О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Иван Рассадников: Хит-парады золотого тельца.

Эта дискуссия сейчас очень актуальна. "Литературная газета" в своем предновогоднем номере начала ее. Юрий Поляков опубликовал статью с рассуждениями на эту тему. Он - специалист по фронтовой поэзии и рассуждает с точки зрения поэта-профессионала, анализируя тексты Олега Газманова и показывая их профнепригодность. Другие читатели и авторы "Литературки" откликнулись и написали свои статьи и отзывы. Программа Третьякова "Что делать?" была посвящена этой же теме. В программе участвовали Ю. Поляков, А. Градский, В. Дашкевич и другие.

Иван Рассадников ставит те же вопросы. Что лучше -цензура денег или цензура идеологии? Судя по авторской интонации и заголовку статьи, он считает, что цензура денег намного хуже.

Лично я в наибольшей степени разделяю его взгляды в последней части статьи, где речь идет о худсоветах, отсеивающих профнепригодных исполнителей и авторов на телевидении и радио. Что касается авторской песни и русского рока - у меня свое мнение на этот счет. Но здесь я подробно развивать свои мысли не буду, я это сделала в своих собственных статьях на эти же темы.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Наталия Май

Иван Рассадников

Хит-парады золотого тельца

Песни, как ни банально прозвучит, бывают разные. По-разному пишутся, поются, живут, забываются и воскресают из забвения (и такое случается – но, увы, всё реже). Судьба песенного жанра в последние десятилетия складывается непросто, но тенденции различимы невооружённым глазом стороннего наблюдателя…
Тут бы и воскликнуть: больше, больше песен – хороших и разных! А эхо бы отозвалось: «халва, халва!»
Когда во главу угла (не суть важно, какого именно) беззастенчиво водружается Прибыль – больше и быстрее – как фактор единственный, абсолютный и решающий, все системы, существовавшие прежде по иным законам,  претерпевают схожие деформации и колебания.
Современная российская популярная музыка, как  раздел массовой культуры, триедина;  её составные  части –  авторская песня, рок- и поп-музыка. Развитие  каждого из троицы жанров в наше запутанное  время проистекает по своим запутанным траекториям, но порою видится, что само слово «развитие» мало подходит для качественного описания  процессов в медиа-пространстве и смежных с ним областях.

Хобби: езда за туманом

Судьба авторской песни как профессионального рода деятельности, ставшей сегодня уделом немногих «раскрученных» бардов, в основном – сделавших себе всесоюзное имя ещё в 70-е – 80-е и, благодаря багажу былой известности, доселе собирающих залы и зальчики – кто совсем камерные, кто – побольше и посолиднее, схожа с судьбой лишённой издательских перспектив поэзии – за исключением упомянутых счастливцев, число коих и впрямь невелико, остальной контингент авторов-исполнителей, вне зависимости от качества создаваемых  стихов и мелодий, принуждён посвящать своему хобби свободное от основной работы время – как это с ними, хобби, обычно и случается. Клубная культура, служащая подспорьем и палочкой-выручалочкой для малоизвестных рок-коллективов, к бардовской песне осталась равнодушна.
Массовые и не очень фестивали (Грушинский, как и прежде, впереди планеты всей – наделённый символическим статусом, наподобие воинского знамени героической дивизии или пышного родового герба императорской  фамилии – он немудрёным митяевским «Как здорово, что все мы здесь…» венчает настоящее с прошлым – традиция, из которой прорастает надежда на будущее; насколько надежда эта обоснована – другой вопрос), приносят участникам разве что моральное удовлетворение вкупе с радостью творческого общения – а чего ещё желать поющему поэту? Что там Гомер! – ни прованские трубадуры, ни славные барды кельтов помыслить не могли о возможности фонографов…  
Пускай блистает неоном алчущий злата шоу-бизнес –  сегодняшним бардам, как и родителям их, как и учителям – турпоходы, брусничный чай, гитары у костра, слова песни, буковки аккордов на случайных тетрадных листочках; флёр романтики, пусть она сегодня до ужаса немодна (никого не зазовёшь за туманом, а компакт-диски выходят редко и далеко не у всех) и неувядающая истина о том, что едва ли нам дано предугадать, где и по какому поводу отзовётся единожды спетое под гитару наше доброе слово. Хорошо – остаётся вовремя изобретённый формат mp3, в котором ныне живёт, дышит и летает по свету отторгнутая шоу-бизнесом в доску нерыночная авторская песня.
  
Краеугольный камень вне формата

Рок-музыки, как целостного явления, сегодня не существует. Что вместо неё? – спросите вы.  Как и прежде – хайвэй да андеграунд,  сиречь столбовая дорога и подполье.  Русский рок, как явление, набравшее силу к началу 80-х, перешагнув же их середину – научившееся запросто  собирать стадионы, был умело использован (экая силища!) ушлыми катализаторами полит-протеста. Параллельно, а особенно после крушения советской державы,  история рок-движения обрастала мифами  чуть ли не со скоростью истории древнегреческой .
И «не пущали», и «запрещали» (запрещали, уточним, «системным» ансамблям петь исключительно собственные песни –  филармоническим коллективам следовало согласовывать репертуар, а как иначе?), и ЛИТО  «зверствовало»…, престранное случалось зверство: к примеру, в ленинградском рок-клубе из текстов вымарывали картёжную терминологию (кроме шуток, объясните – кому мог повредить Майк Науменко, спой он в «Прощай, детка» про спрятанного в рукаве туза, а не про грозу и старый макинтош?), но мифов о том времени в медиа-пространстве гуляет куда больше, чем достоверных фактов.

Между тем, в СССР во времена полумифических, полуанекдотических  «гонений» и «подполий» параллельно андеграундной рок-культуре существовали вполне официальные, профессиональные, «выездные» группы, игравшие не только в  Сопоте, но и на  «Уэмбли», выпускавшие магнитоальбомы и виниловые диски на «Мелодии»… Летописцы-мифотворцы зачем-то, как в заговоре молчания, ни словом не вспомнят вполне советских рокеров из групп «Автограф», «Диалог», «Цветы» (позднее просто – группа Стаса Намина).
К примеру, в репертуар группы «Диалог» во множестве входили сложные арт-роковые композиции: сюиты, рок-оперы, песни,  написанные лидером группы Кимом Брейтбургом на слова таких поэтов, как С.Кирсанов, Арс. Тарковский, Е.Евтушенко – и не только… Помните?

То были капли дождевые, летящие из света в тень.
По воле случая впервые мы встретились в ненастный день…                                                («Ночной дождь»)


Сегодня имя Кима Брейтбурга вновь на слуху: успешный композитор и продюсер сочиняет теперь в несколько ином жанре – Филипп Киркоров поёт его песню про Килиманджаро, а Борис Моисеев, возлюбивший дуэты, – о голубой луне  и о Петербурге, по приезде героя обернувшемся, как встарь, Ленинградом. И слова для новых композиций Брейтбурга пишут, как вы понимаете, совсем другие авторы…

Но перейдём к «официально непризнанным». Зачастую «андеграундность» становилась для них частью внутренней позиции, закладною свободы, её золотою гарантией. «Я всегда буду против» – спел Егор Летов и как отрезал – остался верен андеграунду, вступив в НБП, а затем – в 96-м – активно включившись в предвыборную президентскую компанию Геннадия Зюганова (большинство рокеров перед теми выборами ездили по стране, поддерживая совсем другого кандидата).  

Многие питерские рокеры, «легализовались» в Ленинградском рок-клубе, том самом, где суровая цензура, как я уже упомянул, не поощряла карточных фокусов, но дышала уже на ладан… Существовала московская рок-лаборатория; звучали «свердловская волна», «сибирская волна». Начались и кончились аншлаги на стадионах.  Время изменилось, сегодня всё куда проще и топорнее – чёрно-белая система: «ты в формате – ты король/вне формата – голый ноль». Формат – он почище дряхлой дедушкиной «цензуры»...

В основе русского рока было слово. Поэтическое слово. Краеугольный камень.  Пришёл момент – как в шестидесятых, где набитый битком Политехнический – поэт стал трибуном. Стал пророком. Пассионарный взрыв – и востребованным на сей раз оказалось слово рок-поэта – стадионы рукоплескали «Предчувствию гражданской войны», когда в воздухе  пахло порохом грядущей неизвестности.  
Взошёл пост-андеграунд. В 90-х – стадионные аншлаги новых героев схлынули на нет, словно деньги в карманах «дорогих россиян»; страна треснула по швам, как сами опустелые карманы; шоу делали бизнес, а смыслы, слова, глубина – оказались лишними. Выкатились на обочину.  
Кто попроще да поконформнее – пристроился на ТВ супы смаковать; большинство продолжало петь, на ходу выпадая из форматов и ротаций, отданных отныне совсем другой музыке… Появился поп-рок, новые «звёзды» – один звук, без глубины, без экзистенциальной темы, без надрыва…
В какие-то моменты думалось, что рок 80-х давным-давно иссяк, что его никто не помнит, не любит и не знает; потом – постепенно – отлегло: помнят, любят, знают. Помнят Башлачёва. Поют Янку Дягилеву.  Молодёжь ставит новые альбомы ДДТ и «Алисы» совсем как мы в их возрасте крутили «Энергию» и «Революцию»…
Русский рок – вне телеэфира, в закутках радийных форматов – живёт и звучит, верен себе – более или менее – а на фоне метаморфоз варваризации и коммерциализации – даже удивительно – краеугольный камень лежит себе на месте. Никому особо не виден, ибо вне формата. Зато и не мешает никому… Ждёт своего часа.


«Перпетуум мобиле» золотого тельца  

Если в Стране Советов, строившей, по крайней мере декларативно, свою культурную политику на неких умозрительных муляжах будущего коммунистического общества, предполагавших гармоничное развитие личности  в рамках стратегии прогресса и созидания, формировались не сухо-идеологические, а общехудожественные критерии «что такое хорошо и что такое плохо», причём редакционные, художественные и другие советы, руководствуясь простейшими критериями качества, выступали барьером на пути некачественной поп- и рок-продукции (кино-, книго- ит.д.), то с наступлением на исходе 80-х эры эстрадной вседозволенности, качество материала, хлынувшего на ошеломлённого слушателя, упало, как говорится, «ниже плинтуса». Поначалу все эти «два кусочека колбаски» ощутимо резали слух, но неудобство быстро прошло. Слушатель пообвыкся и в скором времени перестал обращать внимание на текстовые несуразицы, ставшие на эстраде нормой.
Поп-музыка, как наименее «серьёзная», сиречь наиболее коммерческая отрасль, целиком легла под широкий фундамент музыкального шоу-бизнеса, индустрии ритмико-мелодических развлечений.  90-е годы явили понятие «проекта», как целиком и полностью продюсерской креатуры. У проекта есть бюджет.  Сама профессия продюсера, прижившись на российской почве, подразумевает не то «продюсирование», что на Западе – если там полем деятельности продюсера является постановка звучания, фирменного «саунда» группы/исполнителя, то на плечи продюсера отечественного на период работы детища его – «проекта» – ложится всё – от формирования имиджа артистов, подбора репертуара до организации гастролей и PR-продвижения, «раскрутки».  Художественный уровень используемого материала, вне плоскости хитовости и потенциальной коммерческой успешности, может интересовать продюсера, как художника – в том случае, если помимо финансовой составляющей, он решает и собственные творческие задачи,  отвечает на некий нетривиальный эстетический запрос.  
Заметим, те поп-проекты,  создатели коих, работая  в поле шоу-бизнеса, привносят в  репертуар своих детищ, помимо качественной музыки, глубокую и образную поэзию, часто ассоциируются со старыми ВИА  – добротная песня с  хорошими умными, искренними, человеческими стихами становится редкостью. Немногие готовы сделать следующий шаг, уйти от простоты поп-шаблона, как, например, Игорь Матвиенко, в ряде случаев сознательно усложняющий образный ряд своих песен  (вспомните, например, композицию «Ты узнаешь её» на слова Павла Жагуна, ставшую супершлягером группы «Корни»).
Наиболее знаковые наши ВИА –«Самоцветы», «Земляне», «Пламя» – следуя за ностальгической ретро-волной, снова звучат по радио, появляются в сборных ТВ-концертах со старыми, узнаваемыми работами – и мы вновь можем сравнить день вчерашний с днём сегодняшним и сделать вывод – советская эстрада, как и советское кино, остаётся на три головы выше сегодняшнего типического шоу-бизнеса, подчинённого в первую очередь золотому тельцу, а никак не Аполлону с Эвтерпой, Полигимнимей, Мельпоменой и остальными.  Сколь ни радостны исключения, качество стихотворной составляющей «свежеиспечённого» супершлягера – целиком на совести автора и, разумеется, продюсера – а тот вовсе не обязан быть ценителем хорошей поэзии.
На ТВ-каналах, на форматных УКВ-радиостанциях  отбор композиций для  ротации не предполагает какой-либо объективной оценки текста – вы что, господа? Очнитесь! Капитаны шоу-бизнеса играют по чётким правилам – деньги решают всё.  Деньги – формат – деньги. Простейшая система, а глянь-ка –. почти перпетуум мобиле.
Мы можем восхищаться продюсерами, кто оперирует иными, «нерыночными» критериями, но – мы не вправе требовать от каждого отдельно взятого коммерсанта соответствия его продукции сложно формализуемым требованиям. Дискутируется правомерность пения под фонограммы и «минусовки», но и там согласья нет, что же говорить про совсем заоблачное?  Голосование рублём, переключателем теле-, радиопрограмм – вот и всё, чем располагает обычный постсоветский россиянин, обладающий (экий анахронизм!) ещё и вкусом…
Вкус? Открой станцию, а лучше музыкальный телеканал. Заведи себе формат, и безвкусица отступит.
Музыкальный шоу-бизнес ничем принципиально не отличается от бизнеса-книгоиздания или бизнеса-кинематографа – золотой телец правит бал самовластно и бесконтрольно.  Умный рынок победил.
А что до возрождения (в каком-либо виде) редакционных советов хотя бы на государственных телеканалах – их сиятельство золотой телец тут рискует пострадать.  Недополучить.  Продолжить цепочку рассуждений? Умная музыка, глубокие тексты – это прелестно! Но, сами понимаете – business.

До тех пор, пока наше государство не проявит политическую волю в столь важном вопросе, как поддержка, возрождение, стимулирование отечественной культуры, в том числе культуры песенной –  все декларации, обобщения и дискуссии обречены звучать более или менее стройным хором вопиющих в пустыне…

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Иван Рассадников
: Хит-парады золотого тельца. Критические статьи.
Статья о проблемах отечественной эстрадной музыки - авторской песни, "русского рока" и так называемой "попсы".
03.04.07
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/ivan_r>Иван Рассадников</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/59308>Хит-парады золотого тельца</a>. Критические статьи.<br> <font color=gray>Статья о проблемах отечественной эстрадной музыки - авторской песни, "русского рока" и так называемой "попсы".<br><small>03.04.07</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>