О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Зоя Гельман: Наваждение.

Рассказ начинается банально и довольно-таки скучно, но вторая половина его, уверен, заинтригует читателя. Что же касается финала, то он и вовсе неожиданный: перед нами загадка, лишённая логики, но разгадать её всё равно хочется. Ну что ж, в новогоднюю ночь случаются всякие чудеса…

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Алексей Петров

Зоя Гельман

Наваждение

Оставалось всего несколько дней до Нового года. Зоя стояла у окна и смотрела, как идёт снег. Он медленно опускался на дома, деревья и землю вперемешку с пылью, копотью и сажей крупного промышленного города.
«Вот так и в жизни: сначала белым-бело от надежд, радости и любви, а потом всё не-избежно покрывается чёрным налётом разочарований и печали», – подумала она. Невольно хотелось подвести какие-то итоги ушедших дней. Её воспоминания были похожи на усерд-ных учеников, которые тянули руки вверх, чтобы получить оценку. Но, к сожалению, мно-гие заслуживали «неуд» или «тройку», и лишь редкие – «хорошо». Об  «отлично» и речи не было.
  
Очередную новогоднюю ночь придётся встречать одной. Нет, можно, конечно, пойти к подруге, но совсем не хотелось потом возвращаться домой под утро или же оставаться спать в чужом доме на чужой кровати. Куда милей родное уютное гнездышко, где пахнет сосной и каждый уголок обласкан теплом заботливой хозяйки. Она приготовит вкусной еды, испечёт торт, откроет бутылку «Мартини».
  
От мысли о предстоящем празднике, домашнем, светлом и добром, почему-то стало тоскливо. Что ждёт её в новом году? Снова одиночество и множество проблем?
«Господи, как тошно! Что-то я совсем расклеилась. Надо взять себя в руки.  Выпью но-во-пассит, и всё пройдёт».

Она открыла холодильник и уже собралась было взять флакончик с лекарством, но тут заметила бутылку шампанского, которая стояла там уже больше года. «А может ну его к чёрту, это успокоительное? Сейчас как вмажу  шампусика!  А что, пью я только раз в году, иногда не грех расслабиться, если душа просит».

С этими  мыслями она неумело, неловко откупорила бутылку (пробка больно ударила в ладонь) и подумала, что впервые в жизни  проделала это сама. Чего только не приходит-ся  терпеть одинокой женщине… Зоя  включила музыку и налила  пенящийся напиток в фу-жер.  Пузырьки газа, словно рыбьи икринки к водорослям, пристали к  хрустальным стен-кам, и  воздух наполнился  запахом хорошего вина.  Она сделал глоток и подумала: «Не под-дельное, это радует. Сколько же таких бутылок я перевезла с завода? И не сосчитать».  Дело в том, что на своей коммерческой стезе ей пришлось заниматься и перевозками шампанско-го. Однажды такая поездка чуть не стоила ей жизни. Кстати, дело было как раз перед Новым Годом. По гололёду грузовик занесло на разделительную полосу дороги, от сильного толчка  дверь открылась, и Зоя на полном ходу вылетела на встречную. Счастье,  что не было машин и водитель не задел её задними колесами своего раздолбанного «шарабана». Она встала и, прихрамывая,  побрела к обочине.  Тогда почему-то обошлось без травм.  Таких вот чудес в её жизни хватало с избытком. Тут поневоле поверишь в сверхъестественное.

Второй фужер пошёл веселее, а за ним – третий. Разламывая горький чёрный шоколад на кусочки, Зоя  вспоминала всю свою жизнь. Вполне счастливое, по тем временам, детство. Беззаботная  юность, плавно переходящая в годы весёлого студенчества. Раннее замужество – красивое ничто, закончившееся ничем, хотя тянулось это целых десять скучных лет. Ну, а там – второй брак, тоже не очень-то удачный, и череда встреч и «свя-зей» продолжительностью от месяца до нескольких  лет.

А что же в итоге? В возрасте «хорошо за сорок» Зоя осталась одна, и шансы  на муж-ское  внимание, не говоря уже о любви, близки к нулевой отметке.

«Сколько же у меня было мужчин?» – подумала она и принялась загибать пальцы. На седьмом сбилась со счёта и,  вырвав из тетради листок, стала записывать в хронологическом порядке.  Насчитала одиннадцать представителей мужского пола, этого неустойчивого в мо-ральном отношении класса. Все они, в общем-то, были разными, хотя  каждого из этой «футбольной команды» можно было не без гордости отнести к лучшему  виду. Виды, в свою очередь, делились на подвиды. Подвид любителей выпить и повеселиться. Подвид любите-лей повеселиться в обществе дамы. Подвид, объединяющий первое и второе...  Но, тем не менее, всех этих, таких, казалось, непохожих друг на друга мужчин объединяло одно: они ей рано или поздно изменяли. И что интересно: многих из них она «застукивала на горячем». Конечно, каждый их них уверял, что «всё это» не то, о чём она подумала.  Но Зоя всегда уходила первой, без скандалов и разбирательств. И теперь могла с  уверенностью сказать, что ни один из этих неуёмных самцов её не бросил.

«Как бы хотелось сейчас посмотреть на них, на всех одновременно. Вот была бы поте-ха!» – пронеслось в её слегка захмелевшей голове.  Она представила себе эту команду в пол-ном составе, в трусах и майках, на футбольном поле, с мячом. И этим мячом была она, Зоя. Они передавали её из рук в руки (вернее, из ног в ноги). Но, в конечном счете, она не  задержалась даже у вратаря, улетела куда–то за линию ворот и больше не вернулась…

«А что, если  напомнить им о себе, всем сразу, тем более что есть замечательный по-вод?» Она взяла листок бумаги и написала текст новогоднего поздравления:

«Вот и кончается ещё один год нашей жизни, и остаётся только надеяться и ждать, что в новом непременно произойдёт какое-нибудь чудо. Ну, если не чудо, то всё равно что–то хорошее, ведь все так устали от плохого. Поэтому в эту волшебную ночь хочется верить в исполнение желаний.
Именно в Новогоднюю ночь, ровно в двенадцать, я могу попросить всё, что угодно, и загаданное обязательно сбудется. При условии, что желание должно быть только одно. Мне, конечно, жаль, что невозможно исполнить всё, что мне хотелось бы: чтобы ты не болел, знал, что такое успех, а каждый новый день доставлял тебе удовольствие, несмотря ни на что; чтобы тебя радовала жизнь оттого, что засмеялся твой ребёнок или, скажем, пошёл снег… Но условие нарушать нельзя. И я попрошу лишь об одном: пусть весь этот год всегда будет с тобою рядом любимая, неповторимая, единственная женщина. И при этом изменяет тебе точно так же, как ты изменял мне – так, чтобы твоим рогам завидовали самые могучие лоси и олени. С праздником, милый. Твоя Зоя».

Умирая со смеху, она заклеила в конверты свои послания. Проблема была в одном: Зоя не знала местонахождения всех своих мужчин. Первый муж жил в Америке. При желании можно раздобыть адрес, но – перебьётся. Один из любовников давно занимал высокую должность в Москве, его тоже пропустим… В конце концов, в результате отсева осталось всего шестеро.  

Она допила своё шампанское, затем сложила письма в аккуратную стопку и перевязала их шёлковой ленточкой. «Отправлю завтра утром», –  произнесла вслух  Зоя и, не расстелив постель, легла на диван, укрывшись пледом. Не прошло и нескольких минут, как она заснула сном беззаботного младенца.

И ей приснился сон.  Она ехала в машине по сосновому лесу, по засыпанной снегом дороге. Было темно, но фары  прекрасно освещали путь. Сквозь облака пробивался тусклый свет луны.

Потом Зоя вздрогнула и проснулась. Она и в самом деле ехала в автомобиле, а рядом сидел абсолютно незнакомый мужчина.
-Проснулась? Не успели отъехать от дома, как ты сразу отключилась. Ну, думаю, со-всем притомилась. Слушай, а может ну её, эту твою работу? Сидела бы дома.
-Где я? – спросила Зоя.
-Во даёшь! В машине, конечно.
-В какой машине?
-В БМВ. Ты что, забыла какая у нас машина? Я знаю, это бывает: иногда вдруг просы-паешься и не можешь сразу понять, который теперь час и где ты находишься.
-Вы кто?
-Я? Я тоже Б.М.В. Борис Михайлович Высоковский. Будем знакомы, мадам.
-Но я вас не знаю.

Тут водитель притормозил, и  машина, съехав на обочину, остановилась.
-Я, конечно, понимаю, что ты у меня женщина с юмором, но даже для тебя это уже слишком.
-Простите, но я действительно вижу вас впервые. Вы кто?
-Нет, она надо мной издевается… Муж я твой, третий, правда, но, надеюсь, последний.
-Муж? А сколько мы живём вместе?
-На пасху, в аккурат, два года стукнет… Зойка, ну не пугай меня так. Выпей кофе.
-Кофе нельзя. У меня гипертония.
-Слава Богу, хоть это помнишь. Но он без кофеина. Час назад ты собственноручно на-лила его в термос.
-Что со мной происходит?
-После праздников сходим к врачу. Я понимаю, меняется гормональный фон, климакс на горизонте…
-Вот ещё, нашёл старушку.
-Ага, попалась. Я знал, как вернуть тебя в реальность, – рассмеялся Борис.  – Ты у меня самая молодая и красивая. Слушай, а давай кого-нибудь родим.

Он улыбнулся, завёл мотор, и они продолжили путь.
-Ну да, самое время. Когда наш первенец пойдёт в школу, мы оба  отправимся на пен-сию, – ответила она.
-Вот и прекрасно. Будет уйма времени, чтоб растить молодое поколение. Ну, как ты, любовь моя?
-Да вроде бы уже ничего. Только я не помню, куда мы едем.
-О господи, ты опять за старое. Нет, с этим точно надо что-то делать. Ну, хорошо. Мы едем к друзьям  встречать Новый год.
-К Барановым?
-Ну вот, умница. А придуриваешься зачем-то.
-У них внук родился.
-Знаю, ты мне вчера об этом  сказала.
-Вчера? А что было вчера? Я сидела почти целый день у себя дома, одна, в своей холо-стяцкой квартире. Сначала я смотрела, как падает снег, а потом открыла шампанское и одна выпила всю бутылку. Знаешь, давай не будем продавать эту квартиру. Там часть моей ду-ши…
-Наконец-то слышу разумные слова. Но ведь это именно ты настаивала на её продаже. И дело вовсе не в душе. Когда цены на жильё растут каждый день, никто без особой надоб-ности его не продаёт. Это первое. Второе: сидеть ты там не могла хотя бы потому, что летом мы перевезли всю обстановку на дачу и не осталось ни одного стула. Вчера ты целый день была на работе. Вечером я за тобой  заехал, и мы отправились за подарками.  Боже мой, ну приди же в себя, наконец! Впрочем, я, кажется, понял: ты спала, и  это тебе сейчас присни-лось.
-Ещё помню какие-то письма. Я написала их и собиралась отправить.

Борис уже молчал.  Вскоре лес закончился, и за поворотом  показались коттеджи дач-ного поселка.
-Сейчас приедем, выпьем по рюмке коньяку и слегка вздремнём. До двенадцати ещё целых четыре часа, а гулять нам всю ночь.
-Я спать не хочу. Только полежу с тобой рядом.
-Конечно, Зайчик. А как мы обнимемся!

С этими словами он взял её за руку и поцеловал в ладонь.
-Ой, больно! – вскрикнула Зоя.
-Что там у тебя? Синяк... Это только ты умудряешься ставить синяки в самых неожи-данных местах. Ну, как можно было получить его на ладони? И руки у тебя такие холодные. Замёрз, малыш? Печка вроде работает нормально. Надень перчатки.

Она послушно опустила руки в карманы шубки. В правом лежали перчатки, а в ле-вом… тугая пачка писем, перевязанных шёлковой лентой.

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Зоя Гельман
: Наваждение. Рассказ.

26.12.04
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/Melnik>Зоя Гельман</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/7105>Наваждение</a>. Рассказ.<br> <font color=gray><br><small>26.12.04</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>