О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Сергей Панкратов: Сказка, что не родилась.

Отчего-то часто можно услышать мнение, согласно которому хорошо написанный рассказ - это такой, которому читатель верит.

"Сказка, что не родилась" Сергея Панкратова - для любителей исключений: она нарочито написана так, что читатель не верит словам рассказчика, и в этом её особенная прелесть.

Основа "Сказки, что не родилась" - рассказ в рассказе, рассказ, якобы написанный лётчиком Водопьяновым и описывающий изобретённую неким Энделем Пуусеппом Универсальную Бритву Общего Пользования (УБОП). Библиотекарь Аккуратов даёт прочесть рассказчику рассказ Водопьянова, затем засыпает, и вдруг рассказчик подмечает обилие шрамов на голове библиотекаря и сходство его с Любовью Орловой и Николаем Крючковым (что есть, как явствует из прочтённого им только что рассказа Водопьянова, явный признак обработки УБОПом).

Рассказчик производит на месте некий "следственный эксперимент" и говорит: "А ведь сходство с Орловой и Крючковым наверняка случайность, а для шрамов есть более простое объяснение... Рубчики на коже и отсутствие волос есть следствие многократных обморожений свирепым ледяным потоком, УБОП тут ни причём".

И вот тут читатель не верит рассказчику ни на грош! Читатель - не дурак, он-то понимает, что всё не так просто, как думает рассказчик.

И это в точности означает, что автору (в отличие от рассказчика) удалось произвести на читателя нужное воздействие.

Поддайтесь ему - ведь это и есть волшебная сила искусства.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Сергей Алхутов

Сергей Панкратов

Сказка, что не родилась

Так, скажу, проклятый ветер
   Дул, как будто рвался порох!
   Вот какой он русский Север,
   Где деревья без подпорок.
      Н. Заболоцкий


   Много, бесконечно много полезного и интересного для души и ума узнал я, общаясь с Валентином Ивановичем Аккуратовым, заслуженным полярным штурманом.................................................................
...................................................................
.....................................................
   -А вы знаете, молодой человек, - как-то сказал Аккуратов, выбивая пепел из трубки о череп кролика, - в моём собрании документов имеется одно очень оригинальное сочинение Михаила Водопьянова. Оно вам, думаю, неизвестно....
   -Что может быть у Водопьянова мне незнакомо? -  улыбнулся я. - Это вряд ли... Впрочем... покажите текст.
   -Пожалуйста, - кивнул штурман, отложил курительный прибор, не поднимаясь с кресла открыл ящик письменного стола, вынул тонкую папку и протянул мне. Я углубился в чтение, развязав грязно-белые тесёмки.

---УБОП
                                                      
   Скучно. Мне хочется побриться.
   Побрить весь мир и побрить тебя.
       Ю. Тынянов
  
   Зиму 38-39 года Эндель что-то вытачивал, укрываясь от студёного сквозняка у верстака в дальнем углу технического сарая. Товарищам, которые совались к нему, ничего он не объяснял, но, отмахиваясь напильником, обещал:
   -Сделаю, тогда и покажу. У самого ещё в голове не оформилось.
   И товарищи от него отстали, так как знали: раз обещал, то покажет, он не мистик.
   Наконец наступила весна, и всё замечательным образом размягчилось.
   Эндель торжественно принёс в жилой барак ящичек не больше лукошка для кошек и повесил его на стенку возле рукомойника. По центру ящик украшало яйцевидное углубление, а сбоку была приделана ручка из-под мясорубки. Место для висения конструкции, как выяснилось позже, было выбрано мастером осмысленно.
   И сразу же у рукомойника образовалась толпа - разные праздные люди Якутского авиаотряда. В данном случае объединяла их тоска по лётному заданию и любопытство. И Эндель сказал:
   -Вот, пользуйтесь. Это - УБОП - Универсальная бритва общего пользования.
   -Хорошо, - ответили. - Будем пользоваться. Но как?
   Эндель объяснил:
   -Видите углубление? Делайте так: вкладывайте в него подбородок, крутите ручку завода пружины и наслаждайтесь процедурой. Через пару минут ваше лицо бесконечно босо. Там внутри ящичка - вжик-вжик-вжик! - острые опасные бритвы скоростно движутся по косметологически выверенным траекториям.
   Так сказал Эндель и с гордостью посмотрел на товарищей по небу. Но товарищи энтузиазмом не зажглись, товарищи кисло сказали:
   -Эндель, но ведь у каждого  человека черты лица индивидуальны до уродства. Это больно, это кровь. Как же так, ты не ошибся?
   Эндель улыбнулся и пояснил:
   -Вы проницательны – индивидуальны до уродства. Но ошибки у меня нет, всё запланировано. Повторяю - Бритва Универсальная. Она сглаживает. Разнообразное безобразие просуществует на личностях только до первого бритья, а через несколько месяцев терпения, когда отпадёт корочка, проступит бесконечно красивая норма. Стандартизация! Если моя Бритва пойдёт широко по планете, то снизится накал противоречий между людьми, ведь внешностью все станут одинаково прекрасными, и меньше у Злобы будет находиться поводов к конфликтам... Сократится и количество войн... Это ли не достижение, это ли не добро? Итак - кто первый?..
   И Эндель отвесил присутствующим полупоклон, несколько раз с треском провернул ручку и сделал приятный приглашающий жест. Но народ жался. И вот один старый моторист сказал:
   -Есть, что-то есть в словах Энделя настоящее... Нам, механикам, хорошо известно: если в ангаре находятся машины только одного завода, то существовать по обслуживанию приятно.
   И все поглядели на Энделя уважительно, ведь старый моторист был неформальным лидером барака, его слово было весомо.
   Ободрённый Эндель опять сделал приглашающий жест и сказал:
   -Прошу со смазкой.
   И, взяв в правую руку помазок, а в левую кусок мыла, он стал угрожающе надвигаться на людей. Но старый моторист воскликнул:
   -Стой!
   Эндель остановился, удивился и спросил:
   -Что такое?! Какие возражения?!
   И старый моторист пояснил:
   -Всё неправильно!
   Эндель же раздражённо сказал:
   -Мудрый старик, где ты учуял неправильность? В ящике три лезвия. Первое, действующее с торца, повторяет контуры милой красавицы Любови Орловой, а остальные два, заходящие с боков, копируют мужественного актёра Николая Крючкова. Это ли не идеал?
   Моторист же сказал:
   -Аксиома: все приборы и аппараты сначала испытывают в проверочном деле. А если техника контактирует с человеком непосредственно, то ставят пробу на собачках.
   И лётчики и Эндель признали правоту мудрого моториста.
   -Опыт! Опыт! - загудели вокруг.
   И сидела на цепи возле барака одна сучка густоволосатая мордой. Кличка её была Антанта. О ней вспомнили, схватили и повлекли к рукомойнику. И там силою крепких мускулов попытались сунуть её злобную личность в парикмахерскую выемку. Но животное, заглянув внутрь агрегата, где, изнывая от отсутствия клиента, бешено метались блестящие острия, из злобного превратилось в захудалое и заскулило щенком. Антанта не только вертелась, сучила лапами и кусалась, но и неопрятно обмочилась. В её слезящихся пуговках светилась не гордость за оказанное ей первопорходческое доверие, нет, - там пульсировал дикий страх мещанки перед новым.
   Лётчики закричали:
   -Антанта она и есть Антанта! Удивительно! Дёргается, будто мы хотим не порадовать её новаторской косметологической приятностью, а, по меньшей мере, живьём содрать шкуру!
   И присели лётчики набраться сил.
   Но и после отдыха завести собачью морду в выемку они не смогли, так как ретроградка тоже отдохнула и противодействие прогрессу увеличило. И сказали лётчики в раздражении:
   -Эндель! А УБОП-то до ума доводить надо! Посмотри на наши руки - они в вавках. Так ли ты замышлял?
   А Эндель сказал:
   -Собака она и есть собака. Она пустобрехлива и консервативна. Один неудачный опыт ещё ни о чём не говорит. Требуется серия.
   И одели тогда лётчики брезентовые рукавицы, и нашли они маленькие щетинистые морды, ибо на маленьких овалах значительно легче резать волос. Принадлежали морды кошке Василисе и крольчихе Шапочке.
   Предпроцедурно их взвеселили путём пропихивания молочка и морковки в пищевой тракт. Жаль, - на нервной почве кошка и крольчиха получили желудочное расстройство: Шапочка почему-то всё отрыгивала творожком, а Василису пронесло плохо переварившимся корнеплодом.
   Но не обращая внимания на грязь лётчики оголили животных.
   Результаты были неутешительными: кошка и крольчиха, не вынеся стандартизации внешности, сильно заскучали. Животные вместо с красотой освоили безнадёжный холод...
   Это разочаровало.
   Выступил тут вперёд старый моторист и сказал:
   -Эндель, я вник: твоя бритва не есть Универсальная, но бритва она. Это плоский односторонний прибор вроде фена, совсем не панацея. Счастья в равнокрасивости она людям не предоставит.
   И спросил Эндель:
    -Почему?
   И моторист ответил:
   -Случайным образом мы опробовали твою технику на женщинах. Вижу: у тебя ошибка изначала, - не учтён женский характер. Женщины - племя внешнего блеска, не внутренней глубины, они не смогут отказаться от своей квазииндивидуальности, они не пожелают пользовать себя твоим изобретением. А влеки их к Бритве насильно, как делали мы, они умирают от нервного потрясения... А ведь если женщины не будут унифицироваться Бритвой парно мужчинам, то и разнообразие в мире сохраниться - лишить Зло питательной среды стандартизировав внешность ты не сможешь.
   Слова мудрого механика были неприятны изобретателю. Эндель не хотел признавать своего поражения и потому закричал:
   -В Бритве были не женщины, но самки! У них нечеловеческое отношение к волосу! Эти опыты не чисты!
   -Хорошо, - согласился механик. - Сегодня в поселковой бане женский день. Надо снарядить лётчиков без желания, пусть они в тайне посмотрят в щели помывочной и зафиксируют женский волос.
   И пошли старые лётчики к бане, и, не отвлекаясь на глупости, посмотрели в нужном ракурсе. И вернулись они к рукомойнику и сказали:
   -У женщин есть: пух чёрного тополя по ногам, три галки - одна между ног и две подмышками. Сверху разнообразные птичьи гнёзда. Над глазами две гусеницы, которые они изредка мучают пинцетиком. А щетины ниже носа у них не просматривается. Зачем им в Бритву?
   И поднялся в бараке большой смех, называемый рыготанием, и стало Энделю больно и стыдно от того, что он опростоволосился по женской анатомии, и он бежал к ангарам - а была нелётная буря - сел в машину и улетел одиночкой в Чокурдах на бреющем, вжимаясь в ущелья, которые геолог Черский называл морщинами на лике Земли.
  На Индигирку не могла быстро дойти смешная весть о позоре изобретателя, там перегорели пентоды на радиостанции, он знал. Навигационные карты – две пачки «Беломора» - у него имелись.---

   Ознакомившись с рассказом «УБОП», возвращая папку хозяину, я признал:
   - Да, эта вербалистика мне не знакома....
   Аккуратов довольно засмеялся. Спросил:
   -А ведь неплохая стилизация, а?
   Я возразил:
   -Стилизация?.. Водопьянов являлся посредственным стилистом, ему не под силу было одеть маску. Стилизация - удел низких литераторов. Не пилотов...
   На мои слова Валентин Иванович невозмутимо пожал плечами - мол, думайте, юноша, что хотите, но прав я. Заметно было: он в предобидчивом состоянии - подбородок скрылся в воротнике свитера.
   Не желая расстраивать старика, я не настаивал на своём. Сменив тему, поинтересовался:
   -А кто такой Эндель?
   -Личность реальная - советский эстонец. Фамилия его Пуусепп. Родом из хуторян, отец кормился кузнечным делом, а сын выбился в лётчики. Со временем дорос до первого пилота.
   -И, как я понимаю, Эндель неоднократно зимовал в Якутии вместе с Михаилом Водопьяновым?
   -Несколько раз, в Тикси. Полярной ночью в те годы не поднимались в небо. Люди кисли от безделья. Но Энделя скука не точила, он был очень рукастым. То есть если задумывался, то успешно воплощал свои мысли в материальные предметы. Больше мастерил мелочь - мундштуки, браслеты, кастеты или наборные ручки для ножей. Полировал гвоздики...
   -А почему у текста женоненавистнический душок, эдакий контр-эмансипэ?
   -Дело в том, что аэролодка Э. Пуусеппа, МБР-2, система по тем временам вроде бы и не последняя, была основательно изношена. Масло текло, заклёпки выпадали, ветер свободно гулял по салону. Увы! - именно на этой машине мужественная Полина Осипенко и её подруги установили несколько рекордов. После наград в Кремле, после восторженных статей в прессе Полина получила новые крылья, а измученный рекордами гидросамолёт оправили дорабатывать ресурс в Якутию. Вызвали Энделя и приказали: "Бери!" И он принял, ибо человек был обстоятельный, спокойный... Шум не любил. А кипел изнутри на 110 градусов. Прорывало иногда... Об этом и Мишин сказ... Ещё Эндель обожал грибы. И экипаж подобрал под себя... А на них в тридцатые годы смотрели как на аскетов... тогда думали, что грибы, это вроде как курить, не затягиваясь... баловство... Каждой эпохе свойственны свои заблуждения.
   -Но почему темой стилизации была выбрана бритва?
   -"Бритвой" у нас назывался МБР-2, Морской Ближний Разведчик. Ббррр!.. По созвучию. И сам самолёт КБ Бериева был одномоторный высокоплан, причём мотор с толкающим винтом  вынесли над крыльями и фюзеляжем в специальной гондоле, очень напоминающую первую электробритву "Харьков"... Знаете, есть стихи:

Она семерых пожарных
Подолом накрыть сумеет.
А Григорович уже износился,
Он голову "Харьковом" бреет. *
     ................................................................................................................
   * Григорович Д. П. (1883 - 1938) советский авиаконструктор аэролодок М-5 и
М-9. Бериев, ученик Григоровича, принял таганрогское КБ в 32 г. Григорович был лыс как подшипниковый шарик. Сошёл с ума в 37 г. - влюбился в В. Грызидубову. Сумасшествие его выражалось в том, что он елозил по голове "Харьковом", - царапал кожу, хотел казаться бритым, а не лысым. (Прим ред.)
.........................................................................................................................

    На этой чудной рифме штурман, устав от слишком долгого для него разговора, задремал. Это возраст.
  Лиловатая кисть в старческих веснушках подрагивала, веки трепетали...
  Папка с рассказом Водопьянова упала на пол...
   Я встал, положил папку на столик и заботливо прикрыл старика клетчатым шотландским пледом...
   День заканчивался. Закатное солнце проникало в окно, и, просеянное тюлем, играло зайчиками на стёклах многочисленных книжных шкафов, - свою знаменитую полярную библиотеку Аккуратов содержал в порядке.
   Я медленно двинулся вдоль полок. Вот томики Визе, вот Трёшникова. Мемуары Толя, Колчака и Врангеля. Две книги Горбигера. Записки Стефенсона. Прончищев и Беринг. Миддендорф. Пять роскошных альбомов Бурханова «История Главсевморпути в картах и картинках». Фундаментальная работа Сорокина "Лёд". Ряд папанинцев, три метра челюскинцев. "Чей сын С. Леваневский?" - геронтологическое исследование Водопьянова. Книги об антарктических экспедициях...
   Всё читано мною и перечитано...
   Внимание привлекла книжка в мягкой, засаленной снежно-ледяной обложке...
   Ну-ка, ну-ка...
   Ба! да это же академик Снежневский, это же знаменитая монография "Пластические операции при вялотекущей шизофрении, осложнённой цингой", весь тираж которой, как считалось, был неизвестно почему уничтожен прямо в типографии!
   Руки скользнули за стеклянную дверцу и вынули томик.
   Зашуршали страницы.  
   Библиотекарь безмятежно спал, запрокинув голый череп на спинку кресла. Бескровные губы навигатора что-то жевали...
                      ...........................................................................  
   Я заканчивал просмотр восхитительной главки "Шрамы при обморожениях", как вдруг Аккуратов резко всхрапнул.
   Вздрогнув, я скосил глаза на штурмана. Старик не вышел из дрёмы, но, не размыкая век, принялся бормотать скороговоркой, с пришепетыванием:
   -Валерий мне в курилке рассказывал, она сдаёт экзамен так: надевает короткую сучью юбчонку и начинает в воздухе крутить хвостом. Инструктору же, который находится у неё за спиною, морально неудобно и он старается на  прелести блядские не смотреть. А ей только этого и подавай, ведь вся внутренняя поверхность бёдер у неё сплошь исписана синими чернилами, - шпаргалки это по пилотному мастерству. Раздвинула - и считывает. Попробуй, отбери – визг, сраму не оберешься!.. Лучше инструктору и не связываться... В результате у неё всегда отличные оценки... А летает гадко... мерзко летает... низко, курицей!..
   Он поперхнулся, закашлялся....
   Не проснулся...
   "Педагогический тренинг... и во сне штурман готовиться удерживать внимание на шефских встречах с ЛАУовцами..."* - догадался я, поставил томик Снежневского на полку, подошёл к креслу и внимательно рассмотрел лицо старика. На розовой, дряблой коже щёк и подбородка, усыпанной множеством мелких рубчиков, не проглядывало ни одного волоска. И ещё шрамики на черепе… Лицо Аккуратова, полное тревоги, светилось. В фас оно чем-то неуловимым напоминало Николая Крючкова, а в профиль - Любовь Орлову.
…………………………………………………………………………………….
   *ЛАУ – Ленинградское Арктическое Училище – легендарная кузница кадров для советской Полярки.
……………………………………………………………………………………..
   Низкий и пошлый ум, которого хлебом не корми, но дай всласть поглумиться, прочитав «УБОП», приглядевшись к лицу заслуженного штурмана,  может вообразить чёрти что! А почему бы и нет? – подумает шалопай-нечестивец, - ведь штурман жил в жестокое время, прекрасное и яростное, когда под любого мечтателя, придумавшего утопию, тут же находился романтик, рьяно бравшийся воплотить его кудрявые грёзы в живую реальность.
   А ведь сходство с Орловой и Крючковым наверняка случайность, а для шрамов есть более простое объяснение.
   Тихонечко, в сторону прочистив горло, я резкой «командирской» скороговоркой шепнул в ухо Валентину Ивановичу:
   -Штурман, блядь, какой ветер?!
   Эффект от моего тревожного вопроса, отбросившего старика в лётную молодость, превзошёл все ожидания. Так и не проснувшись, Аккуратов деловито задвигался в кресле: привстал, скинул  воображаемый лётный шлем и принялся открывать видимую только ему форточку кабины самолёта. Когда форточка как бы раскрылась, штурман высунулся из кабины. Подержав с полсекунды голову за бортом, он упал обратно на кресло и радостно прокричал:
   -Командир, ветер встречный!
   И  опять ушёл в сон...  
   Это был рефлекс профессионального навигатора.
   Для меня всё стало ясно окончательно. Рубчики на коже и отсутствие волос есть следствие многократных обморожений свирепым ледяным потоком, УБОП тут ни причём.
   Да... Арктика покорялась не так-то просто!    
   Заботливо поправив штурману плед на груди я вышел из кабинета в отличном настроении. Мир и так переполнен разнообразным враньём, а я своим простым экспериментом только что не позволил расцвести ещё одной дурацкой фантазии, что уродовала бы чудесный и волшебный лик Древности.

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Сергей Панкратов
: Сказка, что не родилась. Рассказ.
Иногда волшебная сила искусства заключается в том, что читатель не верит рассказчику. Но самый проницательный читатель знает: рассказчика не следует путать с автором рассказа.
31.01.09
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/tocka>Сергей Панкратов</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/68268>Сказка, что не родилась</a>. Рассказ.<br> <font color=gray>Иногда волшебная сила искусства заключается в том, что читатель не верит рассказчику. Но самый проницательный читатель знает: рассказчика не следует путать с автором рассказа.<br><small>31.01.09</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>