О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Алексей Карaковский: Обзор шести лучших произведений сайта СТИХ.РУ (за осень 2003 года).

Данная статья продолжает серию обзоров лучших публикаций литературного интернета.

В общем, как заявлено в статье, "Цель данного обзора - ознакомить читателей "Точки Зрения" с лучшими произведениями авторов, пока ещё не публикующихся у нас на сайте. Однако, я надеюсь, что когда-нибудь мы прочтём их стихи и на наших виртуальных страницах!".

Редактор отдела критики и публицистики, 
Алексей Караковский

Алексей Карaковский

Обзор шести лучших произведений сайта СТИХ.РУ (за осень 2003 года)

На первый взгляд, на сайте Стих.Ру (как и на всех сайтах со свободным размещением произведений), вряд ли есть что читать. Для того, чтобы такое ощущение сложилось, достаточно просто изучить все произведения, опубликованные за один день, и подумать, стоило ли это потраченных усилий.

Однако, первое впечатление о Стих.ру — всё-таки неверное. Несмотря на то, что примерно двум третям авторов не стоит заниматься стихосложением, а некоторые из них, к сожалению, по-видимому, нуждаются в клиническом обследовании, хороших авторов и поэтов на сайте достаточно много — просто подчас они не заметны среди слишком активной серой массы бездарей.

Цель данного обзора - ознакомить читателей "Точки Зрения" с лучшими произведениями авторов, пока ещё не публикующихся у нас на сайте. Однако, я надеюсь, что когда-нибудь мы прочтём их стихи и на наших виртуальных страницах!


Текст первый.
bagira. Короткое замечание

(http://bagira.stih.ru/personal.php?login=bagira&act=rubric&id=100&stih_show=1&stih_id=14098)

Пролетают минуты мимо,
их движение чувствую кожей,
и, шлифуя морщины гримом
мы, увы, не станем моложе.

В голове накопив, как в помойке
несомненнейшую ахинею,
обращая ее в мысли-строки
мы, увы, не станем мудрее.

Чтоб душа не покрылась коростой,
Чтобы совесть почаще стучала,
Нужно жизнь полюбить, и просто
стать людьми. Для начала...


Простое и очень изящное стихотворение, описывающее движение к зрелости — телесное (в первом катрене) и умственное (во втором). Вернее, бессмысленность этого движения, ибо с возрастом и молодость уходит, и мудрость, во многом, — мудрствование. Вывод, полностью заполняющий третий катрен прост: единственный смысл — это любовь к жизни, только она привносит человечность. Причём, остаётся приятная недосказанность: «Для начала...», что вселяет дополнительную надежду.

Недочёты, правда, здесь есть — в первую очередь, неуклюжее «Чтобы совесть почаще стучала» (так и хочется спросить, на кого). Однако, я думаю, особых проблем с редактированием этой строки у автора возникнуть не должно; рифма здесь простая, ритм — тем более. Также нетрудно добавить недостающие два слога в последней строке, чтобы чёткий пульс стиха не нарушался. Что касается названия стиха (были выдвинуты сомнения в его правомерности), то я не считаю его неудачным, поскольку идея здесь практически афористичная (во всяком случае, она здесь одна), и поэтому может быть вполне истолкована, как «короткое замечание».


Текст второй.
Алежна. Одушевленная пустота

(http://111111.stih.ru/personal.php?login=111111&act=rubric&id=3&stih_show=1&stih_id=14100)

Когда сквозь снежное дыханье
рисунка призрачных витрин,
приближусь к пику созерцанья
земных не писаных картин….

Когда последний лист кленовый
скользнув по снежной мостовой,
вплетет полет в венок терновый,
вернусь я на земной постой.

Вернусь я тихим сновиденьем
одушевленной пустоты…
по-детски чистым откровеньем
огня рождественской звезды.


Безусловно, основное достоинство этого стихотворения — художественность. Очень добротно проработаны все образы, касающиеся зимы, снега и т.п. Однако, сквозь эту ткань поначалу слабо пробивается сюжет; точнее, нужно приложить некие усилия для того, чтобы его понять — отчего стихотворение приобретает новые оттенки.

Ключевые для понимания сюжета здесь строки — это «вплетет полет в венок терновый», «вернусь я на земной постой» и, особенно, «по-детски чистым откровеньем // огня рождественской звезды». Иными словами, для того, чтобы понять, что сюжет стихотворения заключается в изложении новозаветных мифов — что, собственно, и логично в рождественском стихотворении — нужно читать его строки в обратную сторону (от конца к началу стихотворения). После того, как все прямые подсказки будут собраны, стихотворение нужно прочесть снова в изначальном направлении (от начала к концу) — чтобы понять, как с их помощью изменился смысл. По-моему, такой приём здесь использован крайне удачно. С чем я и поздравляю автора.


Текст третий.
Alexandra. «Простушкой назвал меня мальчик...»

(http://prostushka.stih.ru/personal.php?login=Prostushka&act=rubric&id=100&stih_show=1&stih_id=10833)

Простушкой назвал меня мальчик...
не знаю зачем. Не сказал.
Отчего, - подумалось мне, такой ему я показалась?
От того ли, что не было во мне,
четырнадцатилетней
серенькой мышке,
кокетства, не лукавила в разговорах,
не хихикала в ответ на шутки?
Или от того, что открыто сказала - люблю...
и плакала, не таясь, смотря, как уходит
с другой...
С тех пор прошло много лет,
и я уже почти забыла его,
только вот однажды,
встретившись снова, случайно в кафе,
на свидании в слепую (глупо правда?)
узнали друг друга, рассмеялись...
потом долго молчали, рассматривали друг друга...
Разговорились...
За те два часа мы узнали о нашей жизни главное
- ее не было. Это было просто существование,
ожидание это нашей встречи...
Он любил меня все это время, а тогда,
испугался ответного чувства...
И я , я тоже любила, только затолкала,
спрятала любовь в темный мешок забытого,
который, истлев, порвался
при появлении первого луча солнца,
от его появления...
Простушкой он меня снова назвал,
разбудив утром нежными поцелуями.
Мы снова родились счастливые
и окрыленные надеждой,
что всегда будем вместе...


Для меня этот верлибр — высший пилотаж. Даже с формальной точки зрения он написан очень здорово: на всём протяжении стиха соблюдается чёткий послоговый ритм, идеально подходящий и к повествовательному характеру произведения, и стилю разговорной речи. Пожалуй, единственная замеченная оплошность — это повторение без особой надобности оборота «друг друга». Впрочем, оно не особенно бросается в глаза и общей благоприятной картины не портит.

Главное достоинство стихотворения, конечно, содержится не в его строении. Уникальность произведения заключается в том, что, несмотря на немудрёный любовный сюжет, нет ни малейшего ощущения мыльной оперы — и это благодаря одному-единственному образу, сокрытому в имени «Простушка»! Интересный эффект: только из-за удачно сказанного СЛОВА всё произведение приобретает абсолютно новые черты — а именно черты классической сказки (аналогов можно припомнить очень много — в основном, западноевропейских). Причём, сказки с счастливым концом: «Мы снова родились счастливые // и окрыленные надеждой, // что всегда будем вместе...». Ей-богу, действительно, сказка — самый трудный и благодарный жанр в литературе…


Текст четвёртый.
Vemsomhelst. она читала Пушкина

(http://vemsomhelst.stih.ru/personal.php?login=Vemsomhelst&act=rubric&id=3&stih_show=1&stih_id=5483)

она лежала и читала Пушкина
страницу сто семьдесят шестую
а ее грязные волосы
падали на страницу сто семьдесят седьмую
такими как бы полосами
а из-под волос торчали розовые уши


Данный текст приводится для того, чтобы читатель не подумал, что я придерживаюсь исключительно традиционного подхода к поэзии. Напротив, я интересуюсь американской поэзией 50 — 60-ых годов ХХ века — а она полна иронии и хулиганства. Думаю, что и автору Vemsomhelst знакомы поэты-битники вроде Чарлза Буковски, написавшего, например стихотворение под названием «Девушки» (перевод мой, http://stihi.ru/poems/2003/01/08-133.html):

я смотрю на
один и тот же
абажур
уже
5 лет.
он собрал
пыль холостяка
и
девушек, входивших сюда —
слишком
занятых,
чтобы почистить его.

но я не против:
я был слишком
занят,
чтоб написать
об этом раньше

что лампочка
светит
паршиво
все
эти
5 лет.


Меня лично огорчает, что Vemsomhelst опубликовал на своей странице всего три стихотворения и, похоже, не бывает в интернете. Очень интересно было изучить это немногое, и искренне хочется продолжения.


Текст пятый.
Ольга Фролова. Настроение Осень

(http://citron.stih.ru/personal.php?login=citron&act=rubric&id=3&stih_show=1&stih_id=14092)

мне бродилось
по лесу осенью
мне грустилось
глазами по небу
было небо
свинцовым с просинью
обещало мне
саван к холоду
сердце знало
порог отчаянья
где страдали
плодов искатели
без надежды
на покаяние
уходящей любви
старатели


На первый взгляд, это стихотворение мало отличается от тысяч его интернетных аналогов. Пульсирующий однообразный ритм, напоминающий о «русской этнической поэзии», попытки новояза, перевод содержания стиха в эмоционально-аффективную область, и так далее (подробнее об этом: http://lito.ru/text/2798). Всё это создаёт как типичные достоинства стихотворения, так и типичные недочёты (которых, пожалуй, даже многовато для такого короткого текста). Однако, при последующем прочтении внимание невольно зацепляется за некоторые довольно странные обороты, не образующие новых образов, но создающих новые смыслы.

"мне бродилось // по лесу осенью" — это отличные строки, очень просто и естественно сказанные. Здесь есть и ёмкий образ, и, в то же время, адекватный строй речи, характерный для разговорной фразеологии. Однако, после этого слово "грустилось" (даже не учитывая отглагольность рифмы) выглядит довольно искусственной поделкой — и в плане естественности речи, и в плане содержательной стороны стихотворения: ну, в самом деле, что означает "груститься" "глазами по небу"? Боюсь, оное действие слишком непонятно сформулировано, чтобы я мог его хотя бы с чем-то сравнить с чем-то знакомым, если уж не представить.

Дальше. "свинцовое небо" – первое и не последнее избитое сравнение в этом стихотворении, ну да Бог с ним, сравнения здесь играют малую роль. А вот следующие после этого строки "обещало мне // саван к холоду" — вот это, действительно, высший пилотаж. То есть, если саван требуется здесь для защиты от холода, то он символизирует не смерть, а жизнь! Плюс к этому, подобное назначение савана выглядит изрядно нелепым, что ещё раз косвенно утверждает нелепость смерти.

После этого, к сожалению, уже не так интересно. "сердце знало // порог отчаянья" — это не поэзия, это изложение информации, претендующее на вызов каких-то там эмоций (только вот не вызывает — именно потому что это не поэзия). "где страдали // плодов искатели" — совершенно неясно каких плодов и какие искатели (вернее, варианты есть, но, боюсь, это просто невольные попытки оправдать небесталанного автора). "без надежды // на покаяние" — данный пассаж, опять-таки, кажется пустословием, поскольку до этого ничего не говорилось ни о какой-либо надежде, ни о возможном покаянии.

И последнее — "уходящей любви // старатели" — вот тоже сказано невероятно сильно. Очень здорово передан тонкий, изящный смысл — через слово «старатель»! Думается, это самый удавшийся образ стихотворения, наиболее ёмкий и запоминающийся. Причём, это, кажется, единственные строки, которые действительно связаны по логике со всем текстом стихотворения.


Текст последний.
Юрий Фомин. Предчувствие

(http://solo151.stih.ru/personal.php?login=solo151&act=rubric&id=1&stih_show=1&stih_id=14212)

Предчувствия не будет – ни к чему
Нам портить настроение до срока,
Она придет ко всем и ни к кому,
Но своевременно, и то уже не плохо.
Отлакируем пугало примет
До глянца книжных красочных обложек,
Пред слюнявой сворою бульдожек
Тогда абсурд – последний аргумент.
В стекле оконном спит осколков звон,
До времени спрессованный в прозрачность,
Едва - ли даже после похорон
Нам суждено отведать однозначность.
Но наплевать на это. На века
До синевы в окоченевших пальцах,
Мы лепим своего снеговика
И ловим сразу штук пятнадцать зайцев.


Я думаю, данное стихотворение не нуждается в пространных комментариях. Любой внимательный читатель без труда поймёт смысл стихотворения, не спотыкаясь об изъяны формы (которыми, к слову, поэзия Юрия Фомина, практически не страдает). Замечу лишь, что помимо безукоризненности формы и содержания мне показалась очень интересной мысль о невозможности предчувствия как отрицания судьбы и даже жизни после смерти («Едва - ли даже после похорон // Нам суждено отведать однозначность»). Считается, что генезис религиозных представлений рождается от отчаяния человека перед неведением. Но пафос стихотворения убеждает, что можно жить на свете, не обманывая себя мифами о будущем («Отлакируем пугало примет // До глянца книжных красочных обложек»). Более того, только такое отношение к Судьбе, может принести Удачу (если я, конечно, правильно расшифровываю символику последней строки): «…ловим сразу штук пятнадцать зайцев».

Для начала, я надеюсь, написанного хватит.
Продолжение следует!

*

Примечание. Адаптированная версия этой статьи опубликована также на сайте www.stih.ru — для рекламы упомянутых авторов. Кроме того, все они приглашаются для постоянной публикации на нашем ресурсе (кроме Юрия Фомина, который, собственно, уже воспользовался приглашением, и чьи произведения в скором времени будут размещены на этом ресурсе с редакторской рецензией, а пока публикуются на литературном форуме под псевдонимом Юрич Юрич).

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Алексей Карaковский
: Обзор шести лучших произведений сайта СТИХ.РУ (за осень 2003 года). Обзоры публикаций.

03.12.03
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/karakovski1>Алексей Карaковский</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/3279>Обзор шести лучших произведений сайта СТИХ.РУ (за осень 2003 года)</a>. Обзоры публикаций.<br> <font color=gray><br><small>03.12.03</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>