевалило. Постоим, а?
- Как хотите,- пожимаю плечами,- Хотя...- держу свою линию, зная, что порядочные гости всегда сначала отказываются. - В такую погоду и по сто граммов не грешно...
- Да что ты!- удивленно таращится на меня Петрович.- Я даже пива не пью. И тебе не советую. От водки и вина человек деградируется.
- Не подумайте! Я не пью,- спохватываюсь я.- Это я просто... Так говорят, когда очень холодно. У нас дома и не бывает. Зачем?
-Да-да, я знаю,- согласно кивает головой Петрович.- Сегодня,- он начинает учащенно притоптывать ногами,- один знакомый встретился, на работу просился.
- К нам?- я подскальзываюсь и чуть было не сажусь в глубокий сугроб возле забора.- И вы берете его?
-ДА нет,- не попадая зуб на зуб, произносит Петрович.- По специальности не подходит. Учить надо. А когда?
- Разумеется,- подхватываю тут же я,- Работать надо. Учиться, конечно, тоже нужно... Я вот самостоятельно... Хорошие работники уже сегодня нужны. Правильно говорю?
- Таких бы нам побольше, как ты.
- Да я... Что я?.. - незамедлительно скромничаю, зная, что именно так и набивают себе цену.
- Да брось,- Петрович дарит мне улыбку, от которой на улице становится теплее,- Уж сколько лет мы вместе работаем! Я то тебя знаю. Исполнительный. Аккуратный. Грамотный. Дисциплинированный. Что еще для специалиста нашего профиля надо?
- Что правда, то правда: дело я знаю,- смелею неожиданно для самого себя.- Но во мне заложены еще большие возможности, способности! Честное слово. Вы увидите. Я...
Петрович ни с того ни сего, будто спохватившись, отходит от меня, выглядывает за угол на свою улицу.
- Вы домой?— ахаю я, догадываясь, что переборщил, перехвалился... Вот дурак!
- Нет-нет, остаюсь,- успокаивает Петрович,- минут десять еще можно... Постоим. О чем мы говорили?
- Я... У меня одно предложение есть,- не могу от волнения найти подходящие слова,- Наш труд... Ну, как это... Совершенствовать немножко можно. Я давно хотел вам сказать, да как- то...
- Ты о работе?
- Мы с документацией...
- Не надо, не надо. О работе - на работе, - Петрович пуще прежнего вжимает голову в воротник пальто. - Мне пора, кажется,- он опять выглядывает за угол,- А то и я продрог здорово, и тебя задерживаю. До свидания. До завтра. Ты для меня - больше, чем друг.
Я благодарно смотрю Петровичу вслед. Не ухожу до тех пор, пока он не добегает до своего дома, над крышей которого уже курится из трубы дымок.
Не иду домой, а лечу. Размечтался: сначала повысят в должности, потом заметят выше, а к этому времени я как раз поступлю в институт и закончу его. Еще я буду молод, когда стану большим начальником, у меня будет машина, дача, женщины…
С женой сталкиваюсь на калитке. Она выходит с пустыми ведрами навстречу. Злая - презлая.
- А, заявился наконец,- презрительно щурится она и укоризненно качает головой,- И за кого я замуж-то вышла! И головы-то у меня не было! Срам-то какой!
- Катя,- не понимаю я. - Катюша! Что ты? Я тебе новость принес. С Петровичем разговаривал. Послушай...
- Что слушать-то? Что слушать? Настасья Мартова недавно приходила... Весь район над тобой смеется!
- О чем ты, Катя? Погоди ругаться,- перебиваю я.
- О чем? Да ты у Емельяна, Настиного мужа, спроси. Он тебе объяснит.
- Я не пойму...
- Начальник-то твой раньше с Емелькой дружил...
- Ну и что?
- А то, дурная твоя башка, что раньше Емельян провожал домой твоего Петровича. И тоже по часу топтался вместе с ним, на перекрестке.
- Почему?- в полном недоумении и растерянно спрашиваю я. - Его на работу уговаривал? К нам? Да какой из Емельяна специалист?.. Ну, ты и даешь!
- Это ты даешь. Не в работе дело. Начальник-то твой - лодырь. Он чего домой не торопится? Да ждет, чтобы жена первой пришла, чтобы золу выгребла, дров и угля из сарая принесла, печку растопила!.. Емелька его быстро раскусил, а вот ты...
- Я сейчас воды принесу. Я печку растоплю...- хватаюсь за ведра, пытаясь забрать их у жены.
-Ну, милый... Я уже давно без тебя в этих делах обхожусь, - отстраняется она от меня и тяжело вздыхает.- А я тебя жалела, думала, у вас там работы Бог знает сколько. А ты, оказывается, на поводу у чужой лени... Сильна же лень! Крепче мороза.


Наверх


Постоим у зеркала


Любим мы костить чиновников разного ранга, мол, выбились вверх, сами лавры пожинают, а о простом народе и забыли.
Вот и мой приятель, Андрей, кроет их на чем свет стоит.
Не горячись, - сдерживаю его. - Если там окажешься, уверен, здороваться со мной перестанешь, а то и совсем забудешь, что я есть.
- Да я бы... Я бы... - вскипает приятель.
- Не божись, - говорю, - Встречался с такими, и не раз...
Недавно долго стояли с ним на трассе, на остановке. По расписанию уже должны были пройти два рейсовых автобуса. Людей собралось немало. Волновались: кто-то торопился к поезду, кому-то надо было попасть за справкой в учреждение к назначенному часу, кому-то - в больницу…
- Вот видишь... Не могут навести порядок... - ворчал без конца Андрей. - О чем думают наши депутаты? Куда смотрят власти? Сами на иномарках разъезжают.
Очередной автобус, конечно, пришел переполненным.
Мы с Андреем возвращались домой, нас ждал отдых после командировки. И мне было жалко людей, терявших время, больно было смотреть на уставшую женщину с ещё более уставшим ребенком.
Приятель в числе первых ринулся к раскрывшейся двери, в которую, казалось, уже невозможно было протиснуться.
- Куда вы прете?! - кричали из автобуса. - Нам самим ногу некуда поставить. Ждите другой автобус. Трогай, водитель!
Я посторонился от жаждущих попасть в автобус, опустил сумку с вещами на землю.
- Всем надо ехать! - услышал голос Андрея. - Продвиньтесь в середину салона!.. Да что вы за люди! Лишь бы самим... Продвиньтесь же! Всем ехать надо.
То ли пассажиры чуть продвинулись, то ли на Андрея нажали штурмующие автобус, но все же он с тремя счастливчиками оказался на площадке.
- Чего ты стоишь? Чего ждешь? Разиня! - закричал он на меня, но я не сдвинулся с места, только махнул ему рукой.
Андрея толкали, умоляли продвинуться, взывали к совести.
- Куда?.. Куда вы прете?.. - отбивался он от наседавших снаружи людей. - Сам на одной ноге стою. Держаться не за что. Не видите? Другим автобусом уедете. Закрывай, водитель, дверь!
Я расхохотался. Автобус тронулся.
- Нашел, над чем смеяться, - неодобрительно буркнул мужчина, стоявший рядом со мной. - Рейсовый будет через два часа. А на попутной... Не всякий шофер возьмет. Не приходилось голосовать?
До города все мы, счастливые, добрались на микроавтобусе - с одного объекта на другой перевозили строителей.
С приятелем встретился вечером. И опять он, бедолага, недоволен:
- Ты слышал, в нашем министерстве снова портфели делят?.. Привилегий им, видите ли, не хватает... Когда им о нас-то заботиться?.. Не знаю твое мнение, а я не уважаю людей, которые только о себе и думают... Чего ты смеешься?..


Наверх


Помощница


Ко мне в кабинет заглядывает редактор.
- Где Раиса? – спрашивает. – Отправил на задание? Я и сам хочу ей две темы подбросить.
Отрываюсь от рукописи, прошу молительно:
- Переведите ее в другой отдел, Иван Митрофаныч... Забот у меня и без нее навалом…
- Ну, милок… Корреспондента просил? Просил. Я тебе дал? Дал! Вот и работай с ним! Девушка библиотечный техникум закончила. Много читает, стихи пишет. Готового журналиста мы не найдем для районки.
- Иван Митрофаныч…
- И слышать не хочу, - редактор прикрывает дверь.
Стук ее каблучков доносится с лестничной площадки. Я досадливо морщусь, тяжело вздыхаю.
В кабинет Раиса врывается запыхавшаяся и раскрасневшаяся. На мгнове-ние задерживается возле зеркала, бросает сумочку на подоконник и устало плюхается за свой рабочий стол – в пяти шагах от меня.
- Представьте, - начинает оживленно докладывать, - забежала к подруге и взяла у нее выкройку… Встретила другую подругу, а та приглашает меня на свадьбу… Заглянула в магазин, а там апельсины дают, пришлось в очереди постоять… В киоске французские духи выставили, а у меня денег нет… А по радио стихи Пастернака читали. Вы слышали?..
Я готовлю срочную статью в очередной номер газеты. Слушаю вскользь, но чтобы не обидеть девушку, автоматически поддакиваю, стараюсь хоть на доли секунд жаловать ее своим взглядом, однако взгляд-то – отчужденный, равнодушный...
- Я вам мешаю?- догадывается Раиса. – Не буду, не буду… Работайте…
Она шумно перебирает бумаги на столе, перелистывает подшивку газеты, что-то принимается писать… Я беру себя в руки, чтобы не взвыть… Откидыва-юсь на спинку стула, жду…
- Андрей Петрович, помогите мне, пожалуйста, - поднимает она голову.
- Что? – стараюсь скрыть недовольство.
- Как мне начать?
- Что начать?
- Да информацию! О подсобном хозяйстве. Подскажите, с чего начать? Потом свое допишете…
- Так я ж не знаю…
- А я вам расскажу… На ремзаводе решили откармливать свиней. На каж-дого работника предприятия будет приходиться в год до тридцати килограммов мяса…
- Это хорошо, что так решили… Вот и пишите…
- Но думаю, еще о чем-то надо было спросить, дополнительно…
- А чего ж не спросили?
Я сочувственно смотрю на Раису.
Девушка киснет.
- Иван Митрофаныч забросал меня заданиями, - чуть не плачет она. – Про-сит давать побольше разной информации… Если б про библиотеку, я бы легко… А то – культура, торговля, медицина, спорт, сельское хозяйство… Он не рассказывает, как что делать, а я ж во многих вопросах совсем не волоку…
- А вы не дожидайтесь, пока он вам разъяснит… Не стесняйтесь спраши-вать…
- Пробовала… А он в ответ: справитесь, а если не будет получаться, Анд-рей Петрович с удовольствием поможет…
- Ну-ну, - хмыкаю я, и улыбаюсь.
- Так помогите, пожалуйста…
- С удовольствием, - я стараюсь не показывать свое раздражение. – Пи-шите, предположим, так… «В нынешнем году коллектив ремонтного завода на-мерен уделить неослабное внимание развитию подсобного хозяйства».
- Да нет, это же шаблонно, - возмущается Раиса.
- А как иначе?.. Я на ремзаводе давно был, не в курсе дел…
- Ну и ладно, - успокаивается девушка, соглашаясь со мной.- Как вы ска-зали?.. «Немало…».
Я членораздельно повторяю фразу.
- А дальше? – мило улыбается Раиса.
- Дальше?.. Ну, пишите… «Этот вопрос сейчас рассматривается на одном уровне с основными производственными проблемами». Сойдет так?..
- Конечно, Андрей Петрович! Только, - она виновато смотрит на меня, - я не запомнила…
Диктую предложение, как обычно учитель в школе пестует первокласс-ников.
- Спасибочко… Я вам признательна! - обрадованная Раиса уносит выстра-данную информацию в набор.
Я не успеваю разобраться в своих бумагах, как она негаданно быстро воз-вращается – окрыленная, счастливая в творческом порыве.
- А эту заметку сама напишу, - обнадеживает меня уверенно. - Подобную уже готовила…
Она роется в подшивке газеты, склоняется над чистым листом бумаги.
Я знаю, что затишье не надолго, но все же пытаюсь вникнуть в свои руко-писи в поисках утерянных мыслей, стараюсь сосредоточиться.
Слышу бормотанье…
- Далеки… Они далеки, - Раиса грызет авторучку и поглядывает на меня. – От чего далеки? – спрашивает.
- От совершенства! – не долго думая, выпаливаю я.
- Да нет, - Раиса закатывается от смеха. – Я не о качестве продуктов… Не о мастерстве… Я - о женщинах…
- Не понял…
- Одна женщина парикмахером была, другая – швеей, а теперь они на фер-ме работают. То в городе жили, далеки от сельского хозяйства были, а теперь вот – в село перебрались. Как мне об этом написать?..
- Так и напишите, - хмурюсь я.
- Я вот так начала, - Раиса вслух зачитывает небольшой текст и удостаивает меня проквасившимся взглядом. – Что дальше?.. Концовка ведь нужна…
- А в ваших записях что-нибудь еще осталось? – спрашиваю.
- Не, - Раиса виновато мотает головой. – Тут, - кивает на свою рукопись, - все изложила… Ну, хотя бы еще два предложения написать…
Я поднимаюсь из-за стола, подхожу к девушке.
- Погодите-погодите, - прошу, - я сам, - внимательно читаю, с трудом раз-бирая чужой почерк, а когда, наконец, соображаю что к чему, предлагаю на выбор два шаблонных варианта концовки.
- Не хотелось бы, - противится Раиса.
- А что лучшего можно придумать из ничего? – развожу я руками. – Вы, Рая, - советую, - поглубже узнавайте о том, о чем хотите написать. И работать вам будет легче. И материалы ваши будут интересными. И не спешите сразу од-ним махом выполнить все задания редактора.
- Спасибо! – от всей души она благодарит меня. – Теперь, - ставит точку, - отдыхайте! – подхватывается с места и уносит информацию на компьютер.
Я смотрю на часы, грустно вздыхаю и принимаюсь строчить на бумаге строку за строкой, не задумываясь слишком над содержанием статьи. Завтра читатели, возможно, и не заметят, что я схалтурил, а мне, знаю, будет жалко и стыдно, что в газете появилась куцая статья.
Звонит селекторный телефон. Поднимаю трубку.
- Написал? – спрашивает редактор. – Сколько можно канитель разводить? Материал давно пора в набор сдавать. Поторапливайся. Не забывай, что за то-бой еще две подписи под клише, сводка по молоку и комментарии к ней…
- Иван Митрофаныч…
- И слушать не хочу! Теперь у тебя помощница в отделе!
С обеденного перерыва возвращаюсь пораньше. Хоть бы Раиса, думаю, подольше дома задержалась, хоть бы куда по дороге надолго заглянула…
Открываю дверь в кабинет…
- А я вас давно жду, не могу без вас! – девушка встречает меня милой улыбкой. – Хотела сама написать информацию, чтобы вас порадовать. Но не получается. Подскажите…
- Про что? – устало вздыхаю я. – Рассказывайте, - и сразу подхожу к ее столу.
- Соревнования по волейболу прошли. Межрайонные. Наша команда вто-рое место заняла.
- Вот с этого и начните…
Звонит городской телефон, и Раиса берет трубку.
- Да-да, Валя… Это я… Я тебе уже звонила…
Я сажусь за свой письменный стол, перелистываю блокнот, задумываюсь над канвой будущего очерка. Две недели прошло, как встречался со знатным земляком, но так и не нашел время, чтобы рассказать о нем в газете.
Слышу, Раиса завершает свой долгий разговор с подругой.
- Ладно, Валюша, заканчиваю… А то я мешаю работать заведующему от-делом. Не даю сосредоточиться…
Она кладет трубку на рычажки аппарата, и тут же:
- Андрей Петрович, я готова… Помогите, пожалуйста…
Но вновь звонит городской телефон, и вновь Раиса опережает меня.
- Да-да… Это я… Хорошо, хорошо… Я бегу, прямо сейчас, - она опускает трубку. – Это из библиотеки позвонили, - объясняет, сияя. - Для меня статью подготовили… Я заказывала… Пойду, заберу... Хорошо?
Раиса и минуты не задерживается в кабинете. Хватает сумочку со стола, поспешно поправляет прическу возле зеркала и выныривает за дверь. Стук ее каблучков удаляется по коридору, доносится с лестничной площадки. Хлопает входная дверь.
В кабинет заглядывает редактор.
- Нет Раисы? – спрашивает. – Хочу две темы ей предложить… Правда, сложные они, но ничего… Думаю, справится… Ты и сам загружай помощницу, тебе же легче будет…



Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Виталий Белоусов
: Постоим у зеркала. Сборник рассказов.
Рассказы из жизни провинции, где вечные человеческие качества могут проявляться чуть иначе, чем в столицах.
20.07.12
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/beloysov2006>Виталий Белоусов</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/6369>Постоим у зеркала</a>. Сборник рассказов.<br> <font color=gray>Рассказы из жизни провинции, где вечные человеческие качества могут проявляться чуть иначе, чем в столицах. <br><small>20.07.12</small></font></td></tr></table>


О проекте:
Регистрация
Помощь:
Правила
Help
Люди:
Редакция
Писатели и поэты
Поэты и писатели по городам проживания
Поэты и писатели в Интернете
Lito.Ru в "ЖЖ":
Писатели и поэты в ЖЖ
Публикации:
Все произведения
По ключевым словам
Поэзия
Проза
Критика и публицистика
Информация: