О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Катарина Моква: Белый Эд.

Я обнаружил эту светлую и немного печальную повесть-сказку Катарины Моквы в польском сетевом журнале «Esensja». Мне сразу же захотелось перевести её на русский язык. Так что в каком-то смысле я поступаю сейчас неэтично: вроде как пропагандирую собственный перевод. Но бог с ним, с переводом. Возможно, когда-нибудь кто-то переведёт это сочинение К. Моквы и лучше. Обратите лучше внимание на сам текст. И вспомните какие-нибудь последние «шедевры» переводной детской литературы: там сплошная чертовщина, мистика, «гробы-скелеты-приведения», «пираты-бандиты», «ведьмы-колдуны», какая-то назойливая суета, «антипедагогическое» противостояние детей своим наставникам и даже родителям (дети, разумеется, чаще всего побеждают), иногда бессмысленная жестокость, склонность к эпатажу, попытка попугать, а порой – что-то вроде заигрывания перед маленьким читателем, ненужное (и не смешное) смехачество… Не стану уверять, что абсолютно вся детская литература сегодня такая (кто же из нас прочитал её ВСЮ?), но в последнее время мне, например, довольно часто попадается именно такое. Возможно, мне просто так везёт…

Всех этих недостатков лишена повесть К. Моквы «Белый Эд». И «потусторонний мир» здесь какой-то светлый, осмысленный, уютный и очень добрый, и дети – самые настоящие, живые, легко узнаваемые и легко ранимые, и родители тут такие, какие они и есть на самом деле – слегка замороченные своими житейскими проблемами и не склонные излишне нежничать со своими чадами. И – вот какая редкость! – в сказке нет ни одного отрицательного персонажа и, разумеется, жестоких сцен. И, тем не менее, повесть написана очень эмоционально, занимательно и поэтически красиво.

Мне кажется, у этой книжки Катарины Моквы есть будущее.


Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Алексей Петров

Катарина Моква

Белый Эд

Бумажный самолёт пролетел по комнате и мягко сел на тахту. Подбежал маленький мальчик, опустился рядом с ним на колени.
– Эд! Как тебе это понравилось? Неплохо, правда? – взволнованно сказал малыш. – Хочешь ещё раз?
– Само собой! – ответил ему тонкий голосок, и в складках бумаги на мгновение показалось беленькая головка. – Я обожаю летать!
– Ну так давай же! Внима-а-а-ание! Попрошу освободить взлётную полосу! Наш самый лучший пилот Эд отправляется в полёт! – мальчик сделал круг по комнате, размахнулся и снова запустил свой летательный аппарат в воздух. На сей раз нос самолёта задрался вверх, и бумажная машина опустилась на полку, висевшую слишком высоко.
– Ого!.. Эд, я не знаю, почему это так, но когда ты там, внутри, летит обалденно!
– Это потому, что я твой лучший лётчик! – весело отозвался голосок наверху.
Мальчик влез на стул, снял самолёт с полки и осторожно положил его на стол.
– Вылезай, Эд, у меня есть хлопья. Хочешь, небось, хлопьев? – сказал он и поднёс ладошку к кабине пилота. Через минуту из кабины лётчика вышло маленькое существо. Это был человечек ростом около двух сантиметров. Его растрёпанные волосы чуть серебрились, а тело было белёсым (но не молочно-белым). Эд выглядел так, словно был вырезан из льдинки, из замороженного молока, наполовину разведённого водой. Нет, он был не прозрачным, а скорее… разбавленным водой, что ли. Эд выскочил на раскрытую ладонь и уселся, болтая маленькими ножками и постукивая пятками по пальцу мальчика. Оба какое-то время молчали, поглощая шоколадные хлопья. Они ведь были закадычными друзьями, и не было им нужды болтать без умолку.
– Знаешь, Эд, очень здорово быть таким маленьким, как ты. Всегда можно спрятаться, и никто тебя не увидит. Ты можешь залезать в такие укромные уголки, которые мне даже не снились, – вздохнул мальчишка.
– Ну что ты! Ведь я ничего не умею! Ты передвигаешь стулья, пишешь авторучкой и вот… у тебя есть такой пакет с хлопьями! А я даже не смог бы его открыть!
– Это ты-то ничего не умеешь? Разыгрываешь меня, Эд? Ты умеешь гораздо больше, чем я, – насупился мальчонка.
– Неправда!
– Правда! Когда тебя не было, Эд, я не умел делать бумажные самолёты, не умел рисовать… ничего не умел. И знаешь, что я думаю? Это и вправду не я делаю, понимаешь? И даже удачные мысли не приходили ко мне в голову, пока не появился ты. Нет, Эд, не говори, что это не так, потому что я и без того знаю… – малыш повесил голову и стал малевать авторучкой в раскрытой тетрадке.
– Слушай, всё не так, как ты думаешь. Понимаешь, я не знаю, как объяснить, чтобы до тебя дошло. Это не я… серьёзно тебе говорю! Ты сам умеешь всё это делать, – Эд озадаченно смотрел на опущенную голову мальчишки. – Не веришь?
Тот упрямо молчал. Отложил в сторону авторучку и сидел, подперев ладонью голову. Эд спрыгнул с ладони и подошёл к нему так, чтобы видеть лицо мальчика, серьёзное и печальное.
– Ну, не грусти! О чём тебе печалиться? Допустим, я скажу, что это делаешь ты, а ты – что я. Разве это важно? Всё ведь и без того хорошо, разве не так? – спросил он, засмеялся и легонько потянул мальчишку за рукав.
– Это важно, Эд… Ты прав, всё хорошо, но ведь ты когда-то уйдёшь, а я? Я останусь один… такой неумеха… – в глазах малыша блеснули слезы, но по щекам не потекли, а словно высохли в одно мгновенье.
– Не думай об этом. Я не хочу никуда уходить отсюда. Да мне и некуда идти, – он на минутку замолк, а потом добавил ещё тише: – Никому я не нужен… – И тут же воскликнул с жаром: – А ты вовсе не неумеха! Запомни это! Слышишь? Ты уже не такой!
– Ну ладно. Обсудим это попозже, идёт? Мама хотела, чтобы я вывел Жемчужинку, – парнишка поднялся и подошёл к двери. – Ты пойдёшь со мной?
– Нет, лучше посижу в самолёте и подожду тебя. Буду представлять себе, будто я летаю, – Эд многозначительно подмигнул.
– Ну, тогда знаешь что? Я положу самолёт на подоконник, и ты сможешь смотреть на тучи и воображать себе, будто летишь где-то очень высоко, – сказал мальчик и перенёс Эда вместе с самолётом к окну. – Ну, пока! Я сейчас вернусь! – и захлопнул дверь. Было слышно, как зашуршала его куртка в коридоре и радостно залаяла собака. Потом всё стихло.
Эд сидел в самолёте, смотрел на тучи и думал о чём-то своём, теперь уже не о полёте. Он ломал себе голову над тем, как бы ему убедить малыша в том, что перемены, которые появились в жизни парнишки с тех пор, как они встретились – это вовсе не заслуга Эда. Просто это так случилось само собой. Ну, не совсем так… В общем, так и не так. Неумеха… Сам-то Эд был уверен в том, что это неправда, но если бы не появился он в жизни этого мальчика, тот никогда не поверил бы, что способен на многое. И мог бы стать неумейкой… Над ним уже все посмеивались. Теперь же, когда Эд показал ему, что тот многое умеет, и научил его, как находить радость в собственных выдумках и делать разные интересные вещи, всё изменилось. Сверстники вдруг заметили мальчишку и стали ценить его. Они даже искали его дружбы. Вот только одна проблема… Он думает, что это заслуга не его, а Эда. О-хо-хо… а ведь только пару секретов открыл ему Эд, научил совсем немногому, теперь же мальчонка всё делает сам… и не верит этому…
За короткий период времени Эд очень привязался к мальчику и теперь даже не представлял себе, как мог когда-то обходиться без него. Эд всегда вот так привязывался к «своим» детям. Прежде он жил у маленькой девочки и научил её рисовать. Когда-нибудь она сама поймёт, что умеет лепить, а ещё делать из разной никому не нужной ерунды чудесные вещи! Но тогда уже Эд не будет ей нужен. Он ушёл от неё, когда она стала всё больше и больше забывать о нём… Даже не заметила, что его нет.
А этот мальчуган? Эд показал ему, как интересно что-то выдумывать. Часто они вместе отправлялись на поиски приключений в воображаемых странах, которые никогда не существовали на самом деле. Когда-нибудь мальчик всё это опишет… Ну а пока он делает самолёты всё лучше и лучше, потому что каждый из них предназначен для выполнения особого задания. А ещё рассказывает удивительные истории своим приятелям. Они любят его за это.
Эд усмехнулся. Вот так! Самолёты… Он ведь тоже чему-то научился вместе с мальчиком!
Его размышления были прерваны дверным скрипом. В первую секунду Эд подумал, что это малыш вернулся вместе с собакой, но оказалось, что нет. В комнату вошла мама мальчика. По всей видимости, она подумала о том, что не помешало бы проветрить комнату сына, прежде чем тот ляжет спать. Она подошла к окну и отворила его. А на бумажный самолётик, лежавший на подоконнике, не обратила внимания.
Тут вдруг заволновался воздух вокруг самолётика, и Эд… отправился в свой первый настоящий полёт. На сей раз это вовсе не обрадовало маленького человечка. Он испугался. Никогда ещё он не путешествовал так долго один. Чтобы маленький самолётик вдруг не стал кувыркаться в воздухе и не сбросил своего пассажира во время полёта, Эд старался вспомнить всё, чему научился в доме мальчика. В конце концов Эд приземлился на газоне перед многоэтажным домом.


Мальчик привёл собаку домой. Он шёл и радовался тому, что расскажет Эду новую историю, которую придумал во время прогулки. Быстро снял куртку и обувь, открыл дверь в свою комнату и – замер. Ноги под ним подкосились. Окно было открыто, а от самолёта с Эдом не осталось и следа.
– Эд? – прошептал он тихо. Понимая, что случилось самое худшее, он даже не пытался громко позвать своего друга. Мальчишка выбежал из комнаты. – Мама! Где самолёт? Ведь он был там! На окне! Я положил его туда нарочно! Он должен был лежать там! – как из пулемёта, он сыпал словами, полными отчаяния и упрёка.
– Не знаю. Я не заметила его. Наверно, упал за окно. Ты столько их делаешь каждый день, сделай новый, – отвечала мать, чуть удивившись этому внезапному ожесточению  сына – впрочем, не настолько, чтобы пожертвовать лишней минуткой ради каприза ребёнка. Она пошла готовить ужин. Скоро должен был вернуться с работы муж, который наверняка будет уставшим и голодным. Разумно ли заниматься одним единственным бумажным самолётиком, если их вон сколько всегда валяется по углам дома?
– Нет, мама… я не сделаю другой. Я больше не буду делать самолёты… – отвечал мальчонка тихо. Он отвернулся, чтобы мама не увидела, как по его щекам текут слёзы. Ведь она не могла понять этого. Он вернулся в комнату и, обессилев, упал на тахту. В тот день он уже не выходил из своей комнаты. Не подействовали ни просьбы мамы что-нибудь скушать, ни угрозы отца, который бранил его за непослушание. Мальчику казалось, что всё это не имеет никакого значения.


Эд бесцельно слонялся по газону, стараясь не попасться на глаза собакам, которые то и дело пробегали поблизости. Да, это было время вечернего выгуливания четвероногих питомцев, а на таком дворе найти небольшую площадку, заросшую травой – подлинная удача. Эду вроде бы нечего было опасаться. Он ничем не мог пахнуть, поэтому животные его чаще всего не замечали. Но он всё равно их немного боялся. С ребёнком можно договориться, а с собакой? Кто знает, что придёт в голову псине? Особенно опасными были чрезмерно любопытные щенки, грызущие всё, что попало. Ах, да какое это теперь имело значение? Он думал о том, как бы ему вернуться к мальчику. Ждать его здесь? Ведь он иногда выгуливает собаку, и они с Эдом могли бы опять встретиться. Хотя вряд ли: заметить маленького Эда в такой траве? А кроме того, неизвестно, придут ли мальчик с Жемчужинкой на этот газон. Может быть, они гуляют где-нибудь в другом месте? Сколько времени придётся ждать удачного стечения обстоятельств, когда их дороги снова пересекутся? Дни, а может быть даже месяцы! Нет, это слишком долго.
В такой ситуации мог бы помочь только Радуга-Ку. Но как до него добраться?.. Эд не знал дороги назад. Всякий раз было так: утром он появлялся на плече у ребёнка, к которому его посылали, а позже, когда он уже был не нужен малышу, Радуга-Ку возвращал Эда домой… Радуга знает всё! Он смог бы помочь снова отыскать мальчика. Но как вернуться назад?
Солнце опускалось всё ниже. Эду было очень холодно. Он не привык к осенним ночёвкам в траве. Ах, если бы найти хоть какую-нибудь тряпочку! Хоть что-нибудь! Самолёт? Ну да, ведь тут недалеко лежит самолёт. Там, внутри, будет хоть немного теплее. Нужно торопиться, пока не наступила ночь. Ага, вон белое пятнышко на фоне потускневшей зелени газона. Но что это? В лучах заходящего солнца Эд заметил, что в самолёте поблёскивает что-то красное… «Нет, наверно мне померещилось. Может быть, это игра солнечных лучей? Потому что… откуда бы ей тут взяться? – засомневался он, но всё-таки ускорил шаг. Эд уже почти бежал. – Это невозможно, но всё же… Ах, этот цвет! Нужно непременно проверить!»
Эд подбежал к самолёту и тут услыхал позади себя знакомый смех.
– Ки? Это и вправду ты? – маленький человечек обернулся, но никого не увидел. – Где же ты, сумасбродная девчонка? – засмеялся он и внимательно огляделся по сторонам. Она могла быть где угодно, это её старые штучки! Всегда прячется. Он нагнулся, заглянул под самолёт и в этот миг услыхал голос сверху:
– Я – сумасбродная девчонка? Ах, вот как ты встречаешь старых друзей? – она сидела на самолёте и болтала ногами. Его любимая Красная Ки! Как всегда, улыбка до ушей. Может ли Ки вообще быть серьёзной?
– Ты зануда, Белый Эд! От меня тебе привет! – произнесла Ки и спрыгнула с самолёта.
– Я? Зануда? Вот я тебе сейчас покажу зануду! – воскликнул Эд, притворившись ужасно обиженным, и кинулся в погоню за Ки, которая пустилась наутёк. Они с минуту бегали вокруг самолёта, пока не запыхались. Их глаза сияли от радости.
– А теперь отвечай, откуда ты тут взялась, – потребовал Эд.
– Как это откуда? Радуга-Ку прислал меня к тебе, – она пожала плечами.
– Прислал тебя? Зачем? Разве он не мог вернуть меня назад обычным способом? – множество вопросов требовали немедленного ответа. – И вообще, откуда он узнал о том, что у меня неприятности?
– Ай-ай-ай! Ну ясно, ты ничего не знаешь! – вздохнула Ки. – Ладно, всё тебе расскажу, но давай только залезем в этот твой самолётик, а то тут слишком дует, – сказала Ки и потянула Эда за рукав.
Они поднялись наверх. Эд с удивлением обнаружил там два тёплых одеяльца, которые Ку принесла с собой.
– Ки! Ты супер! Я вижу, что ты обо всём позаботилась!
– Думаешь, мне хочется тут мёрзнуть, даже если рядом ты? – фыркнула она. – Садись, Эд, и завернись в одеяло. У нас впереди целая ночь! Ты голоден? – спросила она и зашуршала под одеяльцем чем-то необыкновенно аппетитным. – Я принесла оладушки от Жёлтой Су. Едва только она узнала, что я отправляюсь за тобой, сразу же мне что-то сунула. Сказала, что это специально для тебя. – Ки лукаво усмехнулась. – Скажи, Эд, откуда она знает, какие оладушки ты любишь?
– Ну, будет тебе, Ки! Пару раз я ужинал у неё, только и всего! – Эд потупился и, если бы не был белым, наверняка бы покраснел. – Ты всё тараторишь и тараторишь, а ни на один мой вопрос не ответила.
– Ну-ну, какой ты нетерпеливый!.. Ну, хорошо! – Ки улеглась поудобнее, завернулась в одеяльце, закинула руки за голову и задумалась. О чём-то нужно было рассказывать, а о чём-то – нет. В конечном счёте, тут не было никакой тайны, но в их мире существовало неписанное правило: «Лишнего не болтать». Она радостно улыбнулась, увидев, как её друг с аппетитом набросился на оладушки.
– Как я уже говорила, меня прислал Ку.
– Ммм… знаю, – ответил Эд, не переставая жевать.
– Свою миссию ты не закончил. И сколько ещё осталось! Ты по-прежнему нужен, без таких, как ты, не обойтись. Вот и всё! Поэтому Радуга-Ку и послал меня, – торопливо сообщила Ки и, довольная собой, умолкла. Вот, она рассказала всё, что нужно, с него довольно.
– Это я понимаю. А откуда Ку узнал о случае с окном?
– Да как всегда! – пожала плечами Ки, мысленно подбирая множество нелестных эпитетов в адрес чересчур уж любопытного Белого Эда. Она даже улыбнулась собственным мыслям, так они ей понравились!
– Эх, Ки… Ты думаешь, мне известно, как это обычно бывает? Вижу, вижу, сама-то ты знаешь. Ну так расскажи… – попросил он, придав голосу и взгляду как можно больше убедительности.
– Ах, какие вы, Белые, ужасные существа! Было бы о чём говорить! – она покачала головой. – С помощью росы! С помощью росы Радуга получает нужные сведения. Капельки воды есть везде. Они испаряются, ветер приносит это к Радуге-Ку, а тот узнаёт последние новости. Так же он находит и детей, которым мы нужны, и принимает решение, кого из нас к ним послать.
Эд задумался. Если Ку знает обо всём, что происходит на свете, то скорей всего ему будет нетрудно разыскать мальчика. Радуга-Ку молодец, он наверняка поможет!..
Но всё равно что-то не давало Эду покоя.
– А скажи, Ки, почему ты знаешь, как вернуться назад, а я нет? – этот вопрос тревожил его с самого начала, когда она сказала, что пришла за ним.
– Понимаешь, Радуге-Ку нужен кто-нибудь для особых случаев. Как этот, например. Ну, и выходит, что я как раз такая – Для Особых Случаев. – Ки вскочила вдруг на ноги и низко поклонилась, помахав воображаемой шапочкой перед Эдом. – К вашим услугам, благородный господин!
После чего торопливо прыгнула под одеяло, весело рассмеявшись.
– И всегда была такой?
– Нет, не всегда. С недавних пор. А прежде была такой Красная Тэ, – Ки покосилась на Эда. – Разве ты не знал? Ну конечно, откуда же. Она не вернулась, когда в последний раз переводила кого-то через Туманную Мглу. Погоди, кто же это был?.. Он-то вернулся… Ах да! Эм! Зелёный Эм. У него тоже были какие-то проблемы. Она довела его до дома, а сама… Пшшш! И никто её больше не видел. Поговаривали, что она якобы слишком долго выполняла задание. Это было летом. Начинался жаркий день. Зелёного Эма она пропустила вперёд, а её саму солнце разбило на частички пара… Эх, да что там говорить! Каждого из нас рано или поздно ждёт что-то подобное, разве не так?
Эд вздрогнул от мысли о том, что когда-то и он будет разрушен на частички пара. Эд загрустил, вспомнив Красную Тэ. Она была весёлой и полной жизни, такая же, как Ки. Все Красные были похожи друг на дружку. Они никогда не теряли чувства юмора, всегда были деловитыми и активными. Их посылали к грустным детям, которых нужно было учить смеяться. А ещё – как держаться подальше от всего, что ранит и причиняет душевную боль. «Это очень важно – уметь смеяться! – подумал он. – Может быть, именно поэтому Ку доверяет такие задания Красным?»
Ки завернулась в одеяльце и поджала ноги. Теперь она была похожа на маленькую красную капельку.
– Залезай под одеяло, Эд, и спи, наконец. – Она зевнула.  – Утром мы будем дома.
– А ты? Ты не будешь спать всю ночь? – спросил он, кутаясь в одеяло.
– Аааа… – она опять зевнула. – Поднимусь на рассвете. Знаешь, заспанная, я плохо выполняю задание, – и тихонько захихикала в одеяльце. – Спокойной ночи, Эд! Увидимся дома!
– Доброй ночи тебе, Ки! – ответил он и натянул одеяло до ушей. Через минуту он услыхал ровное и спокойное дыхание подруги. – Ах, что за день! – вздохнул Эд. – Надеюсь, всё как-нибудь устро… – не закончив фразу, он погрузился в сон.


– Вставай, Эд, ах ты соня! – Ки легонько дёрнула приятеля за рукав. – Ну же, вставай! Ты готов спать даже в тот момент, когда нужно перебираться на другую сторону Туманной Мглы.
– И что же, ты сейчас и в самом деле отправишь меня туда? – пробормотал Эд, вылезая из-под одеяла.
– Нет, конечно. Всё равно это ничего уже не изменит, – она стояла над ним, подперев бока руками, и давилась со смеху.
Эд огляделся по сторонам. Не оставалось сомнений в том, что он уже дома. То есть не совсем дома. Эд лежал под одеялом на главной площади города.
– Привет, Эд, рад видеть тебя! – крикнул кто-то рядом. – Прости, что не могу остановиться поболтать с тобой. Я опаздываю. Забегай в гости, если будет время!
– Да, конечно, загляну к тебе, Пи, когда-нибудь… – запинаясь, ответил Эд, ещё не проснувшись окончательно. – Пока! – крикнул он и помахал рукой, но Синий Пи уже умчался куда-то и, вероятно, даже не услыхал последних слов. – Ах, эти Синие, вечно они куда-то торопятся, – вздохнул Эд и понял, что он опять среди своих.
Он осмотрелся по сторонам. Вокруг площади стояли небольшие домики, и почти каждый был выкрашен в иной цвет, нежели остальные. Хозяева этих домов были разного цвета, а потому и красили свои жилища по-разному… Ага!.. вон, совсем неподалёку, живёт Синий Пи! Каждое окно у него выкрашено не так, как другие! Цвета подобраны словно случайно, это зависело от того, какая краска под руку попала. А там, дальше, на углу первой улочки, стоит домик Фиолетовой Ур. Эх… Ур! – когда Эд думал о ней, всегда слегка робел. Фиолетовая Ур, сосредоточенная и тихая, была такой внимательной и вежливой, что он никогда не знал, о чём она думает на самом деле. Любому она могла сказать что-нибудь приятное. Её домик выглядел безупречно. Да, это удачное слово – «безупречно». Всё такое элегантное, ладное, скромное и… без полёта! – Эд пожал плечами и отвернулся.
Его размышления прервала Ки, которая уже довольно долго терпеливо ждала, когда же он перестанет таращиться на старые стены.
– Ну, Эд, хорошенького понемножку! Пошли домой! Доведу тебя до конечного пункта, а потом и ням-ням пора. Я в такие минуты всегда бываю страшно голодной! Не забудь, что это ты вчера ужинал, а не я… А кроме того, Радуга-Ку ждёт меня. Ну так как? – выпалила Ки, добравшись уже до угла улочки, где нетерпеливо переминалась с ноги на ногу в ожидании Эда.
– Да, конечно, я уже иду, Ки! Погоди немножко! Знаешь что, я тоже что-нибудь съел бы. Может быть, оладушки у Жёлтой Су? – спросил он, сворачивая одеяльце.
– Не-е-ет, Эд… Уж прости, но если тебе хочется поболтать с этой Су, то ради бога, а я тороплюсь, – проворчала Ки. – А кроме того… не уверена, захочет ли она видеть меня именно сегодня! – добавила, чуть прищурившись. – Уж лучше прогуляюсь до какой-нибудь закусочной.
–Но как же так?.. Эх ты…– он махнул рукой. – Что ж, пойдём, Ки.
Дом Эда стоял на перекрёстке двух узеньких улочек, таких же извилистых, как и все другие в этом городишке. Уже издали можно было увидеть аккуратные симпатичные башенки, почти упирающиеся в небо. Окна выглядели довольно скромно, хотя и не лишены были некоторых изящных украшений, таких, как, например, затейливые остроконечные козырьки, прекрасно гармонирующими со стройными башенками, или же красивый цветочный орнамент на ставнях, который, впрочем, можно было заметить лишь кое-где, как бы случайно. Домик был окружён небольшим садиком, когда-то, наверно, прелестным, ныне же неухоженным: ведь хозяина так долго не было.
– Ну, пока, Эд! Я доставила товар на место и исчезаю! – сказала Ки со своей неизменной озорной ухмылкой, притаившейся в уголках рта.
– Спасибо тебе, Ки. А знаешь, приятно увидеть своё старое барахлишко, – шепнул он.
– Я понимаю. Теперь отдыхай. Мы обязательно увидимся чуть попозже.
– А кстати, Ки, ты идёшь к Радуге-Ку, верно? Понимаешь, у меня к нему дело. Ты не могла бы устроить для меня встречу с ним?
– Без проблем, Эд. Ты… ты хочешь вернуться к мальчику, так? – в голосе Ки угадывалась печаль. – Не знаю, получится ли это у тебя, но буду держать за тебя кулачки! И, конечно же, поговорю о тебе с Радугой, – добавила она обычным своим весёлым голосом, после чего повернулась и побежала вниз по улице. Эд проводил её взглядом до ближайшего поворота, за которым она скрылась, а потом вошёл в дом.


Радуга-Ку не жил в городе. Разве могло быть иначе, если правитель, похожий на каждого своего подданного, в то же время чем-то от них отличался? Здесь не было для Радуги-Ку подходящего места. Главной причиной, из-за которой он вынужден был держаться подальше от других жителей, был свет. Стены замка Радуги-Ку расщепляли свет на множество красок, и те смешивались, перемещались каждый раз в ином порядке. Если бы Ку жил в центре города, расщеплённый свет падал бы на дома и их обитателей, меняя их собственную окраску.
Эд шёл к замку, не зная, какое решение услышит там. Недавно он спросил у Ки, почему Зелёный Эм не вернулся к ребёнку, за которым присматривал, а остался в Стране Радуги. Подруга ответила уклончиво: видимо, Эм сам не захотел.
– Разве можно не хотеть вернуться к ребёнку, который ждёт? – не поверил Эд. Наверно, Ки тоже не знала, как было на самом деле.
Эти размышления ещё больше поколебали его уверенность.
Он видел луну над замком и шёл медленно, неспешно. Чем больше он откладывал момент встречи, тем дольше мог успокаивать себя надеждой, что Радуга отыщет ему мальчика.
Он вошёл в зону действия расщеплённого света. На маленьком тельце Эда заиграли все краски радуги. «Удивительно, – подумал он, – я должен казаться себе каким-то другим, не таким, какой я есть на самом деле, а я по-прежнему чувствую себя Белым».
Осмотрелся по сторонам. Никогда ещё он тут не был. Подвижные лучи расщеплённого света создавали впечатление, будто замок не стоит на месте, а всё время перемещается. Эд пытался разглядеть очертания купола и окон, но с удивлением обнаружил, что не может. Купол то исчезал, то появлялся снова, и всякий раз Эду казалось, что купол теперь другого размера. А окна? Вообще, есть ли тут окна? Иногда ему казалось, что он видит небольшое круглое отверстие в стене, но оно появлялось каждый раз в другом месте. Может быть, в замке Ку вообще нет окон? Эд вошёл внутрь и понял, что в этом удивительном доме и вправду не может быть окон. Весь замок был заполнен светом.
– Ах, вот оно что… – пробормотал он. – Теперь всё ясно!
– Ясно, ясно! – ответил ему голос неожиданно мелодичный и тёплый. – Всё здесь соткано из лучей. Потому-то, Эд, всё это существует и одновременно не существует. Приветствую тебя в моём доме!
Эд растерянно огляделся по сторонам и только теперь увидел фигуру старика, которая каждый миг меняла свой цвет. Эд слегка смутился. Он уже стоял перед самим Радугой-Ку и даже не заметил его поначалу, разглядывая стены. Стены? А может тут и нет никаких стен?
– Ты хотел задать мне какой-то вопрос. Слушаю тебя, – Ку улыбнулся, и, услыхав его голос, Эд сразу же забыл о том, что волновался ещё минуту назад, когда переступал порог замка. Радуга смотрел на него, ждал и улыбался нежно, спокойно и загадочно.
– О Господин, не мог бы ты отыскать мальчика, которому я помогал? Знаю, что я ему нужен. Мы ещё столько должно сделать вместе! – на одном дыхании выпалил Эд и с надеждой посмотрел в глаза Радуге-Ку.
– Я бы мог, Эд, но не сделаю этого, – спокойно отвечал Радуга.
– Но почему, о Господин! Он ведь ждёт меня! Моя задача не выполнена до конца, даже Ки сказала об этом! – отчаянно воскликнул Эд. Минутная успокоенность, которую он почувствовал при первых звуках тёплого и доброжелательного голоса Ку, вдруг сразу исчезла.
– Каждого из вас, Эд, отправляют к ребёнку только один раз. Таков закон нашей Страны, – спокойно ответил Ку, неспешно поглаживая длинную бороду. – Когда тебя посылают туда, у тебя появляется шанс, и у ребёнка появляется шанс, но это один единственный шанс, другого уже не будет.
– Я не упустил свой шанс! Это была случайность! А я столько ещё хотел показать мальчику, столько объяснить, – голос Эда дрогнул. – Без меня он утратит веру в себя, о Господин…
– Ты дал ему много, и теперь малыш сам должен решить, что с этим делать. Ему не будет легко, Эд, но поверь, он не забудет того, чему ты его научил.
– Ему казалось, что он ни на что не способен, хотя всё делал самостоятельно. Он думал, что это не он, а я… Я как раз хотел ему всё объяснить, а тут…
– Эд, я знаю твою историю и историю этого мальчика. Он кое-что получил от тебя. Если теперь он это забудет, думая, что всё, что умел, потерял вместе с тобой, то ничего тут не поделаешь. Так тоже бывает, но есть ещё один шанс. Мальчик может открыть эту способность в себе без твоего участия и тогда тем более поверит в то, что это не ты тому причина, а он сам.
– Да, но только…
– Оставь его, Эд. Закон есть закон, и в нём есть глубокий смысл. Ты вовсе не обязан сегодня понимать это. Сейчас тебе нужно лишь верить мне. – Ку говорил спокойно и негромко, а Эд чувствовал, что не может найти ни одного довода, чтобы переубедить Радугу. Чувство разочарования и обида боролись в нём с уверенностью в том, что Ку всё равно прав.
– А теперь возвращайся домой, Эд. Ты должен отдохнуть, потому что тебя ждут новые задания. – Ку положил ладонь на плечо Эду и легонько подтолкнул к двери. – Ступай, тебя ждут твои друзья.
– Прощай, Господин. Спасибо тебе за то, что захотел меня выслушать, – печально произнёс Эд и поклонился Радуге, а потом повернулся и направился к выходу.
– До свидания, Белый Эд, – услыхал он за спиной тёплый певучий голос.


Эд долго не мог прийти в себя в собственном мире. Он не занимался садом, не встречался с друзьями. Терпел только присутствие Красной Ки, которая приходила почти каждый день и рассказывала ему необычные истории из жизни городишка. Они не интересовали Эда, но он любил слушать её голос. В смехе Ки растворялась его печаль, и он на короткое время забывал о мальчике. Когда же подруга уходила, в тишине возвращались к нему слова: «Ты ведь когда-то уйдёшь, а я? Я останусь один… такой неумеха…»  И тогда Эд выбегал из дому и бесцельно бродил по окраине города или шёл к Жёлтой Су. Она ни о чём его не спрашивала. Он усаживался в уголок возле камина и молчал. Изредка она подходила к нему и гладила по голове. Ей не нужно было ни о чём спрашивать, потому что она всё видела и всё понимала. Именно поэтому он и не мог там оставаться надолго. Эд возвращался домой и пытался уснуть, а на следующий день снова видел Красную Ки.
В тот день она тоже пришла, но на сей раз обошлось без глупых шуточек с её стороны и она не рассказала ему ни одной сумасшедшей истории.
– Привет, Эд! Похоже, я больше не буду торчать дома. Радуга-Ку отправляет меня к новому ребёнку, – сообщила она с порога.
– Ах, вот как, – он повернулся к подруге спиной, чтобы скрыть от неё свою печаль. –Это хорошо, Ки… ты кому-то нужна, – сказал он. И добавил еле слышно: – Нужна гораздо больше, чем…
– Ну, Эд! Не надо так печалиться! Лучше бы ты занялся садом, а то он уже совсем зарос, – воскликнула она и так энергично хлопнула его по спине, что он едва не упал. – А по секрету тебе скажу, что если ты не займёшься этим теперь, то можешь не успеть привести его в порядок! – добавила она, с улыбкой заглядывая ему в глаза.
– Как это так?
– А вот так! Скоро и ты отправишься в путь, Эд. Радуга снова узнал о каком-то ребёнке, который не верит в свои силы, – как бы нехотя ответила Ки, уселась на диван, но тотчас же вскочила. – А потому, старина, возьми себя в руки! Займись-ка лучше садом, парень! Ты совсем перестал за ним ухаживать.
– Садом? Что мне за дело до сада? – Эд пожал плечами, но всё же подошёл к окну и выглянул наружу. Да, не самый лучший вид. Было в этом, впрочем, какое-то своё очарование. Если вот тут немного подрезать и вон там тоже, а кое-где оставить природный беспорядок… Это выглядело бы даже интересно!
Ки сидела на диване и лукаво улыбалась.
– Ну, что думаешь?
Лицо Эда впервые за долгое время по-настоящему просветлело.
– Да! Я понимаю теперь, на что ты намекаешь… Ох, Ки! Что бы я без тебя делал? – он покачал головой. – Наверно, я бы умер от горя, превратившись в…
– В частички пара, да? – засмеялась Ки. – Всегда готова вам служить, о печальный Белый Господин! Но только до вечера! А утром меня уже здесь не найдут.
– Ладно. А пока пошли где-нибудь погуляем! Куда-нибудь за город. Знаю одно волшебное местечко, оно тебе обязательно понравится! – он взял её за руку и потащил из дому.
– Ну вот! Это опять ты, прежний Эд!
Они весело побежали вперёд, чтобы не терять ни минуты. Время текло в Стране Радуги в совершенно ином ритме, нежели в мире людей. На другой стороне от Туманной Мглы всё было совсем иначе. Там время совершенно не совпадало с тем, в котором жили обитатели Страны Радуги, где неделя могла длиться пять людских лет или же, напротив, всего один день. Случалось и так, что время на земле Радуги-Ку вдруг ненадолго становилось таким же, как у людей.
На рассвете Ки отправилась к людям, а Эд с увлечением принялся приводить в порядок свой сад. Эта работа приносила Эду радость. Огромная жажда деятельности, пробудившаяся в нём, позволяла ему лучше приготовиться к новой встрече с человеческим ребёнком. Нет, он не забыл о том мальчике, с которым расстался. Он часто возвращался к нему в своих мыслях. Не было никакой уверенности в том, что ребёнок нашёл свою дорогу в жизни, и Эд постоянно беспокоился о нём, но что тут поделаешь? «Может быть, Ку был прав? А что если тут так же, как с этим садом: достаточно посеять семечко, и оно взойдёт самостоятельно?» Другого выбора не было, поэтому пришлось с этим согласиться.
Потом Эд опять отправился на задание на другую сторону от Туманной Мглы. Какое-то время он был задушевным другом мальчишке, которому он открыл мир звуков. Сначала они вместе развлекались музыкой ветра и дождя, потом искали гармонию в голосах зверей и в городском шуме. Когда же он покидал мальчика, тот, как обычно, сидел за старым пианино, которое осталось после бабушки, и даже не заметил, что Эд исчез.

На сей раз, вернувшись домой, Красную Ки он не застал. Она опять была у людей на другой стороне от Туманной Мглы, помогая какому-то ребёнку найти радость в жизни. Вспомнив совет подруги, Эд принялся приводить в порядок сад – точнее, стал придумывать новые сочетания цветов на грядках. Ему пришлись по душе полуодичалые кусты, которые очень разрослись во время его отсутствия и теперь делали сад по-своему красивым. А ещё Эд выкопал небольшой канал до ближайшей речушки, отчего в одном из уголков сада теперь журчал ручеёк. Именно там Эд чаще всего и проводил время. Нет, он не всегда был один. Частенько приходила к нему Жёлтая Су. Это специально для неё он устроил этот маленький тихий закоулочек с родничком. Они сиживали там вместе, говорили немного, а всё больше слушали, о чём рассказывала им вода. Возможно, только Эд слышал это, а Су различала лишь журчащую музыку родничка, но это не имело никакого значения. Каждый из них находил там что-то для себя. Они почти не разговаривали и, хотя и были погружены в собственные мысли, радовались тому, что проводят время вместе, им было довольно и этого.
В то утро Эд снова сажал цветы на грядке возле ручья и думал о том, как понравятся они Су, которая придёт во второй половине дня, чтобы попить с ним чаю из бутона розы. Он как раз наливал туда воду, когда вдруг стремительно распахнулась калитка сада. Эд даже подскочил от неожиданности. Кружка выпала у него из рук, и вода залила ноги.
– Привет, Эд! – крикнул кто-то.
Он даже слегка оглох, словно от выстрела. Перед ним стояла Красная Ки.
– Ну, и что ты так вытаращился? Не узнаёшь свою подругу? Да, конечно, меня долго не было, но чтобы вот так, сразу, забыть меня… Стыдно, Эд, стыдно.
Она стояла перед ним и смеялась, потешаясь над удивлённым выражением лица своего друга.
– Но что ты здесь делаешь, Ки? – наконец с трудом произнёс Эд.
– Сейчас всё тебе объясню. Присядем-ка на минутку, а то, по правде сказать, у нас почти нет времени. Знаешь что: мне кажется, будет лучше, если мы войдём в дом. Не хочется, чтобы все в городе знали о том, что я тут, – сказала она и потянула приятеля за руку. Он шёл за Ки и чувствовал, что случилось что-то серьёзное. Ки никогда не выглядела такой загадочной. Кроме того, он знал, что она не выполнила своё задание до конца и, следовательно, не должна была вернуться в Страну Радуги. Но Ки здесь. Всё это казалось ему удивительным.
Они вошли в дом.
– Сделай мне чаю, Эд, хорошо? Мчалась сюда, как сумасшедшая, – сказала Ки, усаживаясь на диван. Она уткнулась подбородком в свою ладошку и задумалась. Сидела молча, на неё это было не похоже. Ждала Эда из кухни. Он принёс чай, поставил чашки на стол. Ки стала машинально помешивать ложечкой.
– Но ведь ты ещё не насыпала сахар…
– Разве? Ах, какое это имеет значение? Послушай, Эд, – начала она. – Меня послали к маленькой грустной девочке. Понимаешь, у неё нет нормальной семьи, такой, чтобы с мамой и папой. У неё только папа. Мамы умерла внезапно, когда девочка ещё была совсем маленькой. Они остались вдвоём с папой. Эд, знаешь, и он, и она такие печальные. Скорее, грустит именно она, потому что он… – здесь она задумалась. – Не знаю, как объяснить. Он не чувствует печали, не понимает, что ему грустно. А она, малышка, совсем одна. Её папа приходит с работы, забирает её из садика, кормит, укладывает спать и… и больше ничего. Даже не интересуется её играми. И редко сажает её себе на колени.
– Он не любит её? – спросил Эд напрямик.
– Да нет, речь не об этом. Он наверняка любит её. Но только он, не знаю… какой-то такой, словно в нём что-то умерло. Как будто он замкнулся в себе и в своей работе. Он, кажется, даже не замечает, что она грустит. Понимаешь, он ничего не видит… Берёт работу на дом, до поздней ночи чертит проекты или что-то подсчитывает, потом, утром, поднимается и опять идёт на работу. И дальше всё одно и то же, – она умолкла.
– И что же, Ки?
– Видишь, я слишком много тут наговорила тебе, но дело совсем в другом… Я кое-что увидела, – она собралась с духом. – Когда малышка уже пошла спать, я от нечего делать стала заглядывать в разные уголки дома. Ну, и вошла в его комнату. Он, как всегда, что-то чертил у настольной лампы, а потом вдруг перестал. Сидел и смотрел в окно. Ей-богу, я никогда не видела, чтобы он вот так сидел и ничего не делал! – Ки отхлебнула чаю. – А потом он взял бумагу со стола – ну, такую, исписанную цифрами, и… знаешь, Эд… Он сделал самолёт и запустил его по комнате. Самолёт упал совсем близко от меня. Это был точно такой же самолёт, возле которого я нашла когда-то тебя! И я подумала…
– Ах, Ки, ведь их так много, этих бумажных самолётов! Да и редко бывает так, чтобы они чем-то отличались друг от друга. Почти каждый мальчишка делает такие самолёты! – воскликнул он. – Это ничего не значит. Каждый повзрослевший мальчик может вспомнить, какие самолёты делал когда-то в детстве, – добавил он, хотя не был уверен в том, о чём говорил. Он отлично помнил «те» самолёты. Почти каждый отличался от предыдущего. Модели были всё интереснее и лучше, а в тот день… да, тогда у них получился чудесный самолёт. Может быть, даже самый лучший.
– Нет, Эд, это не так, и ты хорошо это понимаешь, только притворяешься. Это был уникальный самолёт. Трудно было бы сделать второй точно такой же, а ТОТ именно ТАКИМ и был, – продолжала настаивать Ки, внимательно глядя на своего друга.
Эд встал и подошёл к окну. Скрестив руки на груди, он стоял и смотрел в сад. Именно теперь, когда Эд уже свыкся с мыслью о том, что мальчик как-нибудь справится сам и что они никогда не встретятся вновь, потому что таков закон Страны-Радуги, парень нашёлся. На диване сидела Красная Ки, которая могла бы забрать Эда к мальчику. Достаточно было только захотеть… Захотеть? Ещё недавно он мог бы поклясться, что хочет опять увидеть того мальчика. А теперь боялся. Он долгие годы вспоминал беспомощного малыша, склонившегося над листком бумаги и, чтобы не заплакать,  забыть о своих огорчениях, рисующего какие-то каракули. А теперь, когда повзрослевший мальчишка, став инженером, чертит проекты и с головой погружается в работу – что же ещё он делает, как не это? Надел на себя панцирь и не подпускает к себе даже маленькую дочку.
– Ну как, Эд? Ты идёшь со мной? – Ки ожидала твёрдого ответа. Эд знает, что это непросто – оставить доверенного тебе ребёнка, не выполнив задание до конца. Но ведь время в мире людей частенько течёт очень уж быстро. И если вернуться туда только через несколько лет… А он, Эд, всё таращится на сад и никак не может принять решение.
– Слушай, Эд. Я знаю способ перейти на ту сторону от Туманной Мглы ещё сегодня, не дожидаясь рассвета. Ты идёшь или нет?
Она вскочила с дивана, подошла к своему другу и изо всех сил потрясла его за плечо.
– О чём, скажи на милость, ты так долго размышляешь? Это твой последний шанс! – крикнула она. – Сидеть дома и упиваться своими воспоминаниями – это легко. А вот когда оказалось, что ты можешь помочь, тут-то ты и… – она на минутку умолкла, а потом решительно закончила: – Трус!
И направилась к двери.
– Нет! – воскликнул Эд. – Погоди, Ки, всё не так, как ты думаешь, – сказал он, понимая, впрочем, что она во многом права. – Ты просто застала меня врасплох, только и всего. Конечно, я иду с тобой.
– Ох, Эд… – вздохнула Ки. – Собирайся, у нас совсем нет времени.
В голове Эда промелькнула мысль о Су. Ведь она ничего не знает. Сегодня она, как всегда, собиралась прийти на чай. Получается, явится к закрытой двери. Он быстро нацарапал записку и повесил на дверной ручке: «Дорогая Су, не жди меня, потому что я не знаю, когда вернусь. Эд».
Ки уже была у садовой калитки.


На той стороне Туманной Мглы, где жили люди, был поздний вечер, когда Белый Эд и Красная Ки оказались в комнате девочки. Малышка уже спала, и было видно, что её донимают тревожные сны. Дышала она неровно и то и дело переворачивалась с бока на бок.
– Бедная девчушка… – вздохнула Ки. – Ей опять снятся кошмары. Интересно, долго ли меня здесь не было? Очевидно, уже несколько дней прошло в сумасшедшем мире людей, и этого оказалось достаточно, чтобы к ней вернулись печаль и беспокойство. Хорошо, что ты быстро принял решение. Если бы здесь прошёл год, всё могло быть значительно хуже, – сказала она и похлопала приятеля по спине.
Эду было неловко смотреть на маленькую девочку. Он отлично помнил, как переживал когда-то, что не может вернуться к своему мальчику, как боялся за него и думал, что малыш не сумеет справиться с трудностями жизни. Ки, наверно, боялась тоже, когда он, Эд, тянул с ответом на её вопрос. Тот мальчик… ну да, ведь он должен быть где-то тут, рядом. Эд вздрогнул. Он никогда не разговаривал со взрослым человеком. Вообще, сумеет ли тот увидеть Эда? Ведь взрослые не верят в то, что есть такие существа, как Эд и Ки. Что же сказать ему? С чего начать? Эд терялся в догадках.
– Пошли, Эд. Пусть малышка спит. Я покажу тебе её папу, – сказала Ки и съехала по скатерти вниз, на стул, а потом по ножке на пол. Эд засомневался. Ему хотелось немного отложить момент встречи с мальчиком, который стал взрослым, инженером.
– Эх, назвался груздем – полезай в кузов, – вздохнул он и съехал по складке скатерти следом за Ки.
Они вошли в кабинет папы маленькой девочки. Тот, как всегда, сидел, склонившись, за письменным столом при свете настольной лампы. Широкая мужская спина совершенно ничем не напоминала Эду фигурку мальчонки, которого он когда-то покинул. А может быть, это ошибка? У мужчины такие же светлые волосы, как у того мальчика, но… сколько их, людей со светлыми волосами! Эд почувствовал, что Ки дёргает его за рукав.
– Давай подойдём поближе. Ты увидишь его и наверняка узнаешь, – улыбнулась она.
Хорошо, что хоть Ки здесь, рядом. Без неё он чувствовал бы себя совершенно беспомощным. И кто? Белый Эд, который приободрил так много ребят, помог им поверить в собственные силы! Он покачал головой, словно отмахиваясь от своих мыслей. Никогда ещё он не был в такой глупой ситуации.
Они с Ки обошли вокруг письменного стола и взобрались наверх. Находясь в тени, за границей светлого круга от настольной лампой, они притаились за корешком какой-то толстой книги и могли спокойно наблюдать за работающим мужчиной. На столе лежали чертёжные принадлежности. Эд смотрел на спокойное, сосредоточенное лицо мужчины и старался отыскать знакомые черты, а может быть пытался убедить самого себя в том, что этот человек – это всё же кто-то другой, а не тот мальчик, которого Эд знал. Чуть заросшие щетиной щёки. Несколько морщинок вокруг глаз и на лбу, строгая линия губ. Ну да, он ведь взрослый… Когда был маленьким, выглядел, конечно, иначе.
Вдруг чертёжное перо сломалось, издав при этом неприятный звук. Мужчина что-то пробурчал себе под нос и насупился. Эд замер. Вспомнилось, как мальчишка постоянно что-то малевал авторучкой в тетрадке. Точно такое же недовольное выражение лица, точно так же сведены брови… Нет, Ки не ошиблась. Это был никто иной, как его мальчик! На какой-то миг Эд забыл, что перед ним взрослый человек, и чуть было не выбежал на свет с криком «Это я, Эд! Я вернулся!». Но всё же взял себя в руки и остался на месте.
– Ну как? – услыхал он приглушенный шёпот Ки.
– Конечно, это он, – ответил Эд.
– Хочешь подойти к нему? – спросила она.
– Нет, Ки… не теперь. Сегодня я немного понаблюдаю за ним, да и завтра немножко, а потом подумаю, что делать, – сказал он, рассматривая мужчину, который снова занялся  своими делами.
– Хорошо. В конце концов, это твой мальчишка, мне нет никакого дела до него. А я помчалась к малышке. Ты идёшь со мной?
– Ещё минутку. Сейчас приду.
Ки проворно сползла с письменного стола и исчезла в темноте. Эд на мгновение высунул голову из-за книги и… онемел. Мужчина смотрел на него. Вернее, не совсем на него, но уж наверняка в том же направлении, что, впрочем, не означало, что он видит Эда. Неужели он услыхал шёпот? Вполне возможно, ведь в комнате было абсолютно тихо. Эд поспешно спрятался. «Если он меня видел, то попросту поднимет книгу и меня обнаружит», – подумал он. Эд мог бы слезть со стола и убежать, но что-то заставило его задержаться. Втайне он надеялся, что мужчина найдёт его. Однако тот даже не попытался сделать это. Когда Эд высунулся ещё раз, то увидел, что хозяин снова занялся своей работой. Эд слез со стола и пошёл к Ки.
Когда утром малышка проснулась, у неё была высокая температура, отчего девочка с трудом могла говорить. Когда она увидела Ки, очень обрадовалась, но была так слаба, что не смогла уделить гостье достаточно внимания. Ки спряталась под подушкой девочки и, когда в комнате не было папы, пыталась разговаривать с малюткой, чтобы та хоть на минуту забыла о том, как ей плохо. Но девочка очень быстро засыпала, и было слышно, как она тяжело дышит. Эд бродил по комнате, не зная, что делать и как помочь. Он впервые видел такого больного ребёнка. Это не была обычная простуда с кашлем и даже не воспаление уха, это было что-то гораздо хуже. Папа малышки в тот день не пошёл на работу. Он мог сделать гораздо больше, нежели маленький беспомощный Эд, но тоже метался из угла в угол, не зная, что предпринять. Всё валилось у него из рук. Он заварил девочке чаю, дал таблетку от температуры и сел у кровати, закутав дочку в одеяло. Когда она просыпалась, он уговаривал её хоть немножко попить чаю, измерял её температуру, поправлял подушки – вот и всё, что он мог сделать.
В середине дня приехал доктор. Он осмотрел девочку и обнаружил воспаление гортани. А ещё он сказал, что если вдруг девочке станет хуже, нужно будет вызвать «скорую помощь» и отвезти малышку в больницу. А пока выписал лекарство и велел развесить в комнате девочки влажные тряпки.
После отъезда врача мужчина почти не отходил от кроватки дочки. Он гладил малышку по голове и пытался рассказывать ей сказки. Но какую бы сказку ни начинал, прерывал её на середине, потому что не знал, что там было дальше. Иногда же начинал с середины и тоже не доводил до конца. Он был очень обеспокоен. Впрочем, девочка оставалась равнодушной ко всему. Она слышала голос папы и засыпала.
Ки отошла от кроватки и вместе с Эдом наблюдала за происходящим. Впервые здесь она чувствовала себя совершенно лишней. Прежде, когда малышка была печальна и растеряна и в своём доме не находила поддержки даже у папы, который вечно был занят работой и погружён в собственные мысли, девочке помогала Красная Ки. Теперь же вдруг всё изменилось. Малышка чувствовала себя ужасно плохо, но её папа был рядом и всё делал только для неё. Именно об этом Ки и мечтала.
– Пустая трата времени, Эд, – сказала однажды вечером Ки. – Теперь девчушке я не нужна, а ты – тем более. Мы крутимся возле её кровати уже третий день, и всё без толку. Иногда я думаю: а не лучше ли вернуться домой?
– Не знаю, Ки… Сейчас она больна, даже очень, но не известно, что будет дальше. Вот уйдёшь ты от неё, а потом будешь думать, хорошо ли ты сделала. У меня было так. То есть не совсем так, потому что это был не мой выбор, но если бы такое решение принял я сам, было бы ещё хуже.
– Знаешь, Эд, на самом деле не я ей нужна, а он… Что из того, что я буду стараться приободрить, рассмешить её или стану рассказывать занятные истории? Какой во всём этом смысл, если… – она поднялась с пола и высунулась из-за коробки с игрушками, чтобы глянуть на спящую девочку. И в этот миг двери отворились и в комнату вошёл отец  ребёнка. Ки мгновенно прыгнула назад, в своё укрытие. Мужчина на минуту остановился, вглядываясь в коробку с игрушками, потом покачал головой и подошёл к кроватке дочери.
– Ну так вот, – закончила Ки, улыбаясь, – зачем всё это нужно, если она всё время будет думать о нём, а не обо мне?.. Ну а ты, Эд, как полагаешь: он заметил меня?  
– Да, Ки, он отлично видел тебя, – улыбнулся Эд.
– Как так? А почему же он не подошёл сюда? Ведь достаточно было только отодвинуть эту коробку…
Эд загадочно усмехнулся.
– Он наверняка так и сделал бы, если бы это была, например… мышка. А вот в нас он не верит. Он из нас уже вырос.
– Вырос? Как это вырос? Как это «из нас»? Ведь он никогда не знал меня.
– Да, Ки, именно из нас. Когда-то я рассказывал ему о тебе. Обо всём нашем мире. Теперь ему, наверно, кажется, что это он сам себе придумал.
– Папа, расскажи мне сказку, – услыхали наши приятели голос девочки. Видимо, малышка проснулась и, увидев отца, опять потребовала интересную историю.
– Хорошо, крошка, вот послушай, – сказал мужчина, и Эд и Ки тоже превратились в слух. – Давным-давно, а может быть совсем недавно, жили себе муж и жена. У них не было детей, а им очень хотелось иметь ребёнка. Шли годы. Он и она становились всё старше. Потихоньку они стали терять надежду на то, что когда-то у них будет собственный сын или дочка. Однажды женщина вышла в сад и стала поливать цветы. Тут один цветок открылся, и женщина увидела, что внутри сидит маленький мальчик. Женщина очень удивилась. Она даже несколько раз протёрла глаза, но маленький человечек не исчезал. Он улыбнулся ей, поклонился и сказал: «Добрый день, мама. Я Томек! С этого дня я буду жить с вами. Отнеси меня к папе». Женщина была очень удивлена, но всё же взяла маленького Томека в карман и понесла в дом.
– Папа, это был, наверно, Мальчик-с-пальчик. Воспитательница в детском саду рассказывала нам эту сказку, – перебила его девочка.
– Да, любимая, это был Мальчик-с-пальчик.
– Но… воспитательница рассказывала как-то по-другому. Ну и в цветке… там была Дюймовочка… – нахмурилась малышка.
– Понимаешь, крошка, возможно, ваша воспитательница не знает эту сказку, – сказал отец, на сей раз гораздо увереннее, чем прежде, и это очень удивило Белого Эда и Красную Ки. Спрятавшись за коробом с игрушками, они стали слушать ещё внимательнее.
– Наверно, ты прав, папа. Она знает только такие сказки, какие печатают в книжках.
– Вот именно. Слушай дальше. Женщина принесла маленького Томека домой и показала его мужу. Сказала, что отныне у них есть собственный ребёночек. Мужчина взял мальчишку на руку и внимательно присмотрелся к нему. Он долго разглядывал его со всех сторон и всё никак не мог поверить в то, что это крошечное создание – его сын. Маленький Томек радостно улыбался ему, но глядевший на него мужчина чувствовал одну только жалость к этому крохотному и беззащитному существу и больше никакого другого чувства у него к мальчику не было. Очень жаль, но так это и осталось. Женщина же сразу полюбила Томека. Она играла с ним, брала с собой, когда уходила за покупками, шила ему маленькую одёжку и делала маленькие игрушки.
– А папа? – спросила девочка.
– А что папа? Он наблюдал за своей женой и маленьким сыночком, который мог бы поместиться в спичечной коробке, и вместо того, чтобы радоваться, становился всё печальнее и печальнее. Ему очень хотелось иметь ребёнка, но не такого, а нормального. Большого. Такого ребёнка, которого можно было усаживать к себе на колено или подбрасывать высоко вверх. Если он и мечтал когда-нибудь о собственном сыне, то о таком, которого он мог бы научить разным вещам, брать с собой в дальние прогулки и показывать ему весь свет. А тут надо следить за собой, чтобы не затоптать маленького Томека…
– А Томек? Он-то что делал?
– Мальчик-с-пальчик иногда приходил к папе, взбирался по штанине к нему на колено или ещё выше, по рукаву на плечо, и смотрел, что делает отец.
– А что делал папа?
– Ну, понимаешь, у него были свои, взрослые дела. Иногда он что-то писал, иногда что-то считал.
– Совсем как ты?
– Да, дорогая, совсем как я. А чаще всего его вообще не было дома. К тому же, когда он был дома, а Мальчик-с-пальчик влезал ему на плечо, мужчина боялся, что навредит малышу неловким движением. А кроме того, когда Томек был рядом, его папа замечал, что совсем не умеет с ним разговаривать и не может любить его так, как должен был бы любить. Поэтому частенько старался не встречаться с сыночком. Он закрывался в комнате и говорил, что ему нельзя мешать, потому что он очень занят.
– И тогда он много работал?
– Нет, любимая. Он работал мало, а всё больше думал. Размышлял, что бы ему такое сделать, чтобы полюбить маленького Томека, и по-прежнему мечтал о том, как было бы чудесно, если бы Томек был большим. Тогда было бы гораздо легче.
– А Мальчик-с-пальчик?
– Томек грустил. У него была мама, которая его очень любила, но у него не было папы, а ему очень хотелось, чтобы был. Однажды ночью папе Томека приснился удивительный сон. Приснилась ему добрая фея, которая сказала, что если он выполнит одно условие, то его самая большая мечта исполнится и Томек станет нормальным большим мальчиком. Но фея исчезла и не сказала ему, что нужно сделать. С тех пор папа Томека ещё больше мечтал об обыкновенном большом мальчике и всё больше отдалялся от своего маленького сына.
– Отдалялся? Уезжал куда-то и не возвращался, да?
– Нет, любимая. Не уезжал, а обходил Томека стороной, старался вообще его не замечать. И знаешь, что ещё? Когда отец засыпал, всегда мечтал о том, что ему снова приснится добрая фея, которая, наконец, расскажет ему, как сделать так, чтобы Мальчик-с-пальчик стал обыкновенным ребёнком.
– Ну, и пришла к нему, наконец, фея?
– Нет, маленькая, не пришла.
Девочка помрачнела. Она на минуту задумалась, а потом покачала головой и сказала:
– Не нравится мне эта сказка, папа. Это грустная сказка. Не знаешь ли ты какую-нибудь другую?
– Может быть, и знаю, любимая, – сказал мужчина и глянул на коробку с игрушками, где опять что-то подозрительно шевельнулось. – Но не знаю, понравится ли тебе эта другая сказка. А разве тебе не интересно, что было дальше с Томеком?
– Ничего не было. Ведь фея не пришла.
– Да, это так, не пришла. Но произошло кое-что другое.
– Что-то хорошее?
– А вот послушай. Однажды папе Томека нужно было уехать очень далеко. Он собрал вещи, взял папку с важными бумагами и пошёл к поезду. И не заметил, что когда папка лежала в комнате на столе, Мальчик-с-Пальчик умудрился залезть туда. Папа уехал из дому и даже не заметил, что забрал маленького сына с собой. Прошло два дня, и тут  позвонила ему по телефону мама Томека и сообщила, что мальчик исчез. И тут папа Томека очень забеспокоился и, хотя и был взрослым мужчиной, стал плакать о потерянном сыне. Он думал, что это случилось из-за него, потому что он мало любил малыша, и мальчик ушёл от них, и с ним могло случиться что-нибудь плохое. А когда он вот так думал, вспомнилось ему, как Томек бегал по столу и какой это был весёлый и чудесный мальчик. И тут ему в голову пришла мысль о том, что ему не нужен никакой другой сынок, и больше всего на свете ему хочется, чтобы Мальчик-с-пальчик вернулся – такой, каким он был. Тогда папа малыша уж сумел бы с ним играть, брал бы его в далёкие поездки, учил бы его всему на свете. И они вместе делали бы много всего интересного и у них были бы общие дела и тайны. А пока он вот так размышлял и плакал в своём номере гостиницы, наступил вечер, а потом и ночь, и он, совсем измученный, наконец уснул. И во сне к нему опять пришла добрая фея.
– И что же? Она рассказала ему о том, что Томек сидит у него в сумке?
– Нет. Велела ему проснуться, потому что кто-то его ждёт. И тогда он сел, зажёг свет и увидел Томека, который спал в той же комнате на другой кровати. Только теперь он не был уже таким маленьким, как когда-то, он был нормальным большим мальчиком.
– И папе он опять не понравился, потому что стал большим? – взволнованно спросила девочка.
Отец тихонько рассмеялся.
– Нет, конечно! Папа очень обрадовался. Самым главным для него было то, что Томек нашёлся, а не то, что он теперь большой, а не маленький. Ну хватит рассказывать сказки. Полежи немножко и подумай о Томеке, а я пойду приготовлю обед, – мужчина поднялся и направился к двери.
– Папа…
– Что?
– Это не грустная сказка. Это очень хорошая сказка.
Отец улыбнулся и глянул на коробку для игрушек, хотя на сей раз там ничего не шевельнулось.



Когда наступила ночь, Эд и Ки прошмыгнули в комнату папы девочки, чтобы посмотреть, что он там делает. Мужчина сидел у компьютера. Он надолго о чём-то задумался, а потом, наконец, выдвинул из-под столешницы клавиатуру и стал быстро писать. Он не заметил, как два маленьких существа тем временем залезли на спинку стула за его спиной.
– Глянь, Ки, – тихонько сказал Эд. – Радуга-Ку был всё-таки прав.
Мужчина сидел и писал:


«Бумажный самолёт пролетел по комнате и мягко сел на тахту. Подбежал маленький мальчик, опустился рядом с ним на колени.
– Эд! Как тебе это понравилось? Неплохо, правда? – взволнованно сказал малыш. – Хочешь ещё раз?
– Само собой! – ответил ему тонкий голосок, и в складках бумаги на мгновение показалось беленькая головка. – Я обожаю летать!..»




Перевёл с польского Алексей Петров
(2004 г., г. Москва)


Источник: журнал ESENSJA, №06 (XXVIII), август 2003
http://www.esensja.pl/magazyn/2003/06/iso/04_16.html
Katarzyna Mokwa «Bialy Ed»

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Катарина Моква
: Белый Эд. Сказки и притчи.

10.11.04
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/mokwa>Катарина Моква</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/6774>Белый Эд</a>. Сказки и притчи.<br> <font color=gray><br><small>10.11.04</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>