О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Инна Кулишова: «Запоминая трех», часть I.

       
                          "и уходи совсем
                          я время тороплю
                          ведь я его не ем
                          и больше с ним не сплю"
                                              (Д.Новиков, 1967–2004)

Цикл "Запоминая трех", первая часть которого перед вами, посвящен трем ушедшим из жизни поэтам. Борис Рыжий, Денис Новиков, Татьяна Бек. Но эти стихи не некролог. Они скорее тризна - показательное сражение, бой во имя и в честь тех, кто не вернулся из последней схватки с жизнью.
С кем же сражается Инна Кулишова в строках цикла? С памятью - за память. С жизнью за жизнь. С обессмысленной, неживой реальностью за донельзя живую реальность души. Нелегкая битва, так и должно быть.
Один из наших читателей, сам прекрасный автор, так охарактеризовал текст Инны: "крепкий химический раствор стиха". Фраза точно и емко описывает то, что вы увидите. Предложения, слоги, слова, сами знаки растворены в двух плоскостях, текста и времени. Ритм то собирает, то растворяет себя в тексте, почти гипнотизируя сознание. Скорость, с которой образы и смыслы сменяют друг друга, неравномерна. Можно заметить, что почти каждое стихотворение цикла начинается с цельной, не раздробленной фразы, затем начинается дробление, распад, калейдоскоп осколков, а к концу в большинстве случаев (но не всегда) порядок снова берет верх над хаосом. Равновесие? Нет, больше похоже на балансирование на краю, танец на лезвии бритвы. Тот, кто сможет следовать за автором в этом танце, примет участие в тризне, уважит павших. А после тризны в честь трех поэтов нет напитка уместнее, чем раствор стиха.

О смерти Дениса Новикова я узнал только из этого текста.
           

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Михаил Майгель

Инна Кулишова

«Запоминая трех», часть I

             
                           Памяти Д.Новикова, Б.Рыжего, Т.Бек


Над трюмом, словно над трюмо
пыль, пролетают чайки.
И мне смешно, по мо-
ему, представить – чай, кит
не проглотил? – (т)себя во тьме
и во свету. Не во саду ли?
И мой баран гогочет «ме-е»,
продлив теней ходули.
Плыви, кораблик, на всех па.
А русы будут сзади.
Жизнь прозорлива и слепа,
как белый лист тетради.


*
Если б знала я, что под
Новый год.
Повернула бы вперед
и кругом.
И ни гамм, ни грамм –
в рот.
Просто меньше дым, – и дам
меньше, дом.
Что ж тревожится ини-
циа… Ни
цифры не помогут, ни
болтовни
быт, облекшийся в муж-
чин без морей.
Опустело небо луж.
И ор фей
заставляет обер-
нуть все в фольгу.
Э… вредит нам номер.
Нет, не могу.


*  
Небосвод  из несвобод,
мыслю про себя из-под.
Будет, знаю, что-то бу…
А пока –
           искристые табу,
облака,
как икринки во чреве Рыбы, Гол-
гофой гофрированные. Мол,
справимся. Пасынка
пасека,
как косынка
еще-не-монахини, без пчел
чиста. Счел
возможным. Ад, но
и ладно,
сами себе икринки, вы-
пущенные из/без головы –
вверх, наволоч-ки,
заморозки, сны, в них сынки, мужики,
бабы-малые-дети, подол
скомканный.
И воды немереной котел,
водка, мы-
тье.
Мой котенок, мальчик, девочка.
Счастье, ё…
Обло око, оба – облака
А  пока – из губ, из чешуи
небосвод крою (На шаль? – Шали)
За-душой –
истукан. И стук – как живой.
Дико образу, Шопенгауэр,
Без – подобно. Борис, Денис. Wow! Хер
с тобой, нашпигованная участь,
жри, колись, и сходи собою.
Вон, булавок сколько – луч из
Солнца завидует сбою
в работе во время ночи.
Я попала случайно в Твою чашу, Отче.


*  
Дары несоразмерные
волхвы полутора
не различить и стервы на
седле саднят с утра.
копытами подковами
на счастье кузнецам
как много вас и ново вы
сказать смогли «Я сам».
яснее больше некуда
тупик звезды толпы
не различить И в Мекку да
Москву ведут гробы.
Союзники, сосед-ники,
бес-плотники  души.
Надели-ка передники,
недели на наши-
вки бук-ов-ок и проблесков,
волхвы не вы, нет – вы.
Что, Соло-вки? И обмер Псков
от дали. Нету вы-
си, до-ре-ми, и возраста
нео. Не а… Не я,
не ясный пень. И вот звезда.
И блеск небытия.


*
До чего же беспредметные
стишки.
Неприметные, не бедные.
Среди смет и мед-мы-е-
едем в Петушки.
Прокричим три раза, ой,
кто там головой
вниз? И одноджазовой
жизнью не живой?


*
Ох ты, кузница,
ох ты, здравица.
Кочет, курица,
кузов, груздь, лица
лишнее. Поправится
дело наше правое,
левое и плевое.
Мат, сырье и тара – я
знаю, имя новое!


*
С кем не бывает?
Обычное дело,
тело. Мело,
и метель залетела,
словно гулящая девка,
слова ед-
ва, Е четыре до первого древка
вместо и древа,
и рева, и трепа.
И задрочили, дурея, налево.
Вот аз и я воли,
ева-Европа.
Репу закинув,
взобив подбородком
место под солнцем,
под пухом, по соснам,
рот, словно род ком-
ом-андой, был clean off.
И оттираю отпетость свою
(you, oh my NB [nobody], only you).
С кем не бывает, спрошу по секрету.
Быть мне – ответу,
отпету,
монету
выбросив решкой-орлом – нет, ребром,
прочь, доадамовый высосу бром.


*
Ночью меня не бывает в квартире.
Есть по колено, двенадцати.
Почему – или …бург,
или …Йорк, и Израиль при чем?
Во вторую во дату включен?
Или вдруг
небеса не раз-вер?.. Над дати-
ровкой летают, как звуки в эфире,
мухи и птицы, и птицы и мухи.
Что-то сегодня …коленье не в духе…
                                                       Духе…


*
Минут через. А котиков –
моря не видно. А львам
не заплыть – лыком шиты
и стыком ир-ра-рация, готика,
готы, галлы и галочки – там,
на окраинах. Жито-
миротворцы, урюпинскоманы,
вороные воронежцы, воры
звуков, столичники, псевдо-
Ним быть хотевшие. Манны –
это, да? – со склона-небо в приборы
хлопья кидавшие. Нет, сердо-
больные, вас тут на лавочке
так и не, да и… перевесть
сколько там букв – поди
знай, стоит ли. На вот, чк-и
текилы всякие – дали
(какая там – та ли?)
не открывали пути.


*
Пора за ночь, за черный плес,
за тес, за тис, и на юру
ютясь, как носовое «ю»,
не ко двору,
не поутру
девицей, просто на все блю
и е, и ё… Свалиться – нес
во мне и тяжесть Он, и бла.
По капле – по колено – по
любое «не». Любое «да».
Юродивая родила.
Радивая пошла в слабо.
А эти – в некуда-куда…


I

Я пишу все набело.
Я спешу без mobile.
Я себя заставила
выродиться в Нобеля,
минус – динамичная,
жизнь моя неличная,
от Отца и Сына прямиком сбежавшая,
я не посчастливилась.
                       Я не пострадавшая.
А теперь иначе:

Я себя отмела,
подмела, и леп-топом –
малышом-изотопом
влетевшая в ла-
пах львов в –
                       пустотам
межкнижья, межою
на зависть,
между мет… душою.
(Лоза – весть
пропахшим не хилым
не празднеством. Жен лю-
бить и мужей застав-
ляю-щая) – в «не быть мне».
Как распитье – в гортань,
как бессмертье – в распитье.
Значит, можно и так?
Не заботясь о рифмах
и влетая в кавычки, в запах
платьев длинных и дивных
тенью, крыв матом мах-
а-он-of перелеты;
в лапах львов я летела
без дела
без «Кто Ты».

Недовольна стихом,
не велик,
и глубок,
как колодец, колодезь и кладезь
не в срок.
Не Бим-Бом.
Не Бог весть,
лик –
высок,
и гладь есть,
и мне-то не впрок,
мне не прочь, если – прочь.
Хорошо тебе, ночь?

II

Я пишу набело.
Я пишу намертво.
Как ни России, ни по-
этих по…
буквы, сменившие золото нимба
над головами ушедших в бо-бо.
На-х…од(к)а – вычи-
танья и деленья.
Беки, абреки,
обрекшие и,
и не обретшие, от ипотеки
заданной жи… – Мне нет шири,
                                              Ильи
нет. Шель му метит Он,
и, не Юпитер даже, рас-
сердится, даже не бык.
Нет куполов, под которыми не титан-
of битва мертвая, вся – непролаз,
не продолжается. Стек или стык –
мне все без разницы.
Я пишу набело.
На – потому что ни и
не-зачем.
Нет, не больна – было
дело – в житье, житии
нет ни России, и кот обречен.
Слава Те (да-да, Марина), завоют
на мог-ил-ах не коты,
а скоты,
слава Те, не все подряд.
И неволит
только обряд,
а не жесткое «Ты».
Слава Те, нет ни России,
ни Русо-
финнства во мне,
не узнавшей страны,
где при(с)тулиться к Стене,
и от уса
ейных горе-зонтов
выдернуть сны.

            
*
Что-то мне не можется,
что-то мне не хочется
выпивать за отчество,
как за мужеложество.
Что-то все Сан Сеичи,
Санычи, Борисычи
растеряли, сеяли
сов – в округах рвут сычи
воздух спертый когтя-
ми. Чувство ногтя
так сильно.
Что-то мне без дегтя
мед – почти говно.
Как их там по имени –
не по строчке, как там их?
Выменяй, а, выменяй
мне, мой ангел, жизнь на жмых
слов зернистых, рук чужих,
ставших близкими.
Обещаю, что в живых
я останусь. Ты рискни.

                                                                                               Февраль 2005

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Инна Кулишова
: «Запоминая трех», часть I. Цикл стихотворений.
Долг памяти, стихотворная дань трем ушедшим поэтам. Для живых – горький напиток, средство от равнодушия.
13.10.07

Fatal error: Uncaught Error: Call to undefined function ereg_replace() in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php:270 Stack trace: #0 /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/read.php(112): Show_html('\r\n<table border...') #1 {main} thrown in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php on line 270