О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Василий Андро: СРЕДА - ОБИТАНИЕ... (фрондерский пассаж).

Попытка автора определиться: кто «аз есмь»? и на чём стоим. Но, кажется мне, растёкся водой по листу автор – широко, но тонко. И не понял я, чьих он будет, и обо что опирается. Одно слово – литературный экзерсис. Эссэ, то есть. Тренировка пера, так сказать. Полный пассаж и личное фрондерское недовольство.

Не могу согласиться с автором, что народ «трансформировался… переместился… поменял». Моё мнение – великую страну СССР разодрали, народ запрессовали, выдрали у него из груди идеалы… Нет, не о светлом коммунистическом будущем! Ветеринарски кастрировали идеалы, по которым человек человеку не волк, и по которым бабушкам в автобусах надо уступать место. Попытались из человека сделать слабое звено, которое надо выбросить, если хочешь, хрупая бутсами по головам прочих, добраться до успеха.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Анатолий Комиссаренко

Василий Андро

СРЕДА - ОБИТАНИЕ... (фрондерский пассаж)

Одно время в Советском Союзе был очень популярен следующий анекдот, переделанный позже в известную репризу.
На приеме у врача.
Врач: — что у вас болит?
Пациент: —голова.
Врач: —а почему повязка на ноге?
Пациент:—сползла!
Вся страна хохотала в лежку, наблюдая за реакцией доктора и «плача» от вида незадачливого пациента. А потом страны не стало, вернее, она стала другой страной, и вместе с нею весь народ вдруг из категории «советских людей» дружно переместился на какую-то другую позицию, получившую название — россияне. Правда, существует мнение, что сначала народ трансформировался в нацию, а потом уже, следовательно, решил поменять себе среду обитания, и таких «созревших» народов в 1991-м набралось целых 15, причем каждый из них фазу же объявил о том, что их бывшая Родина-мать — совсем не мать их, а так. Несмотря на то, что данная ситуация уж очень напоминает пресловутую загадку о курице с яйцами, попробуем все же начать с той птицы, которая хоть и с двумя головами, но снесла однажды всего лишь одно, зато очень большое и так до конца никем не понятое яйцо.
Что же можно высмотреть в знакомых с детства географических очертаниях нашего Отечества, отодвинувшись на расстояние века и на некоторое время сняв с себя тяжкий груз верноподданничества? Может быть, удастся разглядеть какие-нибудь знаки или символы грядущего метаморфоза? Ведь где-то именно там все-таки кроется одна из величайших загадок XX столетия, благодаря которой мы, в конце концов, и стали такими, какие мы есть сейчас.
Конечно, можно было бы внимательно изучить труды современных наших ученых и писателей, почитать «откровения» западных советологов и знатоков «русской души», но как-то странно с нами всегда получается — чем больше нас «копают» вглубь, тем непонятней становится то, что «сверху». А может быть, «мы» — это и не мы вовсе? Ведь еще совсем недавно грузины, казахи, да что там, — эстонцы с латышами, не говоря уже об украинцах, были для всего мира просто «русскими», а ныне они и знать про это ничего не хотят. Оставшихся по эту сторону границы бывшей РСФСР — можно ли считать по-прежнему «мы», вкладывая в этот термин такие знакомые по недавнему прошлому — единство государства, братство всех народов и общую веру в светлое будущее? Ведь веру в светлое будущее «мы» сами же и дискредитировали, братство на проверку вылезло стремлением к самоопределению, а единство государства... что ж, попробуем начать с того начала, откуда, возможно, все эти малозначимые, с точки зрения реального воздействия на жизненно важные процессы, симптомы спроецировались на «экран» нашего сегодняшнего территориального пространства.
Как известно, качество проекции целиком зависит от правильно подобранного образца, мощности источника энергии, качества механизма фокусировки, а также состояния и размера плоскости, на которую передается соответствующая информация. Все эти составляющие, в применении к процессу и терминологии государственного строительства, образно представляют собой работу механизма так называемой «национальной идеи». А квинтэссенция этой идеи, как правило, закладывается в государственную символику, которая посредством политики, «фокусирующей» идеологические принципы, «отражается» на системе государственного устройства, одной из базовых составляющих которой, по сути — основой, является территория государства. А территория государства, оказывается, может иметь такие размеры и формы, что уже совсем неважно, какая там выбрана символика и как официально называется этот кусок планеты — просто «Большая земля». Ее история в ХХ веке сложилась весьма своеобразно; большую часть столетия время на этой земле принято было отсчитывать до и после 17-го года (как новую эру), в последнем десятилетии обозначился было другой отсчет — 91-й год, но в самый последний год XX века этот отсчет ненавязчиво подтянули к рубежу нового тысячелетия, оставив предыдущие два хоть и отмечаемыми в среде лево- и правосторонних граждан, но уже малозначимыми для дальнейшей истории — «Большая земля» готовится шагнуть в новую эпоху и новый век одновременно.
Символизм начала нового столетия уже давно стал традиционным во всем цивилизованном мире, привыкшем отмерять именно по векам этапы своего эволюционного развития. Проходившая 100 лет назад встреча XX века вряд ли чем-то могла отличаться от предшествующей ей, разве что была более торжественной и с большими ожиданиями из-за резко обострившихся к тому времени у землян разносторонних потребностей. Одной из таких потребностей, характерной для большинства жителей нашей планеты, по-прежнему оставалась старая как мир идея построения «светлого и справедливого будущего», но каждый видел это будущее, естественно, по-своему.
Что же объективно могло ожидать Российскую Империю, подступившую в своем историческом развитии к XX столетию от Рождества Христова?
Неумолимо приближающиеся столетние рубежи во все времена вызывали у христиан двойственное чувство. Надежда на лучшее в такой период живет в объятиях томительного, иногда доходящего до животного страха в ожидании предстоящего светопредставления, и вся православная паства вполне привычно готовилась в тот момент к «очередной» встрече с антихристом. Тысячелетний институт русского духовного самосознания, сконцентрировавшийся на чудотворном «восьмерике», выплеснул на запредельно раскинувшееся пространство неисчислимое множество храмовых «бастионов». Золотые купола, как горящие во мраке свечи, должны были обозначить Всевышнему подконтрольную правой вере территорию, а заодно сбить активность слуг «диавола» и помочь заблудившимся в поиске истинного направления. Российская Империя, уткнувшись в хребет Копетдага, вершины Памира и берега Амура, окончательно отсекла все попытки британской короны установить свой контроль над Туркестаном, а вконец одряхлевшая Небесная империя уже сама преподносит Санкт-Петербургу отчинные земли маньчжурских богдыханов. Великий же Транссибирский «штрих», продемонстрировавший всему миру не столько уже известные потенциальные возможности России, сколько ударные темпы в построении новой «геополитической оси», подчеркнул полную бесперспективность усилий Лондона удержать свою монополию на морские грузоперевозки из Европы в Восточную Азию...
Итак: Государь Император Высочайше инициировал большой стол в Гааге: «...Божьей помощью конференция эта могла бы стать добрым предзнаменованием для грядущего века»... благодаря внушительному золотому запасу и стабильно положительному торговому балансу России рубль окончательно становится «золотым» и свободно конвертируемым... «мужики в деревнях спят на печке и вылезают раз в неделю по субботам, чтобы выпариться в бане, покататься голым по снегу и затем домой на печку, опять на неделю»... «образованные интеллигенты разговаривают о конституции, бранят правительство, англичан, играют в «винт», пьют «казёнку» и читают Максима Горького»... Вроде даже и не все так плохо...
В детстве мы с друзьями откопали в разрушенных под современные тогда еще «хрущевки» деревянных бараках пачку журналов, изданных на рубеже XX столетия. Помню первое потрясение от увиденного воочию Государственного герба Российской Империи — со всеми «регалиями», натурально, а не в известной тогда по учебникам истории карикатурной форме, — он представлялся нам находкой времен рабовладельческого Рима или, по крайней мере, феодальной Византии (мы тогда еще не знали, что двуглавый орел как раз оттуда и происходит). Другое потрясение было от увиденного чуть позже, при сборе макулатуры, портрета с подписью «Н. С. Хрущев» — так вот ты какой! (о существовании такого персонажа нашей истории мы уже знали по анекдотам). Всего лишь за несколько «застойных» лет эта страница совсем недавней советской истории была с корнем выдрана из учебников, журналов, книг и пр. Что же мы могли тогда знать про «царизм», который, как нам говорили, уже к рубежу XX века сгнил окончательно и стоял, по словам вождя мирового пролетариата, «у последней черты»? — информационное пространство нового «светлого» столетия, от самого его начала, было основательно перепахано, а лейтмотивом над всем этим звучало: «Ленин, партия, ком-со-мол». Для любопытной части советских граждан, случайно спотыкающихся о «белые нитки» на новой исторической ниве, была заготовлена доверительная, но убийственная формулировка главной проблемы построения коммунизма: смородина у нас растет красная, а не черная, а то что она желтого цвета, так это потому, что еще зеленая. Если же гражданин от этого начинал расстраиваться (или раздваиваться), а то и вовсе был патологически несознательным по определению, тогда вопрос решался еще проще — направление в ... «полет над гнездом кукушки».
В общем, сейчас-то всем стало понятно, что 100 лет назад абсолютно ничего действительно серьезного, в плане революционном, Российской Империи не угрожало; и государство и народ, по большому счету, жили тогда вполне обычными и для нынешней российской действительности проблемами. Имперская среда в основном состояла из: самого большого государства в мире; самой многочисленной армии в мире (900 тыс.); самого наглого чиновничества в мире; самого крупного казнокрадства в мире; самого неграмотного народа в мире, и прочая, и прочая, и прочая... Разврата было гораздо меньше — публичные дома в те времена функционировали вполне легально и представляли собой единственный институт Империи, в работе которого можно было наблюдать демократическую направленность. Что же касается системы государственного устройства, то, несмотря навернувшиеся к нам сегодня из небытия термины «губерния», «полиция», «пристав», «присяжный» и т.п., 100 лет назад она выглядела куда более логичной, отражая главный принцип своего существования — гарантия единства и целостности государства и защита его от возможных посягательств извне, где уже довольно четко обозначился «концерт мировых держав».
Внешняя сторона, как правило, очевидная, но далеко не всегда главная; внутреннее всегда скрытое, а потому — неоднозначное. Наступивший в октябре 17-го Советский четверг, больше известный как «рыбный день», принес народу бывшей Российской Империи равнодоступный, порционный и содержащий все жизненно необходимые микроэлементы кусочек (больше известный как «пайка») и одновременно: самое большое государство в мире, самую крупную партию в мире, самую крупную армию в мире, самые крупные стройки в мире и т. д.; а также: самый читающий народ в мире и т.п. ... Секса, как известно, в Советском Союзе не было. Не было и другого — уважения, причем как со стороны просвещенной Европы и «нового света», так и со стороны самого же народа советского к «первому в мире государству рабочих и крестьян». Нет, нас боялись (значит, уважали?), а мы, все поголовно, партийно-комсомольско-пионерско-октябрятские лозунги знали наизусть и дружно ходили на собрания, но откровенными были только на кухне. И все, все понимали.
Демократическая пятница попала в аккурат на 13-е: свобода слова, печати, вероисповедания, торговли и еще раз свобода, свобода и свобода! Так: с 17-го до 91-го мы — плохиши, а нынче мы кто? Тут надо подумать... Пока думали — день к закату (пятница — короткий день). Что имеем: «великость» пропала, «за державу обидно», новые «ближние» соседи смеются (а сами такие же), дальние отдалились. Может быть, все-таки что-то осталось? Пожалуйста: самое большое государство в мире; самая большая армия в мире; самые-самые наглые чиновники в мире; казны — нет, водка — есть... Да, еще чемоданчик! Если б не он, родимый... Ну да ладно, надо что-то делать, а то народ уже не понимает...
А народ «Большой земли», как и во все времена, занят своим привычным занятием, без которого и земли-то никакой бы не было (не то что «большой»). Наше обитание на этой (в смысле — нашей) земле давно превратилось в профессию большинства, ведь жить (в смысле — нормально) здесь — ну никак невозможно, в лучшем случае, можно только существовать. Ведь после каждодневной борьбы за: добраться на работу в автобусе; выпросить у начальника хоть немного денег; удержаться от соблазна пропить эти деньги; и, в конце концов, за тепло (в смысле — физическое) в доме, нормальный человек может нормально (если может) только поспать, а мы еще и телевизор смотрим, и с возрожденным сексом пытаемся поэкспериментировать! А если на выборы нужно сходить, то сходим — и выберем как нужно, а кому это нужно, пусть там «наверху» потом и разбирается — нам бы дожить до понедельника.
Кстати, о телевизоре и выборах: год — 2000-й, первая половина марта, репортаж о некой «конференции по проблемам перспективного развития государства Российского»; за круглым столом сидят бывшие околоЦеКовские работники (интересно, партбилеты еще хранят?), они же — представители различных демократических движений и базовый творческий потенциал либеральных реформ. Цитаты: «Мы — Великие, как бы нас не хотели ...» и «Мы — Империя по определению»; на этом мы заканчиваем наш репортаж о ходе предвыборной компании «в президенты Путина».
Так что у нас следующее: «Субота или црк. суббота ж. еврск. по Ветхому завету, седьмой, праздничный день недели (откуда и наше шабаш, шабашить), а затем и // всякий ветхозаветный праздник, иудейский праздничный день. Со времени празднования воскресения Христова, новозаветная суббота обратилась в канун недельного праздника; по церковному счислению, она осталась седьмым днем, а по гражданскому — шестым, воскресенье же седьмой день, неделю начинают с понедельника. Субота — не работа: помой, да помажь, да и спать ляжь. Не заигрывай под суботу. Читай себе по суботам. В суботу на работу, в воскресенье на веселе. Задать кому суботки (высечь школьника). Только бы перенес Бог через суботу (школьничья). Пятница суботе повещала, субота бы долги считала (долги собирают по суботам). Великая субота, страстная. Ходи в баню по суботу, все в свое время. Нам что ни день, то и субота, все ждем воскресенья. //Толк раскольничий, вернее ересь жидовская, ветхозаветники, жидовины, иудействующие, не признающие воскресения Христова. //Аще веруете в Сына Божия, то почто жидом последуете, субботствуете, постящеся в ню, и опреснок жрете?» (Вл. Даль, Толковый словарь, 1862 г.).
М-да, тут, похоже, отдельным нашим депутатам и сочувствующим им коммунистам столько «бальзама» на их грешные души. А может быть, сразу — в воскресенье? Тогда, кого воскрешать будем? Опять выбор: двуглавый орел, тело Ленина или призрак демократии; а может быть, всех вместе, главное, далеко ходить не надо — все это под рукой! Да и среда вполне подходящая: половина — за власть, причем, совсем не важно, какую, только бы решительную и повеликодержавнее; треть продолжает упорно звать всех в «светлое будущее»; ну и остальным, так и не договорившимся (или проговорившимся), чего-нибудь в виде свободы слова — пусть говорят, лишь бы не мешали.
Как-то так получается, что историческая память и эволюционный путь развития имеют на «Большой земле» свой специфический характер. Может быть, потому, что она слишком большая? Ведь известно: чем больше территория, тем сложнее обеспечивать на всем ее пространстве полный порядок. Поэтому и вводится уточняющее понятие, известное только у нас, — элементарный порядок. А для людей у нас вполне подходит такая градация: «очень порядочный» и «не очень порядочный» (типа, «вы — немножко беременная»). Чтобы не обижать людей интеллигентных (в смысле — умных), которые у нас давно и прочно ассоциируются с хлюпиками и слюнтяями, вводится в оборот известное еще со времен смычки города с деревней — «интеллигентный мужик». Или вот еще, довольно распространенное: «заплати налоги и спи спокойно»; несколько лет назад один высокопоставленный господин из экономической сферы на многомиллионную телеаудиторию поделился: я, говорит, хотел в качестве поощрения опубликовать список самых законопослушных налогоплательщиков (из самых крупных), но мне, говорит, сказали: «Ты что, хочешь, чтобы их засмеяли? Не позорь людей!» Странные мы какие-то, «Великая Россия» у нас ассоциируется с благополучием и процветанием любимой Родины, а спроси у любого: «Великая Германия — это что?» — незамедлительно: «3-й рейх, Гитлер-капут!» А мы еще обижаемся на хохлов, мол, как можно на «старшего брата» обижаться? Глобус Украины мы дружно обсмеяли, да так и не поняли, что они как раз нам и показывали, где на самом деле находится Русь — пуп нашей истории, земли которого «с 1793-95 по 1991 гг. были аннексированы Российской Империей» (из официальной исторической справки — украинской, естественно). А мы все удивляемся — почему Украина в НАТО запросилась? Зато Беларусь категорически хочет дружить только с нами, причем не только дружить, но и «вместе быть». И сразу как-то Лукашенко, если присмотреться повнимательней, совсем не такой уж плохой дядька, а его проблемы — это и не проблемы вовсе, а так... (черт бы побрал всех этих журналистов!).
В последнее время в общественном сознании все отчетливее звучит «тема», которую навевает предстоящая встреча нового столетия и тысячелетия: «Большому кораблю — большое плавание». И что характерно, этим мотивом очарованы 83% обитателей «Большой земли» (52+31, если не ошибаюсь), большая часть которых уже готова считать 7 ноября «красным днем календаря», а меньшая, в принципе, согласилась принять события 91-го года «к сведению». Наступает новое время, не будем мелочиться, мы все вышли из нашей общей истории, нам ее вместе и делать; кто не с нами ... т. е. «кто не спрятался — я не виноват» (конец цитаты). И тут как-то сразу возникает удивительное ощущение: «Ах да, среда...». Ведь именно эта среда, в большинстве своем, приняла большевистский призыв в 17-м и оголтело ринулась к райским кущам, поверив абсолютно на слово про далекого «журавля в небе»; и эта же, по сути, среда, принимая на веру призывы к демократии, которая обеспечит всех равными условиями и еще большими возможностями для наших изголодавшихся потребностей (главное, жалом не щелкать), разом перечеркнула все то, что хоть чем-то могло напомнить о недавнем прошлом (включая космос, оборону, образование и пр.). Хотя, конечно, некоторые изменения произошли, это очевидно. Только изменения эти квалифицируются не устоявшимися в развитом сообществе рамками цивилизованного бытия, а только лишь на подходах к нему. И если одного порядочного (по большому счету) и интеллигентного (в прямом значении) человека в 18-м году вместе с семьей и близкими родственниками безо всякого суда и следствия (всего — 18 царственных душ), то другому, порядочному интеллигенту, во время озвучения официального сложения полномочий 25 декабря 1991-го, просто «забыли» налить в чашечку кофе. Хотя смысл в обоих случаях определяется известным еще с далеких времен инстинктом: «Мавр сделал свое дело — мавр может уйти».
Итак, на дворе 2000 год, нас снова позвали в ПУТЬ, и лидер-то подобрался с как нельзя подходящей фамилией (интересно — это белый или черный РR?); единственное, что отличает нынешний призыв от уже известных ранее, нам все-таки толком так и не объяснили: куда? зачем? почему? — просто «в путь» и все. Но мы были бы не «мы», если б не взялись за руки, которые умеют так дружно голосовать, а потом также дружно и придушить то самое, за что совсем недавно проголосовали.
Вперед!
Среда — обитание — большая земля — большевизм — большинство...

P.S. Понедельник – день тяжелый…

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Василий Андро
: СРЕДА - ОБИТАНИЕ... (фрондерский пассаж). Эссе.
Попытка автора определиться: кто «аз есмь»? и на чём стоим.
19.12.07
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/uncle_dance>Василий Андро</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/64045>СРЕДА - ОБИТАНИЕ... (фрондерский пассаж)</a>. Эссе.<br> <font color=gray>Попытка автора определиться: кто «аз есмь»? и на чём стоим.<br><small>19.12.07</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>