О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Михаил Майгель: Девушка из Крайстчерча (попытка семиотического анализа стихов Я.Прилуцкого).

В чем пленительное очарование поэзии Прилуцкого? Автор рецензии дает, по-моему, точную формулировку: «Я впервые во всей полноте ощутил особую поэтическую магию текста Прилуцкого: за первым слоем анализа открылся второй, за вторым — третий, формат рецензии был давно уже исчерпан, а текст все еще являл мне неисчерпаемую глубину своих значений и смыслов». Нужны ли тут ещё какие-то слова, господа? Нужна ли рецензия рецензента на рецензию критика? Ясно ведь, что, как говорится, «скрымтымным — это не силлабика (Лермонтов поэтому непереводим)». Да разве же только Лермонтов?.. Разве можно достичь умом поэтических вершин, подвластных гению? Иные стихи ведь не нуждаются в предикативности. Может быть поэтому они воспринимаются не столько корой головного мозга, сколько его лимбической системой и ректикулярной формацией. Поэтому заскорузлые, обыденные слова в устах обывателя превращаются в банальную шнягу, и остается неизбежное – воспринимать чистый, незамутнённый родник отечественной поэзии одним только сердцем.
Впрочем, здесь я уже вступаю на скользкий путь полемики с рецензентом означенной публикации, который утверждает, что «необходимым для полноценного понимания текста Прилуцкого условием является усиленная работа мозга…» Что же, пусть нас рассудят искушенные ценители поэзии.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Алексей Петров

Михаил Майгель

Девушка из Крайстчерча (попытка семиотического анализа стихов Я.Прилуцкого)

                                                         
                                                                        Дева, не жду ослепительной встречи –
                                                                        Дай, как монаху, взойти на костер!

                                                                                                                      А.Блок

         Третьего октября сего года в электронном журнале "Точка.Зрения" была опубликована девушка из крайстчерча – собрание новейших произведений короля поэтов Яна Прилуцкого. (Пропустившим это знаменательное событие советую поспешить по адресу « http://www.lito.ru/sbornik/4213 » и срочно наверстать упущенное!)
         Будучи горячим поклонником творчества Прилуцкого, я разумеется не мог позволить счастливому случаю пролететь мимо – и, вступив в долгие и утомительные конкурентные отношения, все-таки добился желаемого: честь осуществить и отрецензировать публикацию досталась вашему покорному слуге. Не без волнения приступив к написанию рецензии, я впервые во всей полноте ощутил особую поэтическую магию текста Прилуцкого: за первым слоем анализа открылся второй, за вторым третий, формат рецензии был давно уже исчерпан, а текст все еще являл мне неисчерпаемую глубину своих значений и смыслов.

         Именно по этому, уважаемый читатель, особому поводу (а новая, после значительного перерыва публикация у нас Яна Прилуцкого – именно особый, торжественный повод) я предложил бы побеседовать о таком широко известном и в то же время мало изученном феномене, как семиотическая гетерогенность. Все, без сомнения, в курсе, что этим феноменом мы обязаны функциональной асимметрии больших полушарий нашего с вами собственного головного мозга. Для тех немногих, кто ранее не интересовался темой и еще не убыл читать Яна по вышеуказанной ссылке, поясню иллюстративно: наш мозг, – и, соответственно, наш язык, – устроен, можно сказать, стереоскопически. Как зрительный аппарат передает мозгу не одну, а сразу две "картинки", так аппарат мыслительный снабжает нас не единичной, плоской мыслью, но и куда более глубоким, разноплановым набором концепций ее понимания, о-смысления. То же можно уверенно сказать и о языке, содержащем в себе метатекстовые, самоописательные функциональные элементы, и особенно об авторском (в подлинном смысле этого слова) тексте, проецирующем описанную выше двойственную взаимосвязь на еще более глубокий – знаковый, т.е. собственно семиотический план.
         Какова связь между феноменом семиотической гетерогенности и публикацией Яна в нашем журнале? Все очень просто и в то же время двояко. Во-первых, я осмелюсь попробовать доказать очевидное: тексты Яна являются одновременно метатекстами по отношению к самим себе. Во-вторых, констатируя не нуждающийся в доказательствах факт, замечу: необходимым для полноценного понимания текста Прилуцкого условием является усиленная работа мозга, и это – еще одно связующее звено. Двух должно хватить, не правда ли?

         Итак, обратимся к тексту "девушки из крайстчерча". Неглубокое, поверхностное чтение может подвести нас к выводу, что текст Яна семиотически прост (знаковая система текста идентична знаковой системе бытовой речи), семантически неглубок (смыслы не транзитивны) и может быть полноценно воспринят as is, без дополнительного углубленного понимания, без особых усилий со стороны читателя. Проще говоря, легкая дорога ведет к утверждению, что смысл этого текста сводится к простой семантической сумме компонентных единиц (слов), что передаваемые нам сообщения – о жизни автора, о девушках или, как мог бы удачно выразиться печально известный поручик, "о бабах".
         Данный вывод столь же неоспоримо ложен, как и утверждение о вращении Солнца вокруг Земли. Как обычно и происходит при встрече продвинутого и вульгарного сознаний (когда сознание продвинутое предпочитает снизойти к своему менее удачливому собрату, ощущая свою повышенную ответственность за успешность акта коммуникации), Ян Прилуцкий легко и непринужденно строит текст так, чтобы даже вульгарный, неглубокий читатель вышел из состояния коммуникативного акта культурно обогащенным. Каждому, так сказать, по вере его.
         Что же не дает читателю продвинутому впасть в аналогичное заблуждение? Первая же по порядку следования вещь, "король вернулся", подает такому читателю сигнал: текст многоплановый, неодноуровневый, его аллюзийный диапазон колеблется от У.Шекспира до Р.Хайнлайна и шире, захватывая краем греческую космогонию. Вдумайтесь: место, где есть лишенное смерти "время года", а судьба слепа – это место не планеты, но космоса! Текст не имитирует картину мира, он является ею – и только с учетом этого значимость фигуры короля (чье значение в созданной автором системе несводимо к простому номинативному указателю на одну из функциональных позиций социума) может быть оценена по достоинству, и лишь тогда сама фигура получает возможность занять свое истинное место в проекции авторской знаковой системы на восприятие читателя.
         НB: Неквалифицированный читатель с большой вероятностью пропустит и этот проблеск маячка, и не только этот.

         Следующее произведение, "весёлая песня про окленд" – прямая работа с семиотикой читательского сознания (которая, как мы помним, гетерогенна). Двойной, разнесенный на строки сигнал "индепендент / шаурма" не только сам по себе бинарен, он еще и не поддается расшифровке вне контекста. А контекстом в данном случае является проводимая автором параллель. "Между сменой состояния географического и ментального?", спросит нетерпеливый читатель. Нет! Между двумя дискретными состояниями (а точнее, двумя парами дискретных состояний) в той мыслимой точке, где их единственным пересечением является лирический герой автора, а в более широком психологическом смысле – любое познающее эго.
         И только теперь ключ к коду "независимой шаурмы" у нас в руках: с помощью всего лишь двух слов, каждое из которых является центральным знаком определенной культуры (причем, обратите внимание, культуры и географически, и ментально привязанной), автор такого уровня, как Ян Прилуцкий, добивается вроде бы невозможного: полноценно означает, – не описывает, а именно означает, – пересечение двух конфликтующих культурных состояний в рамках одной личности, перекрестие того цивилизационного прицела, под которым в наши дни живет каждый. Являющийся финалом текста прогноз не оптимистичен: его можно не разделять, но невозможно отвергнуть как один из наиболее вероятных исходов ситуации, на унылое, школьно-подробное описание которой в нашей культуре ежедневно тратятся мегабайты текста и триллионы букв алфавита.
         Для молниеносно эффективного решения той же задачи, как мы видим, Яну Прилуцкому достаточно двух слов и семнадцати букв. Что можно к этому добавить? Пожалуй, лишь то, что без обсуждаемого текста Яна Прилуцкого мы не поняли бы текста Яна Прилуцкого: расшифровка была зашифрована на другом уровне того же сообщения; ключ был у нас под носом, но сам отбирал тех, кто им воспользуется. Тех, кто читает текст чутким умом, а не беглым глазом. Тех, кто не ищет легких и неэффективных путей, как не ищет их и сам автор, всегда выбирающий из двух трудных творческих дорог еще более трудную третью – и неизменно осиливает ее, объединяя текстовые и метатекстовые элементы в единое, гармоничное самокодирующее и самораскодирующееся целое (а именно это я и собирался доказывать с самого начала; извините, опять увлекся!).

         Не желая быть третьим лишним в диалоге между Яном и читателем, я с удовольствием завершил бы дозволенные речи парафразом "дорогу осилит Прилуцкий", тем более, что его истинность для меня более очевидна, чем истинность оригинального варианта. Но одно обстоятельство не дает мне покоя.
         Как быть, если мы с Вами, уважаемый читатель, оставим за рамками рассмотрения такую важную часть кода, как название собрания произведений (в просторечии именуемого сборником), а читатель неглубокий окажется не в силах, проведя верные параллели между двумя (Блока и Прилуцкого) текстами, раскодировать эту существенную часть всего сообщения и, следовательно, не сможет также воспринять месседж, послание фокального текста? Что, если даже разница в капитализации между названием текста и коллекции текстов не подскажет ему верного пути к пониманию глубинного смысла сообщения?
         Что ж, с огромным сожалением придется тогда признать, что культурному уровню такого читателя куда более гармонично соответствовали бы собрания фольклорных произведений о приключениях печально известного поручика, нежели сложный, требующий особо тонкой и чуткой читательской работы метатекст Яна Прилуцкого. Никакие аналитические усилия этой печальной ситуации изменить не смогут; также и независимость в границах одной отдельной взятой шаурмы, как правило, имеет не самые приятные последствия.
         Стало быть, доверимся лучше чудесному свойству текста Прилуцкого (а также хорошо известному свойству всех высокоорганизованных знаковых систем) и предоставим тексту самому отбирать "своего" читателя в непосредственном, прямом контакте.

         Приятного метачтения!


                         

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Михаил Майгель
: Девушка из Крайстчерча (попытка семиотического анализа стихов Я.Прилуцкого). Эссе.
Рецензия на известнейшую публикацию стихов короля поэтов Яна Прилуцкого (если всё же кто-то упустил – адрес указан в рецензии).
05.11.07
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/mmigel>Михаил Майгель</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/63187>Девушка из Крайстчерча (попытка семиотического анализа стихов Я.Прилуцкого)</a>. Эссе.<br> <font color=gray>Рецензия на известнейшую публикацию стихов короля поэтов Яна Прилуцкого (если всё же кто-то упустил – адрес указан в рецензии).<br><small>05.11.07</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>