О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Псих Буйный: Плюшевый.

Конечно, в тексте есть шероховатости и неточности, он нуждается в доработке. Написано это небрежно и слишком уж «вольно» - некоторые авторы ведь как говорят, так и пишут («шухлядка», например - на некоторых славянских языках это ящик в платяном шкафу; «кравчучка» - так на Украине называли тележку на колёсиках)… А впрочем, почему бы не писать так?.. Но в первый момент возникло желание вернуть рассказ автору на переделку.
А потом что-то всё же зацепило. Увидел вдруг главного героя рассказа: бардак у него в комнате, бардак в голове, странные отношения с мамочкой, странная нежность к Плюшевому, а впереди – туман… Впереди у него встреча, которая, якобы, что-то изменит в его жизни… Финал рассказа, очевидно, предсказуем, но другого, пожалуй, и не нужно…



Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Алексей Петров

Псих Буйный

Плюшевый

День был прекрасный. Я погоду имею в виду. Настоящая весна, подумал я, раздвигая шторы; протирая глаза, смотрел мирно прогуливающихся на людей. Пытался пригладить торчащие после сна волосы на затылке и глядел на девочку лет четырнадцати, идущую с мамой; на той была юбка, не очень короткая, черная, с разрезом у бедра. Зевал, когда видел блестящие на солнце каблучки женщин в возрасте за сорок, которые напялили на себя весение джинсы и осенние сапожки.

  Пытался вставить в рот, а потом еще и зажечь зажигалкой без газа "сигару" – сломанную сигарету с намокшим фильтром, чему был виноват мой язык, облизывавший губы.

  "Впору завыть" - думал я, расчесывая ногтями подбородок.

  Потом открыл окно, выглянул на улицу. Было довольно прохладно. Мой голый живот моментально покрылся гусиной кожей, за ним – руки и ноги.

  Я простоял возле окна минут десять с сигаретой, в одних трусах.  Бросал мимолетные взгляды на всех, кто проплывал на тоненьких ножках, проходил на маленьких каблучках, спотыкался на ровном месте, проезжал на «кравчучках»... Хотя нет! На последних я не смотрел! Незачем мне смотреть на старушек, да и на прочих "волосатых". Ничего в них привлекательного нет - для меня, как для мужчины...

Зазвонил телефон, и я, захлопнув оконце, обернулся. Это мог быть Виталик. Именно поэтому я стал торопливо искать телефон, который затерялся где-то в постельном. Сначала скинул смятое покрывало, лежащие в "ногах" кровати, потом убрал одеяло. А трубы все не было!
  Мелодия снова проиграла три раза, я сбросил подушку; телефон был там. Видимо, вчера, запрыгнув в постельку, я с кем-то разговаривал по телефону, а потом забросил его под подушку. Кажется, с Алексом базарил...

  - Алло, - прохрипел я.
  - Привет Саша, - сказала мама. - Почему хрипишь? Ты простудился?

  Я зажимал трубку рукой и пытался прокашляться.
  - Нет, мам. Все нормально... кх...

Она говорила о том, как плохо болеть и что она хотела бы увидеть меня; и чтоб я почаще приезжал к ней, не забывал поздравлять с днем рождения и Восьмым марта; вообще не забывал ее никогда!

  Я вчера что-то пил: ну, пиво, водку - одну стопочку. Вроде даже зеленым и противным абсентом баловался, тем, что с полынью, бля... на фига я это делал?.. Мне сейчас на встречу, а голос как из унитаза, бля...

  Я прошел на кухню.  Зажав телефон плечом, налил в чайник воды, дернул кнопочку вниз.

Мама расспрашивала меня – а я на все вопросы отвечал «ДА». И много чего она рассказывала о себе, о тех важных событиях, которые произошли за последние три дня. Понимаете, ее собачка сломала ножку, и мамуля вчера ходила к ветеринару, возила Бобика бинтовать лапку; а ее подруга, та, которую тетей Люсей звать, так вообще...

  Чашка была очень горячей. Насыпал в нее сахару, две или три ложки, может даже четыре, я люблю, когда чай сладкий, настоящий, не отдает прелыми листьями - попытался отпить, но только обжег язык!

  Прошелся по кухне взад-вперед, споткнулся о мусорное ведро - один раз, хлопнул холодильником - два раза, заглянул в пустые и наполненные коробочки для хавчика, у которого давно истек срок годности – это раз десять; все пытался отыскать что-то на завтрак. Ничего не нашёл.

  - Сашенька, я тебе в прошлый раз давала гороховый супчик. Ты его съел? - спросила мама.

  Держу пари, что она по девчачьи хлопнула ресницами. Она всегда хлопает по девчачьи ресницами, когда спрашивает меня, съел ли я ее долбаный супчик. Откуда я это знаю (ведь она на другом конце провода)? Ну, я знаю свою мамочку так же хорошо, как все мамочки мира знают своих сыночков!..
  - Нет... - я осекся.

  Не понимаю, что на меня тогда нашло, но я сказал маме правду! Я не ел горохового супчика...

  Три дня назад я забегал к своей мамуле на минутку, она сунула мне целый мешок еды, которую я с радостью съел - до сих пор унитаз забит; а вот супчик не пошел как-то. Он все еще стоит на нижней полке холодильника, плещется в пластмассовой посудине при каждом ударе дверцы о плотную резину.

  - Почему Сашенька!?..

  И понеслось:
  Я не уважаю ее труд!..

(Беру "чистую" тарелку из раковины...)

…я не уважаю ее переживания за меня!

(…беру "чистую" ложку из той же забитой до отказа раковины: открываю крышечку пузатенького пластика...)

…Я не приезжаю к ней, дорогой и любящей, не рассказываю о себе почти ничего, не хочу вообще видеть ее!

(…наливаю холодный супец в тарелку и начинаю помешивать ложкой; нехотя подношу к носу, иногда попадает и в рот...)

…в свои двадцать пять я еще не женат! У меня нет детей, а у нее внуков!

(Я запихиваюсь ее помоями, стараюсь чавкать как можно громче, чтоб она слышала, чтоб она чувствовала, как я, ее люблю...)

И она успокаивается!
  Тихонько спрашивает:
  - Саша, у тебя есть девушка, с которой ты встречаешься?

  Я старательно облизываю ложку.

- Саша, это хорошо, что у тебя есть девушка, - говорит она. - Как ее зовут?

  Я подношу пустую тарелку к раковине, ставлю на один из затянутых плёнкой жира противней. Несколько дней назад была гулянка... Алекс что-то готовил на этой железяке... И как, бля, теперь ее отмывать? И кто вообще будет это шкрябать?

  Мамка задает вопросы:
  Сколько ей лет?
  Как давно вы встречаетесь?
  А почему ты еще не познакомил нас?
  А когда вы собираетесь пожениться?
  Когда, черт побери, будут внуки?..

  Хочется мне ответить ей, что такое вряд ли случится. Вряд ли она будет когда-нибудь стирать пеленки за маленькими засранцами, гордо носящими мою фамилию, фамилию ее давно покойного мужа, моего отца...

  Я в комнате. В двенадцать ровно я должен быть у памятника Петру Великому, чтобы встретиться с человеком; возможно, это будет началом чего-то нового...

Мама чуть-чуть успокоилась. Она легко поверила моему обману: про девушку, про скорую встречу возле "самовара", про дату женитьбы...

  А может, и не поверила! Я ее уже не раз обманывал. И она забывала!

  Пройдет несколько дней, сожру несколько гороховых супчиков и подробно опишу всё по телефону (понравилось или нет), - и можно будет смело втирать про новую подругу, с которой только начал встречаться, да вот о свадьбе пока еще мы не думали.

  Я надеваю свои "новые" синие джинсы. Они красивые и аккуратные, без единого белого пятна, каких на улице в наше время можно встретить много; они уже не модные: колени чистые, задница тоже. Натягиваю красную, с распущенными манжетами, рубашку. Она хорошо подходит к этим джинсам. Сверху - жилетку: купил в к джинсам; то есть продавалась на том же сэконд-хэнде. Она идет к этой рубашке!

  Мама рассказывает о том, что неплохо было бы собраться всей семьей, допустим, в следующее воскресенье, если конечно будет хорошая погода – пойти в парк, съесть по шашлыку...  Да, да, да!  Я тебя слушаю, мама, и одеваюсь, привожу себя в порядок; цепляю на запястье часы, брызгаюсь одеколоном, "свежие" носочки достаю из перегруженного стирального ящика; одновременно придерживаю "антенну"...

  Да, мама, я тебя все время слушаю, внимательно, очень внимательно, мама, и впредь буду жрать все твои горелые пирожки из пластмассовых мисочек!

  ...И вот я одет!
  - Мам, мне пора уходить! - говорю я.
  - Сашенька, неужели на свидание собрался, с той самой... - мать улыбается; представляю, как именно она улыбается.
  - Да, с той самой!.. Ну, все, пока...

  Собираюсь "повесить" трубку (закинуть ее на кровать) и бежать из дома. Ведь на часах ровно 11:30! Ведь надо еще дойти!..
  - Подожди, Сашенька. Поцелуй перед выходом Медвежонка.

Она имеет в виду моего старого-престарого друга. С детских лет я привык на дорожку целовать того, кого я "приручил".
  - Мам, я же спешу...

  На самом деле я и без маминых подсказок готов целовать этого плюшевого - часто, очень часто; но делаю вид, что я "плохой мальчик".
  - Целуй, кому говорю! - в голосе мамы гневные нотки.

  Подхожу к шкафу, открываю одну из нижних шухлядок, достаю старенького потертого медвежонка, моего друга детства - МОЕГО МИШКУ!
  - Ты целуешь? - спрашивает мать.
  - Да, мама, целую.

  Подношу головку с глазами-пуговками к лицу и целую нежно и долго.

  Потом кладу на место. Перед тем как задвинуть в шкаф, смотрю на моего единственного друга юношеских лет, на его разрисованное тельце, на промежность, выкрашенную в серый цвет - когда-то я пытался пририсовать ему то, чего на фабрике пришить не удосужились.
"До новых встреч Мишка". Захлопываю деревяшку.
  "До новых встреч, Сашка", - доносится из шкафа.
  - Ну, вот и молодец, - ласково одобряет мать. – Иди, куда ты там собирался. Одевайся только потеплее: солнце-солнцем, а на улице еще холодно...
  
  
  …Ровно в двенадцать дня парень лет двадцати пяти, одетый модно и аккуратно, стоял на набережной, подогнув левую ногу. Он ждал кого-то уже минут десять. Мимо проносились машины, холодный ветер трепал волосы, небо было по настоящему весенним, а солнце впервые в этом году не только светило, но и грело.
   Через несколько минут к памятнику Петру Великому подошел, почти подбежал другой человек в младых годах, одетый в изрядно поношенные, но оттого не менее ценные джинсы «Леви’с».
  Посмотрели друг другу в глаза, улыбнулись, произнесли "Привет..."
  Чмокнули друг друга в щечку, взялись за руки и пошли вдоль набережной.
  Петр Первый молчал. На большой его правый глаз упала маленькая беленькая капелька от худого и бледного голубя; она была похожа на слезу...

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Псих Буйный
: Плюшевый. Рассказ.

16.06.04

Fatal error: Uncaught Error: Call to undefined function ereg_replace() in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php:270 Stack trace: #0 /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/read.php(112): Show_html('\r\n<table border...') #1 {main} thrown in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php on line 270