О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Владимир Вейс: Последний полет.

Говорят, что перед смертью вся жизнь пролетает перед глазами, как мгновение. Насколько истинно это утверждение, я не знаю, но автору рассказа удаётся убедить читателя в этом.
Казалось бы, что всё впереди- долгая и счастливая жизнь, дети, любовь, удача, но в какой-то миг всё перечёркивает несчастливый полёт. И уже ничего нельзя изменить.
Грустно.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Самира Кузнецова

Владимир Вейс

Последний полет

Вольдевей          

Последний полет
Рассказ

Посвящается
курсанту Армавирского
высшего военного училища летчиков
Павлу Шкляруку

«Я лечу?»
Герман посмотрел вниз.
Там была земля.
Наверху небо с высокими перистыми облаками. Они не страшны для полетов.
Он, Герман, управляет реактивной машиной!

Магнитофонные «Песняры» пели грустную и красивую в своей непостижимой изящности песню. У Женьки была хрупкая талия, и позвоночник уходил в глубокую колею. Его руки запомнили  это с первого раза, когда он пригласил новенькую ученицу, пришедшую в девятый класс. Женька стала самой лучшей девчонкой, и товарищи Германа по классу изощрялись в способах привлечь ее внимание. Один был гимнастом, и ему прочили большое атлетическое будущее, второй так пел, что ни один вечер не проходил без его участия, третий слагал стихи и писал рассказы.
Женька была в его объятиях, но он не был в ее мыслях. Она думала обо всех сразу, кто пытался завоевать ее сердце. Она думала о надежности.
Спортсмен Алехин – это человек, не принадлежащий самому себе. До определенного возраста, когда мышцы станут подводить. Жить с тренером маленьких девочек и мальчиков после десяти лет совместной жизни?
Певец Александров? Он же смотрит в зал и выискивает тех, кого можно окрутить на этот вечер. И она, Женька, будет  лишь очередной его жертвой.
Поэт и писатель Войнов? Прорыв в большую литературу может произойти, если попадется умный редактор. Но попадется ли, и стоит ли рассчитывать на схожесть фамилий с Войнич? И все писатели, музыканты, певцы спиваются. Роди ему, а он полюбит только бутылку…
У нее, Женьки была мудрая бабушка. Она говорила, что лучше офицера нет мужчины на свете. Он защищен государством, он часто переезжает, и в части, где он будет служить, женщин нет, а на шалавых женятся только дураки…
- Меня вчера вызывали в военкомат, - сказал Герман.
Однако как он поймал ее рассуждения! Как ему это удалось?
- Но ведь по срокам тебя еще не призовут?
Женька слегка отстранилась, чтобы посмотреть на Германа.
- Я ухожу сразу после школы в училище.
- Ты уже выбрал в какое?
Герман прижал ее ближе, почувствовав укол соском ее груди.
Она без лифчика! Но как все у нее держится! Он сильнее прижал к себе Женьку, но тут же отпустил, потому что внизу моментально выросла преграда (через два дня спустя к нему подойдет Валерия, которую, по рассказам мальчишек, кто только не пробовал, и скажет, что с поднятым забралом трудно танцевать. Не правда ли?)…
Женька поняла, что он разобрался в кое-чем. Конечно, мальчишки глупы. А вот учитель физики Буянов сразу же запустил одну руку под ее кофточку, а другой задрал  юбку и, просунув руку под трусики, припечатался к ее лобку. Лишь одним пальцем он стал раздвигать ее губы… Стыдобища! Она вырвалась и убежала, полыхая огнем неведомых чувств.  Но захотела еще и еще оказаться наедине с физиком. Этого больше не случалось, а вот  дела по предмету у нее пошли чрезвычайно хорошо, и она уже не беспокоилась за годовую отметку. Оказывается, как мало было отдано…
- Я буду летчиком.
- Правда?
- Уже почти все комиссии прошел…

Первый самостоятельный полет у него прошел блестяще. Да и ничего особенного не было. Выводишь, как автомашину, самолет на взлетную полосу, держишь тормоза, а ручкой управления двигателем – РУДом - рвешь двигатель на максимальную мощность. Элка  дрожит, как скакун перед стартом на стадионе, взмах хлыста и она срывается. А здесь лишь отщелкаешь стопор тормоза и «чешка» рванет. Тяни закрылки вверх, убирай шасси и ты – свободен!
Ах, это чувство полета! Воздух он и пропускает твою машину вперед, и держит ее на своих невидимых ладонях. А ты, летчик, держи эти ладони так, чтобы не соскользнуть с них! Воздух – это обволакивающая субстанция, и здесь надо себя держать как мужчина перед женщиной. Она соблазняет, а ты держишься, потому что знаешь, что хочешь. Ты делаешь все, чтобы остаться при своем главном интересе – жить дальше!
Полет по «коробочке» - это маршрут в виде четырехугольника. Смотришь вниз и видишь ориентиры. Поворот. И до следующего. Хотя смех разбирает, поле с желтым от пшеницы цветом, и каким-то придурком  выкошено:  «А хо-хо не ху-ху?». А третий знак – купол церквушки с крестом. «Чур, не креститься! – кричал за спиной  инструктор в наушники. – Не бросать РУД!» А четвертый – вид полосы аэродрома.

Тот полет, ставший последним в жизни Германа, был несложным. Но маршрут уходил в сторону от их городка, аэродрома, цеплялся за Волгу. Именно на подлете к ней двигатель вдруг заглох. Поселок слева, поселок справа, назад не повернешь, лишь планирование на воду.  Это опасно. Это то же, что воздух, надо держать плоскость.
- Отказал двигатель, - говорил на удивление спокойно. - Не запускается, высота триста, сажусь на Волгу!
Все правильно, по инструкции. Уже подняты пожарные и медицинские машины. Но сюда ехать 30 километров! Успеют ли?
Это только случайный прохожий увидит быстрое падение самолета. В кабине же все шло мучительно долго, потому что все существо сопротивлялось гибели. И время как бы остановилось, хотя событие шло своим неотвратимым чередом.
И снова вспомнился тот школьный вечер, и глубокая ложбинка у поясницы, и острая грудь, сосок которой стал стальным…
И выпускной вечер, когда они снова танцевали, но шампанское и чувство свободы спутали все мысли.
«Трогай меня, трогай!» - твердило тело Женьки. Ее губы были близки, и танцующие слегка соприкасались ртами. Внизу все восстало, и шепот Женьки поставил все на свои места: «Уйдем! Ты же знаешь, я живу рядом. Побежали!» Он, Герман, повел себя как истинный офицер, он не торопил, но не давал угасать страсти. Древний инстинкт мужчины держал их в сладостном напряжении, как пробку в жерле вулкана. И лишь одно движение, когда он лишь оттянул трусики Женьки вниз, а она поддержала это, полностью от них освободившись, дало ход безумству.
Они уже потеряли счет совокуплениям, как в дверном замке послышался скрежет от вставляемого ключа. Когда мама вошла, они сидели за столом, и смотрели друг на друга испуганными, но  пылающими взглядами.
- Когда поженитесь? – только и спросила мама Жени.
- В первый семестр училища.
- А если  позже, то  вам придется идти в ЗАГС с лялечкой.
Герман сдержал обещание и зимой они расписались.  Женьке трудно было склониться над документом, чтобы расписаться, из-за живота.
Но эти его каникулы они не выходили из дома, а все десять дней пролежали в кровати. Лишь мама Женьки в первые дни тихо сказала за ужином:
- Вы хоть ребеночка не покалечьте.
Жертвой стала двуспальная кровать, о спинку которой отталкивался ногами Герман. Кровать развалилась, и мама Женьки долго смеялась:
- Господи, какие же вы дураки!
А отец Женьки смущенно восстанавливал мебель. Пахло казеиновым клеем. И в эту ночь они сбросили матрац на пол.
И вот в эти мгновения падении на воду Герман успел-таки насмотреться на фотографию дочери. Фото  было в нагрудном кармане. Осенью после лагерей он мог бы ее увидеть, но перед ним вырастала громада волжской воды.
Катерок с мальчиком и девочкой был на глиссаде. Они целовались, не обращая внимания на весь мир. А к ним летел самолет. Но его нельзя было услышать, потому что он летел тихо, как парящая в небе большекрылая птица. И чтобы не зацепить их, Герман повел ручкой чуть в сторону, закрылки сделали взмах, и машина крылом вошла в воду, отталкиваясь от нее, как циркач на манеже, делая «колесо».
Он долго смотрел в стекло кабины,  не чувствуя потоков крови на лице. А за кабиной все уже успокоилось. Ил и песок улеглись. Рыбы проплывали рядом, совершенно не интересуясь новым предметом.
Герман «видел» только Женьку, в самых непристойных позах, смеющуюся и зовущую его…

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Владимир Вейс
: Последний полет. Рассказ.
Казалось бы, что всё впереди- долгая и счастливая жизнь, дети, любовь, удача, но в какой-то миг всё перечёркивает несчастливый полёт. И уже ничего нельзя изменить.
30.01.08

Fatal error: Uncaught Error: Call to undefined function ereg_replace() in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php:270 Stack trace: #0 /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/read.php(112): Show_html('\r\n<table border...') #1 {main} thrown in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php on line 270