О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Елена Рышкова: Мироздание.

«Кипарис во дворе.
Это Будда звонит в колокольчик». Некоторые строки я буду помнить очень долго.
В этом цикле отражен весь мир, мир индивидуальный личный, появившийся, отразившись от внешнего множества. А может быть и создавший. И его отражение. Каждое стихотворение – всполох, вырывающий из белого мрака листа вход в какой-нибудь край этого мира. И чувствуется, что множество, бесчисленное множество картин, звуков, запахов, ощущений осталось за текстом, и, стараясь проявиться, гудят, наполняя жизнью явившееся.
Для адекватного восприятия стихов важно отдаться автору, забыть о себе, и, распылив сознание, дать звуку слов приподняться волной и раскрыть в вас мир, созданный автором. Это потом стоит вглядываться в устройство стихотворения, искать смыслы, аллюзии, обнюхивать косточки. Главное прочтение – то, при котором забываешь о тексте, перестаешь видеть буквы, слышать окружающий гомон. Этот цикл предоставляет такую возможность.
«Как на сновидение, иллюзию,
Как на отражение и пузыри на воде,
Как на росу и молнию –
Так следует смотреть на все деятельные дхармы».
(Ваджраччхедика праджня-парамита сутра, перевод Е.А. Торчинова)


Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Владимир Жбанков

Елена Рышкова

Мироздание

Мирозданье

А хочешь, я сварю тебе варенье          
из спелых звезд сегодняшнего лета?
В нем будут плавать зерна мирозданья
и тысячи рассеянных лучей.
Вот только б ночь поглубже наступила
и я примусь за сбор созревших ягод,
они легонько холодят ладони
и слабо пахнут пылью поднебесья.
Варенье будет сине-золотое
и сладкое, как всякая надежда,
пока она не стала ожиданьем
и не покрылась плесенью покоя.
Ну, а теперь хвали мое уменье,
зови гостей и угощай на славу.
А вдруг из косточек, что выплюнули гости
другое Мирозданье прорастет?

Жизнь уходит так быстро…

Жизнь уходит так быстро,
Словно женщина в белом.
Детектив, поразмыслив,
Не расскажет в чем дело.

Жизнь уходит так споро,
Словно мастер сработал
Ей сапожки из хрома-
Добежать до субботы.

Жизнь уходит так тихо,
Словно не было вовсе,
Разноцветной шутихой
Миг один отзовется.

И припомнится искрой
Да окольными снами.
Жизнь уходит так быстро,
Словно, скучно ей с нами.


Сан Суси.

Французский парк черёмухой пропах,
А соловей, акцент нижегородский
Рассыпал бисером по мраморным уродцам,
Держащим своды мира на плечах.
Весна, увы, не вырвалась из плена
Изысканных и строгих галльских форм,
Прямолинейности и узости пленэра,
Стригущего под ноль.
Король, пытался жизнь устроить кучно,
Распорядившись трезвостью ума
Настолько, сколь ему чужда весна
И страшен случай.
Ах, не мучай
Себя соловушка, и трели не мечи,
Здесь славные тевтонские мечи
Всё знают лучше.

То время

Для меня то время и есть Родина
И. Бродский

То время соответствовало месту,
Но я из соответствия исчезла,
Хотя никто не объявил в  пропажу
Пейзажа.
Живу тихонько, где-то на отшибе,
И с интересом наблюдаю виды,
Которым абсолютно непричастна.
Прекрасно
Несоответствие моё чужим манерам
И средним показателям пленэра,
Что чистотою хвастает активно.
Наивно
Душе  принять  размеры чьих-то рамок,
Натягивая мысли  на подрамник
В угоду непредвиденной природе,
Иль  моде
На многозначность чёрного квадрата...
В том времени был лиц другой порядок.
Лишь там, в  эскизе сгинувшего места -
Не тесно.

Ещё…

Мой травный мир – душист и разнокрыл
Зеленоватыми тенями света,
Округлое гнездо под сенью свил
Не помышляя, сколь безумно это
Стремление к домашнему теплу
На сквозняке под сводами пространства.
Съем ягоду и голову склоню
Перед его безумством постоянства.
Крыла венецианское стекло
Над грязью лужи стрекоза расправит
И отразится небо глубоко,
Астигматизм миров моих исправив.
В них гомон, то ли песен, то ли свар
Легко плетёт невидимые сети,
Чтоб своды от паденья удержать -
Ещё на миг, столетие...
На лето.

Суть

Был дождь слепым,
И пальцами умело, лицо мне обежав,
На полпути,
Смыл макияж – и вынырнуло тело
На свежий воздух из духов Коти.
Он всё лепил меня,
И круг гончарный
Проникновений
Разгонял свой бег.
Я принимала форму.
Изначально. Из ничего.
Из пены прошлых лет.
Грубел сосок под влагой лёгких пальцев,
И  чаша бёдер обретала страсть,
Пока прикосновения упрямца
Пытались совершенство изваять.
Но кратковременность его сродни таланту
На истинное слепо намекнуть.
И светится сквозь липнущее платье
Каррарским мрамором моя вторая суть.

Золотое. Рыбное.

На какой же пристани надо будет выстоять
День-деньской?
Чайки с рук остатки  рвут, море режет солнца круг
Лескою.
Неводом да бреднями  тяну  время  к  берегу,
Мал улов.
Золотой окалиной чешуя оплавлена
Вдоль бортов.
Рыба ходит по морю, ждёт, когда припомню я,
Что хочу.
Жизнь  за нею волнами, золотыми, полными.
Промолчу...

Шоколад

Шоколадная горечь лада-
Заполуденный поцелуй.
На губах истёрта помада
До телесного привкуса губ.
Гладит мастер блестящую пасту,
Он-то знает в рецептах толк,
Только будет ли таять сладко
Жизнь под чувственным языком.
Скомкав золото скользкой обёртки,
Хрустко чёрную плоть отломив,
Вдруг почую всю хрупкую плотность
Послевкусия любви.

Переводчик.

Ещё ледок в следах, и топчет утья стая
Окрошку старую повытертой травы,
Зиме никак не хочется растаять
Снегурочкой над лужею воды.
Луженым горлом небо просит ветра,
И клиньями летит наискосок
Остаток птичий, скомканным довеском,
На чашу переполненных весов.
И крен  сильней, по кремовым обводам
Вечернего  сиянья облаков,
Так ловко оступается погода,
Что равновесие  уходит из окон
Назад во тьму и холод зимней ночи,
И не судья ему шум нового дождя,
Но лишь блестящий, тонкий переводчик
Времён прошедших на истоки дня.

Дракониха.

Мой собиратель змей, таинственный знаток
Янтарной жидкости в коктейле «От любимой»,
Вон черной змейкой тушь и прячется лицо
За локтя увлекающим изгибом.
Мой тихий птицелов, в сетях твоя рука,
И петлям не страшны случайные порывы,
Я в клетку прилечу с высОка, свысока,
Где черной змейкой тушь плетет свои извивы.
Кириллицей скользнет прощальная строка,
Мой повелитель снов, избранник для подушки,
Я в горле спрячу зной и дым, но два крыла,
Так трудно утаить под кружевом ночнушки.

Дзен.

Кипарис во дворе.
Это Будда звонит в колокольчик.
У дверного проема такой удивительный взгляд
на вершины холмов.
День проходит на цыпочках в дождик,
чтобы звон серебристый ничем и никак не унять.
Не грусти.
Этот круг разорвать никому не по силам,
ни печали, ни радости.
Звон серебристый сильней
лишь тогда, когда вспышкой, всегда неприятной, светило
обеляет лицо, чтобы вытянуть взгляд из теней.

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Елена Сухова
: Мироздание. Цикл стихотворений.

02.07.07
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/bagira>Елена Сухова</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/58829>Мироздание</a>. Цикл стихотворений.<br> <font color=gray><br><small>02.07.07</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>