О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Иван Рассадников: Мещанин во гламуре.

В этой статье многое - правда. Оспаривать ее бессмысленно. Да, на все то, что описал Иван Рассадников, мы смотрим ежедневно.
Однако есть разница между понятиями "смотреть" и "видеть". И потому я почти уверена, что Иван видит то, что ХОЧЕТ видеть. Как и очень многие респонденты, в том числе, "Точки зрения", присылающие редколлегии материалы с резким бичеванием нынешних времен.
Скорее всего, будучи спрошен в лоб, автор ответит: о нет, я не хочу всего этого видеть, глаза бы мои на это не глядели!.. Но ведь такова объективная реальность. И все же такова СУБЪЕКТИВНАЯ реальность - мир тех, кому не нашлось места в гламуре. И Бог бы с ним, что не нашлось таковой ниши! Но Иван Рассадников - и это прочитывается между строк! - просто мучается от того, что не он едет в "Мерседесе", скупает нефтяные скважины, обнимает красоток на подиуме. Страдает от того, что высказывание "Если ты такой умный - почему ты такой бедный?" - неизменно обращает на себя.
То, что неуютная реальность нашего автора субъективна, доказывается элементарно - для "мещан", чья позиция в данном тексте подвергнута полному остракизму, та же самая реальность вполне шоколадна. Оттого ли, что они мещане? Оттого ли, что утратили честь и совесть? А может, просто от того, что у них иной, лишен добровольного страдания, взгляд на вещи?
Статья Ивана как публицистика сделана профессионально. Нет претензий ни к стилю, ни к грамматике, ни к оборотам. У нее удачная, проникнутая "светлою печалью" концовка. Есть разве что подспудное неприятие точки зрения автора. И хотя личное мнение человека - не собачье дело рецензента, но я все же против таких статей. Против того, чтобы бойко и талантливо доказывать нам, в каком дерьме мы живем, как нам должно быть в нем неуютно. В конце концов, Православная Церковь предлагает чадам своим СМИРЕНИЕ. Это не пустое, а всеобъемлющее слово. Смирение означает не бесхребетность, а умение находит благо в той жизни, которую тебе дал Господь - с теми условиями, в которых Он тебе судил пребывать. А статьи такого рода учат чему угодно - бунту, унынию, ненависти, "взять все и поделить" - кроме смирения.
Поверьте, уважаемый автор, что Ваш урок - не самый актуальный! Актуальнее, на мой взгляд, было бы отметить хотя бы, что и мещанам, и не-мещанам все еще одинаково светит солнце...

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Елена Сафронова

Иван Рассадников

Мещанин во гламуре

Всё возвращается на порочные круги своя…  
Давным-давно, вроде бы,  изжитый, преодоленный просвещённым человечеством  в ходе  социального развития принцип – «Homo homini lupus est», в зияющем чёрном своём сиянии похожий на квази-солнце, освещающее внутренность преисподней – вновь донельзя актуален в стране Толстого, Достоевского и Горького.  «Человек человеку волк» – дословный перевод с латыни непотопляемой формулы, триумфальное восстановление которой в качестве де-факто признанной меры общественных отношений стало прямым следствием реставрации в России дикого капитализма.  

«Возлюби ближнего своего, как самого себя» – учит Священное Писание;  любовь к ближнему, милосердие – краеугольные камни веры Христовой;  казалось бы, нравственное здоровье нашего народа  с возвращением в общественную жизнь духовных, религиозных традиций, с усилением социальной роли православной церкви должно укрепиться.  Аббревиатура РПЦ в газетах сегодня встречается, как верно подметил Ю. Поляков, чуть ли не так же часто, как КПСС в советское время;  тут и там строятся новые храмы; пасхальные и рождественские службы транслируются федеральными телеканалами в прямом эфире, в ходе трансляций камеры то и дело выхватывают крупным планом лица первых лиц нашего государства, не оставляя сомнения в их конфессиональной принадлежности и воцерковлённости. Недавно положен конец разделению церквей, и восстановление попранного в 20-е годы status quo широко освещалось электронными СМИ, как эпохальное событие в жизни страны. На периферии  медиапространства не утихают жаркие споры о необходимости введения в школьную программу курса «Основы православной культуры» и о том, должен ли новый предмет войти в число обязательных или можно ограничиться факультативом.
А что общество? Умиляясь византийской роскоши храма Христа Спасителя, зачастую усваивая внешние атрибуты набожности, в сердце своём  мы всё дальше удаляемся от заповедей Христовых, предпочтя Любви и Милосердию волчий закон каменных джунглей, пересыпанных офисами, рынками, автостоянками и казино.
Местоимение «мы» здесь –  не обобщение, всего лишь обозначение тенденции; тренд –  чем дальше, тем более устойчивый и неколебимый. Нечто вроде «средней температуры по больнице», которая с каждым замером опускается всё ниже и приближается к температуре комнатной.
Истинный герой нашего времени – мещанин. Профессиональный потребитель, барахольщик, хапуга. В его честь взмывают ввысь рейтинги самых пошлых, дурных сериалов и телепрограмм.  Антигерой? – осторожно уточнил бы я лет 20 назад, хотя уже в те годы на жирных грядках позднесоветского общества, всё больше стремящегося потреблять, и всё меньше – творить, расцветал этот цветок – правда, не афишируя свою истинную сущность, зачастую маскируя её пустой трескотнёй шаблонных словес, имевших  такое же отношение к убеждениям говорящего, как, например,  партбилет Ельцина – к коммунистической идее.
Обязанное условным названием своим  рекламному ролику, заезженному в своё время чуть ли не до дыр, поколение next всё уверенней, шире печатая шаг, марширует по жизни, вливаясь в армию потребителей по призванию, торгашей и мошенников по натуре – наших, с позволения сказать, героев, и надпись «homo homini lupus…» горделиво украшает знамя «воинства». Молодые «поколенцы»  учились и взрослели в людоедские 90-е, с молоком матери впитав волчий закон выживания и успеха любой ценой, чувство презрения к чувствительным «слабакам» и доверчивым «лохам»,  а рудименты юношеского сентиментализма часто находили выход через увлечение бандитской романтикой – фильмы наподобие «Бригады» шли «на ура».
Человек next находит простые и чёткие потребительские ориентиры, отторгает, не умея и не желая понять,  нематериальную составляющую бытия –  «с помощью этой ерунды /i]не научишься зарабатывать больше…»
Интеллект человека next – инструмент, предназначенный исключительно для укрепления личного благосостояния. «Если ты такой умный – почему такой бедный?» – вопрос-аксиома, ибо в здешней системе координат бедность не извиняема – она тождественна глупости, никчемности самого бедняка…
«Совесть», «благородство», «справедливость» – слова, смысл которых неведом человеку next, ибо незнаемы сами ощущения  – а если, не дай бог, столь архаичные чувства и просыпаются в его душе – сие свидетельствует лишь о непростительной слабости, которая должна быть побеждена, обращена в пепел, постыдная, недостойная – где-то  рядом с традиционным «пацану плакать – нельзя».
Повторюсь, я далёк от обобщений, объект моего описания – мэйнстрим, столбовая дорога, наиболее типические черты поколения, даже нескольких поколений – исключений здесь, слава богу, достаточно, как и в любой крупной социальной общности, тем более, нестрогой и в значительной мере  условной.

Для того, чтобы научиться  жить со вкусом, любой индивид должен уяснить себе, что такое жизнь, в чём её – пускай субъективный, кое-как найденный, пускай вымышленный, – смысл, чёрт подери!.
В душе человека next – мёртвая пустота. Бога там нет. В крайнем случае, есть некто, стоящий за прилавком и меняющий разнообразные мирские блага на свечки и молитвы.  Что ещё? Народ, Родина? – Звук, сотрясение воздуха; национальный архетип русского народа не зря столь усердно крушили, ломали, кромсали в постперестроечные годы – отклик молодой души слаб.
Всё проще. Как и было указано выше. Рубль (доллар, евро, возможны варианты), а вернее  – различные блага, бонусы, вытекающие из факта обладания им, рублём (долларом, евро) – главная, «центровая» идея, на фундаменте которой выстроен немудрёный сарай жизненной философии типического героя нашего времени, обретение материальных благ – единственное, ради чего стоит предпринимать какие-либо усилия… А бонусы, приятности, как дуб из земли растущие из полного дензнаков вселенского портмоне, изначально обитают в телевизоре, по ту сторону экрана –  рекламные ролики, сменяя друг друга, живописуют неиссякаемую полноту жизни, которой можно насладиться прямо сейчас – стоит протянуть руку…с зажатой между пальцами купюрой, единственным правдивым письмом счастья. Рекламный блок долог, но не бесконечен, вот он закончился… – однако, передача, идущая следом, развивает тему, наполняет «воздухом» и образами мир приятных вещей, реальных денег и успешных людей: нефтяной магнат покупает замок на Лазурном берегу, откормленный певец машет визжащим своим фанаткам, опустив тонированное  стекло   лимузина, его пальцы усыпаны крупными бриллиантами; известный неутомимой эксцентричностью депутат возлежит на умопомрачительном «сексодроме» в окружении нескольких юных, без четверти голых прелестниц; шикарная актриса, сыгравшая в последнем лицензионном ситкоме о перипетиях отношений очередных симпатичных богатеев и их незаконнорожденных отпрысков, поверяет молоденькому корреспонденту  детали своей личной жизни с итальянским не то промоутером, не то продюсером, не то мафиози.
Ряды образов, картинок, вереницы кадров, неслышно прошелестев, не исчезают, они переполняют кору мозга – массив желаемых благ обретает плоть и кровь, вызревает, наливается, как яблоко,  образует систему, которая занимает в мироощущении человека next ровно то место, которое должны были занять ценности духовного порядка.
Универсум, целиком состоящий из бонусов, покупаемых за деньги обустраивается потребителем-мещанином по собственному, казалось бы, разумению, но «мода», «стиль», «статус» – суть маяки, без которых движение в море гламура (гламур – глянцевый апофеоз блестящего Ничто, выдающего себя за Нечто) не возможно. Следующий уровень иерархии – бренды, из них, как из кубиков, состоит нехитрая механика продажи ложных смыслов. Бренды – не более чем пустышки – слова, имена, названия, стоящие клиенту денег ни за что, сами по себе, независимо от содержания и качества содержимого, будь то сеть ресторанов, губная помада или аляповато оформленная книжная серия.  «Мода» и «стиль», принятые человеком next, влияют на его статус;  бренд – алтарь, сюда стекаются жертвы тройному Ничто. На самом деле жертвенные агнцы – бумажки с водяными знаками – естественным образом оседают в карманах ловких дельцов, они же жрецы, они же кукловоды.
Опытные маркетологи и рекламисты, дёргая за ниточки с той стороны мирка, из кривого зазеркалья, моделируют предпочтения человека  next, всякий раз исходя из пожеланий невидимого заказчика, кукловода высшего уровня, выводящего на поверхность глянцево-гламурного океана очередной бренд, уже вложившего в соответствующий проект Ничто-664 энную сумму в рублях (евро, долларах) и жаждущего отдачи от ритуальных танцев вокруг нового пустого божка-симулякра – пускай  неофиты оплачивают удовольствие считать себя живыми.
Поколение next,  пласт глянец, страта гламур (она же антигламур, это не более чем модификация бренда)  чествует себя как новую аристократию, создаёт свой собственный глянцевый пантеон, на развитие которого работает целая индустрия – журналисты, телеведущие, дизайнеры, PR-менеджеры в поте лица трудятся над приданием никчемному, бессмысленному мирку видимости экзистенциального смысла. Современные возможности информационных технологий на всю катушку используются теми, чья цель – окончательно перекодировать общество, сведя любые связи, зависимости, влечения, в том числе (и в первую голову!) построенные на основе духовной близости людей, их групп и сообществ к товарно-денежным отношениям, когда брендом становится любая человеческая привязанность. Всякий спор, любая дискуссия (где рождается истина или отыскивается компромисс) превратится в аукционные торги (где определяется конечная цена).
Поощряемое  одобрительным цоканьем сегодняшних  «хозяев жизни», не без успеха стремящихся увести ограбленный, дезориентированный, атомизированный и забитый народ от любого сомнения в справедливости и легитимности нынешнего мироустройства, мещанство, без устали листая толстые глянцевитые страницы никчемных изданий, охая-ахая над слезливыми «жизненными» историями, разглядывая детали туалетов безголосых певичек, млеющих в объятиях «эффективных собственников» на ярких фотоснимках, сделанных «средь шумного бала» в летней Ницце или зимнем Куршевеле, тихой сапой позиционирует себя в качестве элиты общества. В этой самозваной роли профессиональный торгаш-потребитель, он же человек next, берётся, гадая по ставшей бестселлером дрянной гламурной книжонке (ни дать, ни взять – как по китайской Книге Перемен) ответить на вопрос: делать жизнь с кого? – С успешных победителей приснопамятных залоговых аукционов, обнимающихся с поп-дивами, которые, не сговариваясь, в прошлом году сделали каждая по косметической операции и с удовольствием расскажут вам самые пикантные подробности – в следующем номере, скоро в продаже, следите за рекламой, спрашивайте в киосках и на лотках города…


        Мечты, мечты...

По телевизору:
Не забудьте отправить сообщение на короткий номер ***, и у вас появится шанс научиться понимать красоту природы, открыть неоценимые богатства человеческой души, вы получите реальную возможность сделать планету людей светлее, чище, добрее… Услуга бесплатная.
На огромном рекламном щите в центре мегаполиса (надпись в верхней части изображения):
Люди, любите друг друга и не делайте зла.
Картина (собственно изображение) – Павел Филонов. «Крестьянская семья».
Или Сандро Ботичелли. «Весна».
Или неумелая веточка цветущей сирени. Девочка нарисовала.
И – никаких логотипов, названий, телефонов.

Размечтался.

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Иван Рассадников
: Мещанин во гламуре. Эссе.

30.06.07
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/ivan_r>Иван Рассадников</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/61122>Мещанин во гламуре</a>. Эссе.<br> <font color=gray><br><small>30.06.07</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>