О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Мария Скрягина: Анна Старобинец.

Данная рецензия как выразительный и точный жест, направляет читателя к многообещающим текстам.
Мария Скрягина не столько подробно, сколько лаконично характеризует содержание рецензируемых книг, при этом передавая собственную увлечённость ими.
Легчайшая недоговорённость интригует и побуждает найти и прочитать сами произведения.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Сергей Зубарев

Мария Скрягина

Анна Старобинец

Некоторые люди обладают даром рассказывать страшные истории. Не знаю, вырастают ли они из тех, кто шепотом в темноте раскрывал тайну черного дома и черных человечков, или, наоборот, из их молчаливых слушателей. Наверное, на этот вопрос могла бы ответить писательница, которую принято называть российским Стивеном Кингом. В  новую книгу Анны Старобинец «Резкое похолодание» вошли три рассказа и две повести, последние и задают тон сборнику.
Повесть «Домосед» написана от лица … домового. Домовой живет в переулке неподалеку от Патриарших прудов и хранит семью академика Вишневецкого. Только вот семьи никакой не осталось. Старик Вишневецкий умирает, его правнучка уходит жить в другое место, а квартиру сдают. Все, что имело отношение к этим стенам, к их обитателям, к истории страны – первые открытия советских ученых,  черные воронки,  снос церквей, война,  эвакуация – все прошло… Домовой выглядывает в новый мир после смерти хозяина, видит, как изменились люди, и все больше меняется сам.  
Его глазами мы наблюдаем жизнь людей со стороны, чаще с изнанки, в те мгновения, когда кажется, что тебя никто не видит, и ты спокойно совершаешь самые гадкие поступки. Домовой проникается вполне человеческими эмоциями, учится у хозяев не только хорошему, но и плохому. Его предают, и он отплачивает тем же, и жаждет всеми силами избавиться от самого светлого чувства, от того, что связывает его с людьми.
«Во мне не осталось любви. Совсем не осталось. Я молился об этом, я читал заклинания, я долго к этому шел – и вот пришел». А могут ли те же домовые жить без любви?  
Действие повести «Резкое похолодание» разворачивается в подмосковном городке, где среди скучного пейзажа возвышается гора, а в горе, представьте себе, живет волшебница. Да-да, самая настоящая. И девочка Соня, замученная и родителями, и одноклассниками за лишний вес – «Фу, толстая корова!» «Скажи, ты все-таки будешь заниматься спортом?» – пишет волшебнице письма. Одинокий, несчастный человечек верит, что только хозяйка горы  может помочь ей и защитить. Но существует ли волшебница? И если да, то кто она? И, правда ли, что наши желания сбываются чаще, чем мы думаем? Ответ, как и положено, будет неожиданным.
В свое повествование Старобинец вплетает простые, но часто забываемые истины: тот, кто совершил зло – не будет счастлив, тайное всегда становится явным, а ненависть способна к материализации. В мире, где потустороннее существует наряду с реальным, человеческие поступки и их последствия видятся намного отчетливее. И на самом деле в свой волшебный бинокль автор рассматривает не столько проявление таинственного в нашем мире, но, прежде всего, человеческие судьбы и отношения между людьми.

Старобинец А. Резкое похолодание: Зимняя книга. - Спб.: Амфора, 2008. - 248 с.

Джеффри Евгенидес «Девственницы-самоубийцы»
критика и публицистика : Критические статьи

У большинства это откровенное, может быть, даже шокирующее название (мало того, что девственницы, еще и самоубийцы!) ассоциируется с персоной Софии Копполы, снявшей довольно успешный фильм. Имя же Джеффри Евгенидеса вызовет только недоуменный вопрос в глазах. Однако, это именно он автор неординарного романа, именно он – один из тех, кто представляет сейчас современную американскую литературу.
Сегодняшняя западная литература вообще кажется очень кинематографичной, только выйдет какой-нибудь удачный роман, смотришь, он уже экранизирован. Поэтому даже мне, не ознакомившейся с творением Копполы, роман Евгенидеса навеял какие-то исключительно кинематографические ассоциации.
«Девственницы-самоубийцы» - роман-ретро, его действие происходит в 70-х годах 20-го века, и, читая, ты чувствуешь вкус того времени, кажется, даже слышишь музыку тех лет, видишь людей, одетых по тогдашней моде (отголоски разбросанных по памяти кинокадров оживают, складываются в мозаику). А еще – это атмосфера одноэтажной Америки, тоже знакомая скорее по фильмам («Красота по-американски», «В спальне» и др.). Одноэтажная Америка – настоящая, это там все происходит, там, где сползает глянец и лоск больших городов, где человеческая душа обнажается и показывается такой, как есть.
И вот оно – откровение. Большая, с виду благополучная семья Лисбонов – отец-учитель, мать-домохозяйка (оба интеллигентные, верующие люди), пять дочерей. Пять дочерей, которые вдруг решают распрощаться с жизнью. Почему? Как они пришли к этой идее? Как решились на такое?
Ответы будут искать мальчики-подростки, одноклассники сестер. Тогда, в семидесятых, они станут следить за девочками, пытаться взывать к себе их интерес и симпатию, будут собирать разные документы и свидетельства трагедии. А, повзрослев, возьмут все экспонаты своего музея памяти, расспросят знакомых, учителей, соседей, врачей и расскажут, как это было.
Действие романа происходит в тихом пригороде, здесь вроде бы все знают друг друга, все близки, дружелюбны, улыбчивы. Однако вскоре замечаешь формальность этих отношений, люди, даже живущие рядом друг с другом, отчуждены. Отчуждены соседи, учителя и ученики, священник и паства, родители и дети. Между ними нет откровенности и искренности, каждый закрыт в собственной оболочке. И даже помощь скорее формальна, чем искренна, это обязанность, а не порыв души.
Строгая миссис Лисбон хочет воспитать дочерей в надлежащем духе, никакого флирта, а уж тем более распущенности. Так девочки окажутся заперты в доме и замкнуты на самих себе. Отсутствие социализации, так неоходимой в этом возрасте, их попросту задушит. Никто не захочет признавать право каждой быть личностью, иметь свои взгляды и желания. Вместо любви, понимания, дружбы, общения - тотальная несвобода и одиночество. Сестры просигнализируют миру о своей беде, и их даже услышат, но  разочарование  будет слишком сильным, чтобы поверить, что помощь придет, что можно все изменить.
История самоубийства описана без пафоса, излишней драматизации, но описана человеком чутким, неравнодушным, сочувствующим. Тайна самоубийства, которой мальчики коснулись в подростковом возрасте, так и останется на всю жизнь главной тайной, притягательной точкой, к которой всегда возвращается память.
Роман Евгенидеса соединяет частное и целое. С одной стороны – это конкретная история самоубийства, с другой – попытка объяснить вообще причины подростковых самоубийств (психологические, социальные, богословские), на которые взрослые часто не обращают внимания.
Одним из ярких и говорящих образов романа стал Дом Лисбонов. От странице к странице он становится все мрачнее, дряхлее, запущеннее, словно умирает живое существо. Умирает Семья. А еще будут спилены неизлечимо пораженные вязы, и внезапно взгляду откроется голый, опустевший пригород, словно откроется правда о тех, кто жил в нем…
«Очевидно, доктор, вы еще не бывали в шкуре тринадцатилетней девочки».

Евгенидес Дж. Девственницы-самоубийцы. - СПб.: Амфора, 2003. - 302 с.

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Мария Скрягина
: Анна Старобинец. Критические статьи.
Найти и прочитать.
08.12.08
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/stein>Мария Скрягина</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/68290>Анна Старобинец</a>. Критические статьи.<br> <font color=gray>Найти и прочитать.<br><small>08.12.08</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>