О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Глеб Симонов: Буквица.

Пространство «Буквицы» Глеба Симонова (известного также как Мелькор) – это пространство мифа и архетипов. «Край», «дно», «за морем синим» - это топонимы мифа, «соль», «камень», «пламень», «хлеб», «землица»– атрибуты ритуала, объекты, связанные с миром невидимым. Более того, мир «Буквицы» - мир «кромешный», где предметы и смыслы выворачиваются наизнанку, обретают своё потустороннее, «ночное» лицо:

станет собакой кот. станет землёй песок.
станет холодной печь. станет голодной дичь.

Человеку мифа не дано осознать себя как личность. Он «растворён» в (при)роде. Поэтому неудивительно, что представленные ниже стихи так безличны. Лишь в одном тексте появляется хилое, затенённое идиомой «нас», да фиксирующий речевой акт глагол «говорю», столь любимый современными поэтами (тема, достойная отдельного и долгого разговора).

Воспроизводя механику мифа, Симонов не всегда делает это гармонично. Например, гипнотическая интонация стихотворения «капля катится...» (родство которого с заговором очевидна), вероятно, зачаровала самого автора, отчего текст получился явно затянутым.

Если говорить об особенностях «Буквицы», то нельзя не отметить следующее: работая с глубинными пластами языка и культуры, Симонов остаётся в пространстве современной поэзии с её пренебрежением (часто вполне законным) пунктуацией, с её эллипсисами, игрой словами и смыслами, с её пёстрой речью, построенной на самых разнообразных ассоциациях.

Разумеется, подобная творческая стратегия не нова. Стоит вспомнить хотя бы одного из оригинальнейших и вместе с тем наиболее противоречивых сегодняшних поэтов – Шиша Брянского. Как и Симонов, Шиш обращается к мифу и бессознательному, но делает это гораздо жёстче – юродствуя, матерясь, плюя в лицо «высокой» культуре, а заодно и читателю с критиком.

Манера Симонова, разумеется, гораздо выдержаннее, в ней совсем нет эпатажа. Однако и без кричащей экспрессии его стихи звучат достаточно сильно, чтобы читатель согласился погрузиться вслед за ним в тёмную глубину «кромешной» иррациональности, которая – и это было бы глупо отрицать – жива в каждом из нас.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Артем Филатоф

Глеб Симонов

Буквица

прорастай зерно через камень гной
через холод злой через мор и бой
сквозь заплаты швы не тесня травы
прямо к небу ввысь стебельком тянись
через страх и смех через лишних всех
через край и дно прорастай зерно



*  *  *



колесо покатилось в гору мимо леса и поля мимо
по обочине вдоль дороги никуда и никем гонимо

набирая упрямо скорость поднимаясь наверх по склону
налетая порой на камни и не слыша как камни стонут

колесо покатилось прямо по дорожке вослед за солнцем
мимо города мимо храма по уроненным в грязь червонцам

по винтовкам зарытым в землю по равнинам столетней пыли
где дороги узлом петляли где узлы топором рубили

мимо треснувших колоколен разворованных в хлам конюшен
мимо тех кто здоров и болен мимо тех кто уже не нужен

мимо старых повальных сосен мимо неурожайных вёсен
вдоль дороги где ходят ноги и скрипят на пути колёса

мимо серого с грязью снега наступая себе на пятки
колесу не нужна телега колесу не нужны оглядки



*  *  *



капля катится
да по блюдицу
кому вынется
тому сбудется

за морем синем
да дубе сЫром
седая птица
из бурой крицы
сидит царицей
да всё хвалится
везде летала
всего едала
всего видала
и всё ей мало

летала птица
за все станицы
поилась птица
живой водицей
влетала птица
в дома избицы
видала птица
как людям спится
что людям снится

как белый пламень
над избой вьётся
и чёрный камень
на дне колодца
чумные пятна
на детском теле
и крестик спрятанный
в колыбели

как рыли ямы
валили сосны
сажали камни
сушили вёсла
искали истин
вбивали гвозди
ломали кисти
варили кости

как сука лает
и ветер носит
за горы реки
дворы дороги
и так до края
и птица знает
кому тот лай
упадёт под ноги

как рожь восходит
и дрожью бродит
как свечи жалят
и воск стекает
и свечку руки
в ручей бросают
в ручей бросают
потом подимут
и птица знает
как воск застынет

видала тоже
как стынет кожа
как лёд краснеет
и яд густеет
как кровь играет
и птица знает
о чём душа
в глубине болеет

на ваши руки
на ваши лица
смотрела птица
с любой страницы
всё птица знает
везде летает
и всё что видит
её не сытит

капля катится
да по блюдицу
кому вынется
тому сбудется
скоро сбудется
не забудется

чего не видит
того не будет
вези по снегу
тяни упряжу
снимайся ночью
да прочь от люди
туда где сидя
неможно княжить

где сон как драка
где сом как щука
где рваным на-ка
отхватят руку
где хватом сука
псаря разбудит
неси собака
куданибудет

по дну оврага
ходи в охотку
вези полено
восьмой кобылой
чтобы стало бело
всё то, что было
чтоб стала брага
царёвой водкой

да стань огнём камень
стань окном ставень
стань песок рисом
стань земля мясом
стань овраг полем
стань дурак волен

собака ела
собаку ела
да кровь летела

собаки дрались
собаки рвались
да кровь унялась

сядь на камень
а кровь не канет
нитка рвётся
да кровь печётся

да капля катится
всё по блюдицу
кому вынется
тому сбудется
скоро сбудется
не забудется
не минуется

свело ладони
швырнуло сбило
зерном под кожу
узлом наружу
и разлетелось
и развернулось
а обернулось
и разревелось

как в поле выйдешь
земли поднимешь
за плечи бросишь
и сам увидишь

не ближним светом
есть дуб без веток
на дубе этом
бескрылый ворон
на дуб безсукий
залез безрукий
и съел его-то
хоть был безротый
зашел он в воду
где нету брода
в воде пасётся
и в горло льётся
всё горлом льётся
вовнутрь гонит
да только жажды
не угомонит

в углу избицы
зола ютится
зола ютится
залает птица

залает птица
иглой в землицу
ведром корытом
другим накрытым
золой на рану
дугой полотна
что руки тянут
из окон в окна

парчой багровой
лицо накроют
и пёс дворовый
в землицу воет
в землицу ноет
в землицу эту
тебя зароют
да хлебом с болью
да перегудом
да чёрной сажей
тебя отмолят
потом забудут
а следом скажут

во хлеб вот соль
у стола не стой
в окно не гляди
и домой не ходи.

капля катится
да по блюдицу
кому вынется
тому сбудется
скоро сбудется
не забудется
не минуется



*  *  *



ничего говорю ничего ничего ничего
всё от ветра идёт и всё так же уходит на ветер
всё от ветра идёт значит нет ничего своего
всё от ветра идёт ничего не поделаешь с этим

раскатай по земле раскури схорони и забудь
после нас хоть трава не расти и терновник не вейся
за окном целина сапоги и заказанный путь
на лопатах верхом или так на колёсах по рельсам

не смотри говорю не смотри суета суета
бездорожие каркает ветер уносит под мышкой
от креста до моста неспроста не считают до ста
через дырку в кармане на землю летит мелочишка

всё от ветра и по одному значит до одного
значит от одного но никто ни за что не в ответе
ничего говорю ничего ничего ничего
хорошо что есть воздух из воздуха делают ветер



*   *   *



ниток коловорот. тени не держат ритм.
слово прядёт свою речь. сматывает клубок.
брошу его коту, пусть поиграет с ним.
станет собакой кот. станет землёй песок.
станет холодной печь. станет голодной дичь.
выдернет налету. веки поднимет крот.
время прядёт свою речь. время себя прядёт.
главного не достичь.

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Андрей Калита
: Буквица. Цикл стихотворений.
Пространство «Буквицы» – это пространство мифа и архетипов; это мир «кромешный», где предметы и смыслы выворачиваются наизнанку, обретают своё потустороннее, «ночное» лицо.
27.12.08

Fatal error: Uncaught Error: Call to undefined function ereg_replace() in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php:270 Stack trace: #0 /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/read.php(112): Show_html('\r\n<table border...') #1 {main} thrown in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php on line 270