О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Алексей Чернец: Предвзятое суждение..

Рассказ ещё раз доказывает, что Чехов был прав, когда говорил, что для писателя сюжет – не проблема: мол, сюжеты просто валяются под ногами, только наклонись и подними (а вот дословно, конечно, цитату не помню). Перед нами привычные будни обыкновенной молодой семьи. «Обыкновенной» - это если не считать того, что Он в свободные вечера пытается сочинять прозу, а это, согласитесь, бывает не в каждой семье. Всё тут, как это обычно и бывает в жизни, свалено в один воз: ежедневная гонка (в театр сходить некогда), забота о маленьком сыне, споры («ты не любишь Градского, а я люблю»), встречи с одноклассниками, совершенно разные вкусы Его и Её (но из-за этого не бывает никаких конфликтов), попытка найти творческое вдохновение в обыденном, попытка увидеть окружающий мир объективно и непредвзято…



Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Алексей Петров

Алексей Чернец

Предвзятое суждение.

Ключ задвигался в замке, и сейчас же запоздалое моё внимание
отметило: да, действительно, на восьмой этаж поднялся лифт, двери
раскрылись, простучали по бетонному полу знакомые торопливые ша-
ги. "Ну, наконец-то! - я облегчённо выдохнул. - Уже, должно быть,
часов одиннадцать!" Образы, которые породила и которыми окружила
меня моя фантазия, смутные и довольно чёткие, почти уже со-
зревшие для воплощения - все они мгновенно улетучились, деликатно
уступив место привычному домашнему уюту. Даже заоконный фрагмент
ночного города со светящимися окнами и фонарями, с оттаявшим
влажным асфальтом тротуара и проезжей дороги - даже он как-то
отодвинулся, поблёк в моём восприятии. Буквально за минуту до
прихода Анжелы я удалил всё, что успел написать за сегодняшний
вечер - не пошло, не понравилось! Ничего, бывает, тем более, не
так уж много - строк десять - двенадцать. Продолжая сидеть за
столом, я слушал с ленивым удовольствием, как открылась и за-
крылась дверь, как взвизгнули друг за другом "молнии" на сапогах.
Я успел ещё подумать, а не может ли всё это вдруг оказаться слож-
ной слуховой галлюцинацией, вызванной беспокойным ожиданием (о
дальнейшей, зрительной галлюцинации, я подумать не успел), или,
к примеру, не могла бы тут закрасться ошибка, и сейчас окажется,
что это не моя жена, а какой-нибудь совсем другой человек, что
моё восприятие так глупо, наивно обманывается ожидаемым стечением
обстоятельств и принимает за жену совершенно другого человека!..
    Я улыбнулся - придёт же такое в голову! Тем временем Анжела
прошуршала по ковру прямо ко мне, крепко обняла, поцеловала, а
затем шагнула в сторону, плюхнулась на диван и замерла, глядя
куда-то сквозь с выражением весёлой задумчивости.
     - Ты что, вспоминаешь ушедшую молодость?
    Я подсел к ней вплотную. От Анжелы исходил удивительный аро-
мат, точнее, их было несколько - ароматов, слившихся в один
невероятный букет. Едва уже заметный к вечеру запах духов, тонкие
вкрапления лёгкого вина и хороших сигарет, а теперь прибавьте
сюда ззапахи бензина (следствие долгой поездки на автобусе) и
оттепельной сырости!
     - Пойдём покурим, - вдруг сказала Анжела. - Сегодня мы одни,
можно и на кухне!..
    Действительно, Никитка гостил у моей мамы, за что ей огромное
спасибо, и если бы я не грел голову новым литературным произведе-
нием, то вечер был бы по-настоящему свободным.
     - Ты представляешь, были почти все!..
    Анжела помешивала в сковороде ещё утреннюю жареную картошку
и рассказывала о встрече одноклассников, с которой она только что
возвратилась. Вот, кстати, пример различия наших с Анжелой харак-
теров: я-то бы ни на какую встречу с бывшими одноклассниками в
жизни не пошёл, а вот Анжела пошла, и все они друг друга помнят
и рады друг другу! Ну, и я, стало быть, рад. Что касается нашего
брака, то мы оба счастливы, потому что никак нельзя быть несчаст-
ным, основывая свои отношения на любви и уважении друг к другу -
тут, по-моему, всё проще простого! Но о чём же тогда здесь пи-
сать, когда и так всё замечательно! Опять выходит, что нужно на-
жать кнопку, очистить экран и выключить компьютер? Господи, как
же трудно рассказывать о хорошем!
     - ... а Надька Постникова живёт на нашей улице через два
дома, ты представляешь!
     - М-м, а это хорошо или плохо?
    Анжела задумалась, пожала плечами.
     - Да она мне никогда особенно не нравилась, шебутная была, -
Анжела допила свою чашку. - Да и сейчас тоже...
    Анжела пила чай, а я кофе, так как собирался ещё посидеть,
поломать голову.
     - ... говорят, подворовывала в детстве, может, врут, не
знаю... Ты спать пойдёшь?
     - Немного поработаю. А чем она сейчас занимается?
     - Да я и не спросила: она напилась и обниматься лезет, как
разговаривать!
     - Замужем?
     - Живут, но не расписаны, ребёнок есть...
    Оставшись на кухне в одиночестве, я принялся ходить от окна
к противоположной стене и обратно. Такая у меня привычка: раз-
мышляя, ходить туда-сюда. Вот, наверное, достойная тема, думал я,
трудное детство, родители того, карабканье по жизни или, наоборот,
падение в пропасть - излюбленный сюжет русской классики... Живёт
тут недалеко...
    Я включил телевизор и приглушил звук. Конечно, может статься,
Анжела судит предвзято. Бывает же, что люди не нравятся друг
другу, и всё тут, а женщины особенно! Так сказать, ошибка
восприятия. То есть никакая это не ошибка, так как восприятие
обусловлено эмоциональным состоянием человека в данный момент,
его сиюминутным настроением. Потом человек размышляет, при-
влекая для этого заложенное в него воспитание и приобретённый им
самим жизненный опыт, и,  наконец, выносит суждение. А суждение
может быть и поспешным, и ошибочным, и предвзятым. Последнее из-
менить особенно сложно. Всё это хорошо, если не брать крайние
случаи. Если вас обругают по телефону и бросят трубку или нахамят
вам на улице, то сколько бы времени ни прошло, сколько бы допол-
нительной информации вы ни собрали о трудном детстве вашего обид-
чика, ваши суждение и восприятие навеки останутся солидарны, как
рабочий и колхозница в скульптуре Мухиной...
    Что-то я сегодня разошёлся! Наверное, выпил слишком много
кофе. А ведь всё гораздо сложнее и запутаннее и стоит ли за-
ниматься дилетантскими изысканиями... Мы с Анжелой, например,
ужасно любим спорить друг с другом на всевозможные отвлечённые
темы. Спорим порой до крика, а то и до слёз, так что какой-нибудь
случайный наблюдатель почёл бы за благо оттащить нас друг от
друга на противоположные полюса земли во избежание всемирной
катастрофы, но спор-то этот абстрактный: ни кинофильм, ни книга,
ни музыка к нам лично не имеют никакого отношения. Вот и получа-
ется полная противоположность суждений  при обоюдном умилении с
любовью впридачу!..
     - Ненавижу "Узника замка Иф, - кричал я. - Это стопроцентно
"перестроечный" продукт!
     - Пусть "перестроечный", какая разница! - мучительно выгова-
ривала Анжела. - Это свой, особый взгляд на сюжет и на характеры
героев!
     - Не имеет права Градский, - переходил я на зловещий шёпот. -
Петь "Роль сумасшедшего очень удобна!"
    И я скалой нависал над её полными отчаяния глазами, доказывая,
что Градский не имел права ТАК петь, потому что, наоборот, аббата
вынудили стать сумасшедшим, а не он сам захотел.
     - Ты просто не любишь Градского...
     - Я его не просто не люблю, а не выношу органически!
     - А я люблю Градского, и мне нравится, как он поёт!
     - А я люблю тебя, и мне нравится, как мы живём!..
    Психолог по образованию, Анжела три раза в неделю ходит в
какое-то детское учреждение мучить детей своей психологией, а я
сижу с Никиткой. Я строю ему башню из кубиков, он тут же ломает
её и пытается выстроить сам. Потом мы занимаемся грузоперевозками.
А затем выходим на улицу наблюдать. Для меня в детстве самой лю-
бимой игрой также было наблюдать за окружающим - за машинами, со-
баками, деревьями, людьми, - и составлять по этой многообразной
картине своё суждение...
    Потом я перепоручаю Никитку нашей любимой бабушке и вновь
сажусь за компьютер. Ничего, через год - даже раньше, - в са-
дик - полегче будет! Сэтим заклинанием я переселяюсь в мир своих
фантазий. Потом приходит Анжела, отбирает у меня компьютер и за-
нимается своими тестами. Словом, жизнь течёт размеренно, хотя и
несколько однообразно. Надо как-нибудь вырваться да сходить в
театр, что ли.....
    О Надьке Постниковой я уж и думать забыл, когда мы вдруг
столкнулись с нею на улице. Была суббота, и, как  водится по вы-
ходным, мы гуляли всей семьёй. Обходя ближайшую округу, забредали
на детские площадки и мимоходом в магазины за необходимыми покуп-
ками. Надя окликнула нас возле овощного киоска, и, едва увидев
её, я почему-то сразу догадался, что это она и есть. Спортивная
куртка, брюки, ботинки, без шапки и рукавиц, а ведь сегодня хо-
рошо подморозило! Из рукавов едва высовывались красные, скрю-
ченные от холода пальцы. Надя очень обрадовалась, увидев Анжелу,
даже хотела не то обнять, не то хлопнуть по плечу, но, метнув на
меня быстрый цепкий взгляд, сдержалась и лишь переступила с ноги
на ногу. Через мгновение, впрочем, весь свой бурный поток она
обрушила на Никитку, который совершенно обалдел и спрятался за
меня.
     - Ая смотрю, гуляют, - быстро заговорила она. - Дай, думаю...
    Анжела выглядела растеряной и молчала.
     - Твой муж?
    Надя таращилась на меня и простодушно улыбалась.
     - Пухленький! Хорошо кормишь, молодец! - заключила она и
рассмеялась.
     - Ладно, ты-то как живёшь? - спросила Анжела, чтобы задать
разговору какое-нибудь направление.
    Выяснилось, что у Нади парализована мать, что Надя бьётся
смертным боем со своей двоюродной сестрой из-за какой-то квар-
тиры - я не понял какой, - что, по её словам, в жизни она хлеб-
нула и всему знает цену.
     - Эх, Анжелка! - закончила она со вздохом и вдруг спо-
хватилась. - Ой, побегу, холодно, вы заходите как-нибудь!
    Она пошла быстро, слегка прихрамывая.
     - это у неё с детства? - спросил я, имея в виду хромоту.
     - Да, вроде бы врождённая...
    Вот тебе и восприятие, и суждение, подумал я тогда. А впро-
чем, Надя мне даже чем-то понравилась. Должно быть, непосредст-
венностью в общении, ведь сам я не очень общительный человек.
Однажды вечером Анжела сказала за чаем, что опять видела Надю.
Сказала хмуро, будто бы нехотя, словно ей было неприятно об этом
говорить.
     - Что случилось? - спросил я.
     - Я видела её во дворе того дома на остановке, - сказала
Анжела. - Что ей там делать?
    Я рассмеялся.
     - Ну, мало ли где люди ходят!
    Анжела с минуту молча хмурилась, словно собираясь с духом, а
потом быстро заговорила:
     - Она там курила, а потом зашла в подъезд, представляешь, на
ней пальтишко рваное, всё в каких-то клочьях и нитках, и ботинки
рваные без шнурков!
    Повисла пауза.
     - Ну, вышла покурить, - начал было я, обдумав услышанное. -
Накинула что подвернулось...
     - Да ну её, - оборвала Анжела. - Шляется где попала, лучше
бы с ребёнком сидела!
    Я ещё какое-то время обдумывал эту новость, и мне показалось,
что Анжела расстроилась из-за неоправдавшихся и без того призрач-
ных надежд. Так надеются на одного из членов семьи, страдающего
алкоголизмом: вот не пьёт день, другой, третий, а вдруг, может,
одумался! В конце концов, наступает момент, когда все надежды
рушатся окончательно. Бывшая одноклассница - не член семьи, но
ведь долго вместе учились, так что всё равно неприятно, я пони-
маю...


    Давно уж мне не давала покоя тема собаки и Павлова, тема, ко-
нечно, варьированная мною в этаком романтическом ключе, но за
основу, разумеется, взят ещё со школы набивший оскомину тандем
выдающегося нейрофизиолога и его подопытной собаки. У меня было
два стихотворения, в одном из которых собака и Павлов страдают от
разлуки друг с другом, а во втором уже не понять, кто такой Пав-
лов - человек или собака. Теперь я обдумывал фантастическую по-
весть, где место собаки в обозначенном тандеме должен занять
некий главный герой, страдающий непонятными нарушениями в устрой-
стве центральной нервной системы. Мне уже рисовался, пока, правда,
смутно, этот образ: высокий, худой,болезненный и немного неряшли-
вый, в широкополой чёрной шляпе,длинном чёрном пальто. И занятия
у него какие-то невнятные, тёмные, вплоть до того, что он маньяк-
убийца.  Вот я теперь и думал о том, что герой никак не может
приступить к своему чёрному делу - в решающий миг вдруг оказыва-
ется в иной реальности, в прекрасном душевном расположении, с
новой личной историей. Одним словом, оказывается совершенно
другим человеком, но постепенно звериная его сущность берёт своё,
прорывается наружу, а этот самый доктор должен главного героя
вычислить и попытаться спасти и от перевоплощений, и от дурных
наклонностей. Он должен узнать главного героя во всех его прояв-
лениях... "Главное - это начать!" - сказал я себе и написал не-
сколько слов. Довольный тем, что начало положено, я решил пойти
прогуляться. Анжела уехала к своей маме, забрав с собой Никиту,
и я наслаждался одиночеством.
    Я окунулся в вечернюю декабрьскую темноту и зашагал через
дворы ближайших стареньких трёхэтажек. Обогнув детскую площадку
с прилегающей территорией бывшего детского сада, а теперь какой-
то рембазы, я ускорил шаг. Трёхэтажка слева осталась позади, и
открылся вид на оживлённую улицу, приветствовавшую меня шумом
машин. Вскоре её заслонил старинный пятиэтажный дом в форме
буквы "Г", который выходил углом на перекрёсток двух улиц. Ока-
завшись в мрачном дворе угловой пятиэтажки, огляделся. "Готика,
достойная пера Достоевского, на худой конец, Кинга!" - подумалось
мне вдруг. Павлов тоже будет ошибаться, как все нормальные лю-
ди..." - продолжал я фантазировать, между тем поворачивая вдоль
дома. Ещё немного, и жилые подъезды кончились. Последняя дверь
была служебной. Несколько секунд я разглядывал её, потом
двинулся дальше - обогнул торец и вышел на улицу, перпендикуляр-
ную предыдущей. Свернув на тротуар, опять пошёл вдоль пятиэтажки,
теперь уже с внешней стороны, к остановке транспорта. Над первой
же дверью помещалась вывеска "Ателье". Я опять вспомнил про
нитки и клочья на пальто, в которое была одета Надя, и вдруг
расхохотался громовым хохотом, так, что редкие прохожие в испуге
оглянулись на меня...


    Я поделился с Анжелой своей догадкой. Она усмехнулась и по-
краснела. Потом, успокоившись, проговорила задумчиво:
     - Знаешь, мне так стыдно...
     - Предвзятое суждение! - не удержавшись, съязвил я.
    Анжела взяла нож и порезала свежеиспечёный чайный пирог.
     - Я и сама догадалась, да не стала тебе говорить, - продол-
жала она, разливая по чашкам чай. - А потом мы заходили к ней с
Никитой, она давно там работает.
    Я пошёл взглянуть на сынишку. Никитка спал как всегда, свер-
нувшись калачиком на подушке. Компьютер выключен, и у него нет
никаких суждений. Близился Новый Год.

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Алексей Чернец
: Предвзятое суждение.. Рассказ.

17.12.04
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/alesio>Алексей Чернец</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/6969>Предвзятое суждение.</a>. Рассказ.<br> <font color=gray><br><small>17.12.04</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>