О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Георгий Белов: Сестра.

Мини-пьеса Георгия Белова производит странное впечатение. С одной стороны кажется, что чего-то в ней не хватает, вроде как какой-то изюминки. С другой стороны, вчитываясь в текст, понимаешь, что изюма там как раз более чем достаточно, залежи прямо таки этого изюма. Тогда появляется мысль, что что-то в этом тексте явно лишнее. Но с другой стороны - ничего из него не убрать, каждое слово будто на своём месте.
Вот так, с лёгким недоумением, и читаешь этот текст - драматургическую притчу о том, что своих внутренних драконов приручить гораздо тяжелее, чем совладать с внешними трудностями.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Дмитрий Савочкин (Диас)

Георгий Белов

Сестра

Мужчина
Ведьма

МУЖЧИНА: Не каждый день ведьма в гостях. Хотя какая она ведьма? Так, увлекается девочка. Не каждый день такие новости в газетах. Собственный брат объявлен в розыск. Это был бы позор семьи, если бы у нас была семья. Пашешь, крутишься, из кожи вон лезешь, а когда такие новости…

Звонит телефон

МУЖЧИНА: Але! Что? Мы же подписали контракт. Что? Это кидалово. Звонил? И что? Ладно, завтра созвонюсь, будем решать вопрос. Но никаких перечислений, пока не разберемся, ладно? Ну, молодец, хорошо. Все, давай.

Кладет трубку.

МУЖЧИНА: Не каждый день кидают. Не на тех напали, мы сами кого хочешь кинем. Ладно, завтра. Все завтра.

Входит Ведьма.

ВЕДЬМА: Привет, мыслитель.
МУЖЧИНА: Я же дверь запер, как ты вошла?
ВЕДЬМА: У тебя других проблем нет?
МУЖЧИНА: Извини. Я заждался. (обнимает ее)
ВЕДЬМА: У тебя ручка есть?
МУЖЧИНА: На. (протягивает)
ВЕДЬМА: Паркер? Стреляет без промаха. (пишет что-то в записной книжке)
МУЖЧИНА: Чуть не забыл, подожди. (звонит) Здравствуйте. Владимир Дмитриевич беспокоит. Мне бы столик. Хорошо, к десяти.
ВЕДЬМА: Мебель покупаешь?
МУЖЧИНА: Нет. Мы в ресторан едем.
ВЕДЬМА: Я уж надеялась, что мебель покупаешь. Мы будем сидеть у тебя, и нам будет не хватать столика.
МУЖЧИНА: Почему в ресторан не хочешь?
ВЕДЬМА: Не сегодня. Выпить есть?
МУЖЧИНА: Коньяк, мартини, бейлис.
ВЕДЬМА: Доставай.
МУЖЧИНА: Что?
ВЕДЬМА: Выпить.
МУЖЧИНА: Понято. Есть хочешь?
ВЕДЬМА: Спасибо.
МУЖЧИНА: Понято. Как день прошел?
ВЕДЬМА: В трудах. Устала.
МУЖЧИНА: Я заметил. Сглаз снимала?
ВЕДЬМА: Я не окулист. И ни с каких глаз я ничего не снимала. Водка есть?
МУЖЧИНА: Есть, но я думал…
ВЕДЬМА: Неси. (роется в сумке, достает странный предмет, часть какого-то ритуала)
МУЖЧИНА: (Протягивает рюмку) Пожалуйста.
ВЕДЬМА: Перелей в блюдце и принеси выпить. Тряпочку еще дай, ладно?
МУЖЧИНА: (приносит блюдце в водкой и бокал мартини и тряпочку) Пойдет?
ВЕДЬМА: Спасибо. (смачивает тряпку в водке и протирает предмет)
МУЖЧИНА: Что ты делаешь?
ВЕДЬМА: Инструмент восстанавливаю.
МУЖЧИНА: Я думал, ты из блюдца лакать будешь.
ВЕДЬМА: Не при тебе.
МУЖЧИНА: Слушай, а что это?
ВЕДЬМА: Тебе не интересно.
МУЖЧИНА: Интересно.
ВЕДЬМА: Мандала.
МУЖЧИНА: Ты и вправду считаешь себя ведьмой?
ВЕДЬМА: Я и есть ведьма.
МУЖЧИНА: Слушай, ты знаешь, я не особо люблю всю эту чушь.
ВЕДЬМА: Ты свою чушь любишь.
МУЖЧИНА: Если ты мне наколдуешь беспроцентный кредит, я изменю свое отношение.
ВЕДЬМА: Если и сделаю, то что? Через неделю опять деньги искать будешь. Я брошу это занятие, если беспроцентный кредит сделает тебя счастливым.
МУЖЧИНА: Не о счастье речь. Я про реальную жизнь, понимаешь?
ВЕДЬМА: Я-то понимаю. Ты вот понимать не очень любишь.
МУЖЧИНА: Маша, я сам в институт поступал. Учился, а по вечерам работал. Я сам банк создавал. Банк развалился, я остался. Меня чуть не убили. Потом машинами занимался, потом инвестициями. И сейчас вот этот мартини, прости за банальность, стоит здесь только потому, что я знаю, что такое реальная жизнь.
ВЕДЬМА: У тебя брат есть?
МУЖЧИНА: А что?
ВЕДЬМА: У таких, как ты всегда есть брат. Это не всегда сын твоей матери, но он всегда есть, точно. Хуже, когда это действительно твой брат. Что ты к нему испытываешь?
МУЖЧИНА: Слушай, он бестолковый абсолютно. Я ничего к нему не чувствую, если хочешь. Мне вообще плевать.
ВЕДЬМА: Врешь. Я чувствую, у вас сложная связь.
МУЖЧИНА: Маша, ты очень интересная и симпатичная девушка, но все эти разговоры для меня пустой звук. Ну, допустим, у меня есть брат. Не о том речь. Я очень хочу начать, наконец, нормальную жизнь. Жениться, обзавестись нормальным домом. Чтоб я приходил с работы и… ты понимаешь, я надеюсь?
ВЕДЬМА: Понимаю. Ты приходишь, а я в фартуке картошку чищу. Ты устало улыбаешься, а я радуюсь, радуюсь. Ты целуешь меня и начинаешь снимать ботинки.
МУЖЧИНА: Ты, конечно, хочешь независимости. Ты умная, ты современная.
ВЕДЬМА: Нет. Даже ведьмы чистят картошку.
МУЖЧИНА: Слушай, ну может, ты покажешь мне что-нибудь? Я серьезно. Ты мне очень нравишься, но я не верю в то, чем ты занимаешься. Можно?
ВЕДЬМА: Я устала.
МУЖЧИНА: Прости. Я понимаю. Наверное, я не к месту попросил, но, пожалуйста.
ВЕДЬМА: Ты ведь даже не знаешь, что произойдет.
МУЖЧИНА: Ладно, перестань. Ничего особенного не надо. Драконов не надо, исчадий всяческих. Так, по мелочи.
ВЕДЬМА: По мелочи. Ты меня довести хочешь?
МУЖЧИНА: Нет, я просто хочу убедиться в том, что все, о чем ты говоришь, существует на самом деле.
ВЕДЬМА: «Существует на самом деле». Если бы ты только знал, что существует на самом деле, кроме беспроцентных кредитов. Ты же сам дракон. Я ведь тебя не смогу контролировать, я устала, понимаешь?
МУЖЧИНА: Начинай.
ВЕДЬМА: Берешь на себя всю ответственность?
МУЖЧИНА: Начинай.
ВЕДЬМА: Вещи твоего брата есть?
МУЖЧИНА: Нет, наверное. А! Вот, кепка осталась. Он ее забыл как-то, а я не вернул. Тоже забыл.
ВЕДЬМА: Подойдет. (набрасывает пальто, надевает кепку, заправляет волосы так, что становиться похожа на мальчика)
МУЖЧИНА: Братец? Что это ты зашел?
ВЕДЬМА: Соскучился.
МУЖЧИНА: Ага, я поверил. (она хочет подойти к нему) Стой где стоял. Про тебя уже в газетах пишут. Грабежи, убийства, баб трахали в подвалах. Фото есть, «Женя, шестнадцать лет». Такой вот хороший у меня братец.
ВЕДЬМА: О жизни брата узнаешь из газет? На тебя похоже.
МУЖЧИНА: Ты, братец, совсем опустился. И чего тебе тут надо?
ВЕДЬМА: Сам знаешь, денег стырить.
МУЖЧИНА: Я же дверь запер, как ты вошел?
ВЕДЬМА: Ты меня сам пустил.
МУЖЧИНА: Вот еще новости. Значит так, проникновение с целью хищения личного имущества.
ВЕДЬМА: Перевод на канцелярский язык. Отлично. Ну что, я пойду?
МУЖЧИНА: Тихо-тихо. Куда это ты пойдешь? Ты меня обокрасть хотел.
ВЕДЬМА: А ты в милицию позвони.
МУЖЧИНА: Именно так. Именно. (хватается за трубку, но снова берет газету) Слушай, братец, один вопрос можно?
ВЕДЬМА: Конечно. Приятно с братом поговорить.
МУЖЧИНА: А что у вас компания такая странная? Стержнев Сергей, тридцать семь лет, Юля, пятнадцать лет, и ты.
ВЕДЬМА: А что странного?
МУЖЧИНА: Тому тридцать семь и вы двое.
ВЕДЬМА: Так получилось.
МУЖЧИНА: Зачем вы ему? Юля эта зачем?
ВЕДЬМА: А ты угадай, зачем ему Юля. На фотку посмотри.
МУЖЧИНА: Он спал с ней?
ВЕДЬМА: Он ее ебал.
МУЖЧИНА: А ты?
ВЕДЬМА: А я спал с ней.
МУЖЧИНА: Ты влюбился, братец?
ВЕДЬМА: Она в меня. А я спал с ней.
МУЖЧИНА: А Стержнев этот что?
ВЕДЬМА: Стержень нас обоих любил.
МУЖЧИНА: Обоих? Он вам папа что ли?
ВЕДЬМА: Местами папа.
МУЖЧИНА: То есть как «любил»?
ВЕДЬМА: Так.
МУЖЧИНА: Он и с тобой что ли?
ВЕДЬМА: Что?
МУЖЧИНА: Сам знаешь.
ВЕДЬМА: Не знаю. Скажи.
МУЖЧИНА: Он спал с тобой?
ВЕДЬМА: Я с ним спал.
МУЖЧИНА: Ты с ним? А Юля?
ВЕДЬМА: Иногда смотрела. А тебе-то что?
МУЖЧИНА: Ничего. Сейчас я милицию вызову, так что сядь отдохни.
ВЕДЬМА: Да я не устал.
МУЖЧИНА: (подходит к нему, встает, со спины) Я столько раз предлагал тебе работу, жизнь нормальную в конце концов.
ВЕДЬМА: Ты уже достал всех со своей нормальной жизнью. Милицию вызывать будешь?
МУЖЧИНА: Ты же знаешь, у меня есть своя позиция.
ВЕДЬМА: Да, даже этика. Псалмы балансов, карма кармана. Малая духовность большой экономики.
МУЖЧИНА: (пристает к ней, стягивает одежду) Ты симпатичный парень, очень милый, а занимаешься черт знает чем. Я всегда хотел тебе помочь… у тебя такие красивые плечи. Даже если ты влип это не смертельно, у меня в прокуратуре связи, я придумаю что-нибудь. Ты такой молодой, такой мускулистый. Отмажу, бабок дам, какая длинная шея. Я думал, ты забыл у меня эту кепку. Ой, слушай, у меня же девушка была. Слушай, где она? Ты не видел?
ВЕДЬМА: Володя, посмотри сюда. Я Маша. Подожди, подожди. Сядь.
МУЖЧИНА: (обнимает ее) Хорошо, будешь Машей. Куда я девушку потерял? (ходит по комнате ищет) Вещи ее здесь. Ты не видел ее?
ВЕДЬМА: Черт! Володя, успокойся, тебе кажется. Ты меня за брата принял, из-за кепки.
МУЖЧИНА: Какой кепки? Подожди минутку, куда она делась?
ВЕДЬМА: (себе) Черт возьми! У меня с собой и нет ничего. (берет стакан возы, выплескивает ему в лицо) Здесь я, на меня посмотри!
МУЖЧИНА: Вижу я тебя, вижу. Куда Маша делась? Что она без туфель ушла? Бред какой-то.
ВЕДЬМА: (себе) В психушку звонить надо. (мужчине) Погоди, придет. Сядь на диван пока.
МУЖЧИНА: Да к черту диван! Что тут вообще происходит? Куда Машка делась? Откуда на тебе эта кепка? Что это вообще за кепка?! Я не понимаю ничего… Маша исчезла… Да черт с ней! Женя, ты Машу не видел? Она тут была, она пришла перед тобой, потом ты, а я тогда еще дома сидел, газету читал. То есть ведь ее не было, когда ты пришел, да? Ты не помнишь? Ты Машу видел? Я ведь дверь запирал, а она все равно пришла. Ты Машу не видел?
ВЕДЬМА: А девчонка эта? Я ее в подъезде встретил, в одних тапках убегала. Суров ты с женщинами, брат.
МУЖЧИНА: А… ушла… Хорошо, что ты пришел. Мы с тобой вообще почти не видимся. А тут эта газета. Твоя фотка – и изнасилования, убийства.
ВЕДЬМА: Пошел по кривой дорожке.
МУЖЧИНА: Слушай, я поверить не могу. Вы ведь некоторых до смерти забивали. Ты же никогда таким зверем не был.
ВЕДЬМА: Это другое, понимаешь? Стержень говорил, что им только лучше. Вот представь: она молодая, красивая, денег много. Что с ней будет? Мужик у телевизора, дети, бытовуха. Всякий человек хочет, чтобы жизнь закончилась, пока ему хорошо. Каждая девчонка говорит, что не хочет быть старухой, хочет умереть раньше. Может, она бы и руки на себя наложила, но мало кто бывает счастлив настолько, чтобы с крыши прыгнуть. Их жизнь засосет, а они и не заметят.
МУЖЧИНА: Так вы их спасали что ли?
ВЕДЬМА: Вроде того. Помогали. Мы ведь выбирали самых счастливых. Всегда старались по быстрому сделать, но по-разному получалось.
МУЖЧИНА: Это он вас так научил?
ВЕДЬМА: Да, нам Стержень объяснил. Юлька сразу врубилась. Она сразу говорила, что детей не хочет. У нее семья многодетная, мать не живет, а мучается. Зарплата маленькая, муж бухает. Мы ее хотели сначала, но Стержень сказал, что она уже свою жизнь выбрала, должна детей растить. А мы выбирали, чтобы без детей.
МУЖЧИНА: А насиловали зачем?
ВЕДЬМА: Ну слушай, брат, некоторые вообще обалденные были. В юбке такой (показывает какой длины юбка), в чулках черных, грудь вот такая (показывает). Такая в жисть ни даст. Пока молодой, надо жизни порадоваться.
МУЖЧИНА: А Юлька ваша что?
ВЕДЬМА: А что Юлька? Она понимает. Мы их потом сразу мочили. Ну прикинь, она студентка, папа на работу устроил, деньги девать некуда, парни вокруг так и липнут. У нее это лучшее время, она бы только его потом вспоминала.
МУЖЧИНА: А о родителях ее вы подумали?
ВЕДЬМА: Нельзя, брат, обо всех думать. Стержень говорил, что такие узлы не распутать, их рубить надо. Всем не угодишь, понимаешь?
МУЖЧИНА: Тебе убивать не страшно было?
ВЕДЬМА: Помнишь, как я в деревне в пруду тонул? Ты меня сначала вытащил, а потом так отлупил, что я пожалел, что не захлебнулся. Когда ты меня лупил, мне ведь больно было, а ты потом говорил, что без боли ума не прибавится.
МУЖЧИНА: Знаешь, как я тогда испугался?
ВЕДЬМА: Вот и я так пугался. Мне Стержень говорит, давай, мол, твоя очередь, а у меня лом из рук валится, трясусь весь. Он меня не бил. Сам все сделает, а потом говорит «учись, в следующую очередь сам будешь».
МУЖЧИНА: Вы что, по очереди?
ВЕДЬМА: Порядок есть порядок.
МУЖЧИНА: Слушай, тебе их вообще не жалко было?
ВЕДЬМА: Вроде как и жалко. А потом не жалко. А потом снова жалко, только по-другому, всех сразу. Даже не знаю, не жалость, а по-другому… Я плакать никогда не мог, ты помнишь. Не то, что плачу, а трясусь, как тогда, с ломом. Ничего не хочется, даже сдохнуть.
МУЖЧИНА: И что, проходило?
ВЕДЬМА: У нас уговор был, одного в неделю выручить по-любому. Иногда двух. Если у них с собой бабок мало, в клубе просадят, или просто из дома не возьмут, то сам понимаешь. Пожрать-то нам надо.
МУЖЧИНА: А почему не ушел?
ВЕДЬМА: Куда я пойду? Так хоть делом хорошим занят. Иногда и не знаю даже, хорошее это дело или нет, но со Стержнем поговоришь, и все на места становится. А людей Юлька искала. Она с бабками у подъездов трепаться умеет. Узнает кто богатый, холостой, адрес примерно узнает…
МУЖЧИНА: Женя, а ты… ну… тебе нравилось со Стержнем ну…
ВЕДЬМА: Трахаться?
МУЖЧИНА: Да.
ВЕДЬМА: Нравилось. Он ласковый, всегда знает, чего я хочу. Всегда угадывал. Ну и я тоже старался. Может, любовь, не знаю…
МУЖЧИНА: Слушай, он же страшный как черт.
ВЕДЬМА: (смотрит фото) Плохо получился. Его избили сначала. Видишь, нос сломали. А у него нос кравивый был, как на картинах. У тебя выпить есть?
МУЖЧИНА: Да, там стакан стоит.
ВЕДЬМА: (берет стакан) Мартини? Покатит. (пьет)
МУЖЧИНА: Женя, ты добрый такой, я не знаю даже. Ты вправду считаешь, что тем людям лучше делал?
ВЕДЬМА: Не знаю, хорошо, если да.
МУЖЧИНА: Я только сейчас понял, мы ведь братья. Это все забыть можно, правда, по-другому попробовать. И я тоже, ну ты мне нравишься… (начинает приставать) Я не красивый, наверное, но тоже ведь… Ты уже совсем взрослый, у тебя глаза такие. И не улыбаешься никогда… У тебя руки, как у солдата. Мне один военный говорил, что у него руки помнят больше, чем  глаза, и у тебя такие же руки. (обнимает ее, почти полностью закрыв Ведьму от зрителей)
ВЕДЬМА: Брат, ты почти как я. Мы оба не знаем, что такое красота, где красиво, где нет. И оба доверчивые. Кто-то скажет «я красивый», а мы и поверим. Потом, может, и поймем, что ошибались, а может никакого «потом» не будет. По-разному выходит. (бережно кладет тело Мужчины на диван, привычным жестом складывает нож-бабочку)

Ведьма смотрит на тело ничего не понимающими глазами. Снимает кепку. С распущенными волосами она снова напоминает себя прежнюю. Смысл случившегося доходит до нее не стразу.

ВЕДЬМА: Откуда у меня в пальто нож?

Звонит телефон, она берет трубку.

ВЕДЬМА: Алло! А кто его спрашивает? Женя? Тебе деньги нужны? Заходи. А он умер. Я его только что убила. Его подруга. Ты ведь не хочешь больше никого спасать, правда? Да, я теперь все про тебя знаю, мы, считай, вместе его зарезали. Да, заходи.

Занавес.

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Георгий Белов
: Сестра. Драматургические произведения.

10.12.03
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/NomaD>Георгий Белов</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/2689>Сестра</a>. Драматургические произведения.<br> <font color=gray><br><small>10.12.03</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>