О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Михаил Волков: Две миниатюры.

Представляем Вам ещё две юмористические миниатюры известного писателя Михаила Волкова, объединённые в один сборник исключительно музыкальной тематикой (обе номинируются на литературный конкурс "Бекар-2004"). Если кто не знает, Михаил Волков - известный автор-исполнитель, лауреат Грушинского фестиваля, а потому - уж он-то знает, что говорит!...

Редактор отдела критики и публицистики, 
Алексей Караковский

Михаил Волков

Две миниатюры

2004

Репетиция оркестра Страсти по гармонии


Репетиция оркестра


Дирижер: Стоп, стоп!  Никуда не годится. Музыки не слышу. Вот вы - что вы там играете?
Оркестрант: Я?
Дирижер: Да, вы. Что вы играете?
Оркестрант: Как что? Бетховена.
Дирижер: Какого к лешему Бетховена?
Оркестрант: Людвига ван.
Дирижер: Какого черта вы играете Бетховена, когда все играют Вагнера?
Оркестрант: Я не люблю Вагнера.
Дирижер: При чем тут любовь? Играйте – и все.
Оркестрант: Лично мне Бетховен ближе.
Дирижер: Мало ли что. Сказано Вагнера – значит, Вагнера.
Оркестрант: Бетховен, между прочем, был гений.
Дирижер: Спасибо, не знал. Вы играть будете?
Оркестрант: На здоровье. А Вагнер - антисемит.
Дирижер: Правда? Вот сволочь! Но велено играть.
Оркестрант: Любимый композитор Гитлера.
Дирижер: Правда? Вот скотина! Но играть надо.
Оркестрант: По мнению Ницше - скрытый еврей.
Дирижер: Правда? Вот мерзавец! Но играть придется.
Оркестрант: И рожа у него...
Дирижер: Действительно. Вот гад! Все, больше Вагнера не играем.
Оркестрант: Хотя композитор, конечно, великий.
Дирижер: Да. Но ведь сволочь!
Оркестрант: Создатель новой немецкой оперы.
Дирижер: Да. Но ведь скотина!
Оркестрант: Изобретатель оркестровой ямы.
Дирижер: Да. Но мерзавец!
Оркестрант: Блестящий музыкальный критик.
Дирижер: Да. Но еврей!
Оркестрант: Короче, если надо – могу сыграть.
Дирижер: Ну уж нет! Хрен ему собачий. Играем Бетховена.
Оркестрант: Вообще-то я уже как-то на Вагнера настроился.
Дирижер: А я сказал - играем Бетховена! «К Элизе». А если кто пикнет – будем играть Шнитке.

Наверх


Страсти по гармонии


Вчера по ТВ была передача про певца. Очень известный певец, у него еще фамилия какая-то такая... а вот имя забыл. Они с ведущей сидели за столиком, а сзади расположились музыканты. На барабане у них написано: группа «Ноги врозь». У певца в бокал было налито, бутылка рядом стояла, этикеткой от меня - не разберешь. У ведущей в бокал тоже было налито, но поменьше. А у музыкантов в бокалы налито не было, и самих бокалов тоже. Еще публика в студии сидела. У некоторых тоже налито было, но не в бокалы, а у кого как, сплошная самодеятельность. В общем, кто сам о себе не позаботился, тому только и оставалось, что слушать.

Сначала ведущая спросила певца, не помню как звать, о его творческих планах, и он рассказал нам о своих творческих планах. Потом, хоть об этом его и не спрашивали, рассказал поочередно о творческих планах соло-гитариста, ритм-гитариста, клавишника и барабанщика. Хотя мог бы этого не делать, потому что их творческие планы полностью совпадали с его творческими планами. Например, в его творческих планах стоит работа над его песней «Будь как бы моей», и в их творческих планах точно то же самое. Наверное, они свои творческие планы у него списывают, как сочинения в школе. Только в школе за это ругали, а здесь хвалят. Потом певец, как бишь его там, снова рассказал о своих творческих планах для тех, кто успел забыть, что он тут главный. Потом ведущая попросила певца, не помню, как звать, спеть что-нибудь. Он сказал, что в его творческих планах такие вещи предусмотрены, вылез из-за стола, взял микрофон, выдвинул правую ногу вперед, согнул правое колено, поднял левую руку вверх, согнул левый локоть. Сделался совсем готов петь.

Группа «Ноги врозь» сыграла вступление. Сначала соло-гитарист взял длинную ноту и долго держал ее, никому не отдавая, и при этом нежно так приквакивал. Потом, видимо, усовестился, отпустил ноту и кивнул барабанщику. Барабанщик размахнулся обеими руками и сразу попал по трем барабанам и четырем тарелкам. Все это грохнуло и зазвенело, и я вспомнил, что у меня посуда с утра не мытая, а третьего дня в большой кастрюле что-то пригорело, и пора бы уже отскрести. Барабанщик быстро успокоился и стал постукивать ненавязчиво. Бас-гитарист отыскал у себя самую толстую струну и проверил ее на прочность. Ритм-гитарист нащупал сразу все свои струны, извлек из них аккорд и начал его эксплуатировать. Клавишник расставил пальцы, оперся ими на отдельные клавиши и заскучал.

Певец разогнул колено, опустил левую руку, слегка рванул на себе воротник и спел первый куплет, где я с ним почти во всем согласился. На мою душу снизошел покой, о кастрюле я и думать забыл. Затем певец спел припев. Здесь у меня нашлись кое-какие возражения. Певец спел припев еще раз. Возражения окрепли и аргументировались. Потом еще шесть раз. После третьего мои возражения сделались менее обоснованны, а к шестому я их снял полностью. Сыграли проигрыш. Соло-гитарист заплел пальцы в косичку, вылез ими за пределы грифа и не сразу вернулся. Ритм-гитарист старательно забивал в гитару свой аккорд, а тот каждый раз вылезал обратно из динамиков. Барабанщик поддакивал и поднекивал, клавишник перелез на октаву выше и глядел снисходительно.

Отработали второй куплет. Он показался гораздо более сомнительным, хотя по тексту и по музыке ничем не отличался от первого. Покой, ранее снизошедший на мою душу, сменился тревогой по поводу озоновой дыры над Антарктидой. К третьему куплету я уже собрался как следует рассвирепеть на тему дошкольного образования в Марокко, но третьего куплета не последовало. Зато случился припев восемнадцать раз, после чего певец потерял надежду и некоторое время не пел, а горько покачивался с очень запрокинутым лицом и широко закрытыми глазами. Потом вернул лицо на место и рывком открыл глаза. Тут же все остальные оживились и засуетились, потому что это была уже кода. Барабаншик замахал всеми шестью руками и, судя по всему, попал по всему. Ритм-гитарист поменял свой аккорд на другой и стал им публично хвастаться. Соло-гитарист с разгону въехал в тональность и разнес ее вдребезги. Клавишник нашел остальные клавиши и надавил их все, и еще на что-то нажал ногой. Певец расставил ноги пошире и высказался в терцию с клавишником. По тексту выходило, что она их не любит.

Когда они поутихли, публика допила и похлопала. Ведущая допила и пожелала певцу творческих успехов. Певец допил и пожелал музыкантам творческих успехов. Музыканты пожелали себе бутылку со столика. Скрипача у них не было вообще.

Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Михаил Волков
: Две миниатюры. Сборник рассказов.

07.10.04

Fatal error: Uncaught Error: Call to undefined function ereg_replace() in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php:270 Stack trace: #0 /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/sbornik.php(201): Show_html('\r\n<table border...') #1 {main} thrown in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php on line 270