О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Владимир Гладких: ПАЭТ нового века.

Критическая статья Владимира Гладких традиционна по содержанию - критика сетевой поэзии, - и весьма нетривиальна по форме. Она построена как "поток сознания". "Ну, это уж век не новость", - скажет читатель, и будет прав лишь частично. Для публицистики - это вполне себе новость. Иногда создаётся ощущение, будто сво поток автор взбурлил подручными средствами, но возможно, это проявился пьянящий эффект самого материала.Досадно только, что кроме разлитой иронии, в тексте читатель не найдёт открытых суждений самого автора. Жанр, всё-таки, это предполагает, а Владимиру, как человеку умному и въедливому всегда есть что сказать.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Сергей Зубарев

Владимир Гладких

ПАЭТ нового века

Статья отражает личное мнение читателя и никого не призывает ломаться в поясе при встрече с пАэтом. Другими словами, она для тех, кто понимает и видит.
_________________________________________________________________________

комментарий . эпиграфы перепрятал теги аннулировал ссылки не работают их тоже убрал оставил всего одну что еще человеку нужно чтобы счастливо встретить публикацию

"редакторское предисловие" . читатель интернета твой юношеский пыл меня как НЕ поэта на подвиг вдохновил не подвиг просто дело вернее долгий труд всё разобрать умело нельзя за пять минут я углубился в чтенье и так по мере сил твое приятель мненье примерно изучил действительно в инете искать не вариант развешены как сети и слезы и талант но твой пАэт фатальный проходит стороной он во сто крат реальней чем кто-либо иной а потому без риску надежд не оправдать стихи твои по списку решил публиковать


ПАЭТ

Е.К.

эпиграф . она говорит пАэт

стихами . не умея писать прозой пишу стихами но это критическая статья вернее обзор вернее благоговение эти стихотворения о призраке о реальном человеке о необычайном веке читай эпохе читай времени в котором я оказался нет правильней будет сказать которого я коснулся волею случая или оно меня коснулось

прикосновение . представьте если бы вас ребенком вытащили за шкирку из вашей постельки с горба верблюда перенесли за сто верст окунули в море или в снега и снова закинули бы к верблюдам хорошо сидим однако а что это было а это было прикосновение

соня . или к примеру дали велосипед говорят рули влез под раму упал но хочется еще и еще через пару лет вернулся а велик уже нормальный а не огромный садишься ровно думаешь это же счастье какое и преимущество быть взрослым а пройдет с небольшим еще двадцать лет и вспомнишь вот катался под рамой спал на верблюде целовал олю а любил соню а соня любила диму а дима он был козел и на два месяца старше смотришь теперь на деточек ищешь в них свою соню а соня уж старше тебя на вечность

поезд . или ровно в 2.59 или не очень ровно пролетает поезд этот шум этот запах этот ветер далеких миров держит тебя на веревочке держит тебя на ниточке держит на волосочке ТРИ всё тишина и томленье духа суета смотришь в задницу миру ту-ту и прощай еще один день золотые миры будущее мое прощай до завтра побежал к велику к оле к своим верблюдам д е р ж и т на честном слове

арарат . ух ты арарат я вглядываюсь в горизонт а небо пасмурное неясное и ничего не вижу ты куда смотришь туда на горизонт да ты на небо смотри смотрю и вдруг понимаю что он на п о л н е б а арарат

подруги . сижу в тоске читаю интернет про душу про парижи про рассвет кто про луну а кто про крепкий тыл кто в детство заглянул и там застыл поэзия гуляет стороной ей побоку кто пишет кто живой кто у кого и сколько недобрал ей дела нет до первых запевал ей дела нет до конкурсных стрельцов до прочих молодиц и молодцов кому-то улыбается она но в основном как правило одна как правило а значит есть секрет кто зрячий для того секрета нет она давно нашла себе подругу она гуляет с катею под руку

правильный шрифт . а у меня машинка была печатная и гитара две ценнейшие вещи про гитару не говорю а машинка называлась "москва" серый тяжеленький корпус в таком чемоданчике в котором бы и я поместился если б свернулся покрепче уже через год у нее западали клавиши нередко заклинивало каретку но как же мне нравился ее шрифт ведь все эти Times New Roman или Tahoma всё не то разве что Courier New вот чуть поприличней да Lucida Console которым я и пишу но когда я забрасываю его на сайт куда-нибудь он к досаде моей превращается все в тот же Times New Roman или в Arial или в другой какой неправильный шрифт а неправильный шрифт портит текст

переплетный набор . а еще я купил переплетный набор две латунных линейки с прорезью и винтами уже и не помню и голый макетный нож и теперь я мог делать книги и первым был бродский признаюсь и машинку-то я достал ради него И СДЕЛАЛ ОН (я) ТРИ КНИГИ копирка не пробивала больше ну так чтобы вышло в приличном качестве одну себе две другие братьям-славянам братья-славяне не все понимали а было это давно и вот ни умней ни зрячей люди с тех пор не стали смею уверить вас да я почти и не сомневаюсь в этом покажи сегодняшнему издателю ли редактору нового бродского неизвестного бродского случайного бродского впервые бродского о-о но явно необычайного нет они будут сочинять все новые и новые конкурсы выбирать ракурсы голосить о своих бесконечных поисках с происками носиться с серыми призраками которые только тем и хороши им что давно уже как-нибудь безнадежно признанно или непризнанно исписались и светлая им память пусть потому что я ведь здесь не о том но когда не стало бродского а я возлежал на диване да как истинный римлянин и ж р а л б о р ш ч то какая-то часть меня помимо меня споткнулась во мне об эту новость навеки навсегда можно сказать forever осталась лежать там на тупой кушетке стыдно ли мне теперь в том признаться да я и вообще не упомню чтобы когда-то о ком-то жалел или тем более плакал а тут и слёз-то по сути не было а просто так надрыв я хочу сказать что знаю кого бы я сегодня печатал кого бы не лень мне было набирать на машинке пачкаться о копирку тащить бумагу приподымать злую каретку переделывать допусти я ошибку клеить и сочинять обложку
_________________________________________________________________________

цитируя СТАНСЫ

http://www.stihi.ru/avtor/ctansy

* из "flexio"

я
знаю
пять
имен
городов –
малая подкожная, соломоново, архангел гавриил
солнечное сплетение, львов
год такой. время легло поперек -- ни грибов
ни снега.

* из "словоотводы"

вот тебе город -- средняя полоса, все чудовищно не с руки
из пейзажа -- тени мануфактур да изгибы реки -
рукава замерзшего времени.
а так - ни аптеки ни ларчика ни обоза ни фонаря
утро складывается из пары стульев и стены, подпирающей окоем февраля
ветер с северо-запада вносит теплый циклон
( как сказал бы поэт М. -- захочет покоя уставший слон -
царственный ляжет )

* из "яблоки"

у меня к тебе нежность слабость. в июле седьмого -
- столько яблок
на остановке в кондопоге дожидаться автобуса
что здесь делать зимой ? - не город а фанаберия
окись залива птицефабрики целлюлозного комбината
втискиваться в него как в утреннюю футболочку
город - яма на яме. развалины нигозерского
суп-солянка в фиесте на углу ленина и советской.

* "трамвайное"

видит внемлет смыкается обретает одесный покой
бросит в колодец тела имя-камушек, сидит-слушает
как оно внутрь по косточкам разговаривает с тишиной..

а этот -- нездешний и нарисованный -
с трещинками под ребром. ладони, что лопухи
то ли се в наказание, то ли - в искупление. только понять -
- за какие грехи.

этот город наследственных пьяниц, пропоиц с картин бессонниц дидро
ночью встретишь в подъезде бога с пустым ведром - достает из кармана пространство от океана до океана,
протягивает фонарик, говорит - с рождеством..
а сам - ни конный, ни пеший - помазанник иерихон..

день прибавился - мыкается по проулкам и четвергам
а потом обрящет - смеркается, тащится пятым - по чистопрудному
седьмым - до остоженки
и с железнодорожного - до окраин, охолаживая по закуткам.

а этот нездешний и нарисованный спускается из под купола шапито,
садится в маленький запорожец,
стряхивает стылый морок, закатывает мокрые рукава
говорит - до судного дня ты теперь сам

- без меня...

* из "хантер"

жизнь походит на кризисный план полсона -
рябь панических утр. всполох дней. внутри - ледяное крошево.

жизнь походит на игру в подкидного - уезжая из города, вспоминаешь
- оставил на веревках белье, но
взял сигареты и кофе, не забыл книгу Брейгеля
кажется, не борешься с темнотой - оттеняешь её.

жизнь проходит.
тяжелая хирургия, надтреснутый тенорок, суп на плите
с каждым годом все чаще и лихорадочнее вспоминаются те,
кого не присфорил, не причастил
к этой длинной
зиме
о, сколько чужих голосов...

* из "оглашение осени"

и по количеству мыслей и тишины - все, что проходя через,
вытягиваясь из земли, перевозилось, как залежалый сквозняк,
- грубое и простое, так -
в самом начале зимы -- застывало,
крошилось
и переводило дух...

* из "ильин день"

как я жил в это лето...
в карманах таская монеты июня июля и августа
как на ильин день долго смотрел на воду
пытался припомнить что-то другое, но вспомнил - рассветы
за 62 параллелью
как отбеленное небо распускалось
к утру криком чаек
как я жил в это лето...

* из "лес"

так кофейная сука разъедает нутро - седеет висок
так втекает под веки небесная хлябь. ветер, ныряя в воду
разгоняет по коже её мелкую рябь...
здесь сидит человек с каменным языком - ворошит кочергой золу,
прикуривает от угля - отталкивает от губ темный куб - отшелушивает темноту
густое глубокое гетто с болотным зрачком
сорвешь одуванчик - на коже - пыльца... гадаешь - кофе ? пролитое молочко ?
и имя - травинка, обмотанная вокруг безымянного...
а он шарит ладонью - нащупывает лаз
кем, спрашивает, станешь, когда сойду на нет,
говорит - ляг на мой теплый живот, посмотри моими глазами - нас
сожрёт этот лес...

* из "нефильтрованная вселенная"

от великих историй любви остаются выцветшие имена
правда - черно-белая, тонкая что фольга
и кажется только лишь пропасть-наоборот с тысячью га души
что сколько ее не утюжь - не суши, не накладывай вето -
- не обращай внимания на очередность - это
как и вся жизнь - сущая перестановка предметов
по комнате...
иногда у предметов случается доплеровский эффект...
лиличка! вместо письма (с) - чертова жизнь, високосный connect
[ между кожей и кожей - из кожи вон ]

и ты подходишь к зеркалу, втягиваешь живот - показываешь язык
и оттуда-из глубины на тебя пялится вещий ребенок-старик,
хочет дойти до предела вещей - вытолкнуть их за грань
раскрывает книгу песка, говорит - рассмотри хорошенько якорь - больше его не увидишь
где твой грааль, скажи, где твой родник ?
[ а к пасхе дорожает луковая шелуха... ]

там, в далеких восьмидесятых - длинные, что рукава, очереди в союзпечать
глубокая тайна высокой печали - начать
вспоминать
кажется, у Лао Цзы - подлинное совершенство выглядит как изъян
я не читал тех газет, что я знаю об океане, если я океаном пьян ?
помню только, что их наклеивали на осыпающиеся стены
помню - ощущал себя правым притоком огромной реки Лены...
[ солнце стряхнешь с подоконника - штору задернув... ]

кажется вот они - гагарин, гайдар - и изумленно -
улыбаешься, пишешь длинное-бесконечное " как я провел лето "
и расползаются со страниц озера-леса - по щелям деревянного дома -
- жук-олень, гусеница, мотылек...
[ а в игрушечном городе -- дорожает глина, дешевеет солнце, мельчает река
переводишь с -етского на -ослый... мальчика-старика ]
и на форштевне - кажется, якорь

трется время прошедшее неоконченное о настоящее..

* из "фотографии"

в загибающихся, с пожелтевшими краями, днях... кутаешься в острые
словно трава-осока часы...

собственно... [ бла-бла-бла ] ничего этого больше нет...
...было - детство, ножницы, прятки, камень, АБВГ, цветная бумага... свет,
которого хватало, чтобы читать письма, написанные от руки
перекати - поле, крапива-осень-зима-весна,
и между ладонями - дни, собранные в ладонь...

* из "возраст Х"

слышал, как остывает липкая, что вересковый мед - желчь, освобождая гортань
видел ягод вишневый озноб, судорогу янтаря, думал, что, приблизившись к сроку Христа
вырастет зоб, и извергнешь клекот, подобный хищной лесной птице...

в склеенных корабельной смолой днях всматривался в лицо, считывал буквы знакомого языка...

и из этого то ли в пылу - забытого, то ли от лени - невыученного, дня
пытаешься вспомнить слова - ( вертятся на языке ) - никак не можешь запомнить
вспоминаешь людей - ( тоже вертятся ) - никак не можешь забыть...
так вот все и выходит - судорожно, двигаясь к сорока, как насекомое -- у реки,
валяясь на солнце-на камне в карьере, полном известняка
теряешь замки, но сохраняешь ключи... думаешь... странное дело - жизнь...

* из "ойкумена"

правая сторона лица его - цвета слоновой кости, левая - цвета копоти на потолке
он мягко толкает свое тело, поворачивая его и уже все лицо, выходя из тени,
заливается цветами слоновой кости..
и теперь ей становятся хорошо видны его глаза...

они пульсируют снаружи - не выливаются, сочась, из гортани, а отскакивают от губ...
глупые рыбы-слова -- они переплетаются острыми своими плавниками,
заполняют пространство неуютной сейчас тишины...

а потом из гортани её вырывается глубокое, зарождающееся где-то под землей - в недрах и
прорастающее сквозь неё, пробивающееся, как сквозь кромку озерного льда,
слово тро-гать... а вслед ему дует легкий - гладкий - обнаженный, как бриз на море
глагол " - касаться "
...смотри " тро-гать " - и он с силой сжимает острое плечо её...
и тело его - уже как продолжение ее, как ветвь, однажды надломленная сильным ураганом,
но все равно - весной на ней набухает липкая листва...
он дотрагивается губ ее и входит в горло обжигающим словом " живи " - плавится, затекает в легкие...
а после - едва ощутимо, словно встряхивают лилию, и с нее осыпается пыльца,
проводит теплыми подушечками пальцев по левой щеке, по переносице,
а когда ей становится трудно дышать - говорит, смотри, это - касаться...

* "сечение"

слышал благую весть - бог есть..
и не то, чтобы ты его видел –
а девять ночей сам беззвучно строгал по образу и подобию - мостил прожилки нутра -
поднимал к яркому солнцу -
вложил в сухость губ пеструю птицу - долго смотрел на просвет..

вот и скажи теперь кесарю –
- " эй, юродивый, знаешь, меня - нет..
а тебе только кесарево "

щурится..

левой ладонью прячет глаза от солнца, правой - кого-то ловит
то меня, то быструю змейку-ящерицу,
то срывает травинку -
- щекочет ей по спине

притащил деревянный крест, звонкую гроздь
медных гвоздей.. говорит - забей..

смеюсь..

смотри.. ты же как грусть-цветок, у которого пять лепестков..
первый всегда со вторым,
третий - с четвертым..
пятый всегда один

.. щурится..

слышал благую весть..

* из "и не трачу тебя, и не коплю, и не камлаю... "

и потянутся строки - слова сквозь затакты в ночи,
как вагоны через мосты, как составы через перепутья, овраги
и ты, как заложник со стокгольмским синдромом в полосующей нише ветров
до запятой впитаешь в себя бронзовый воздух,
тягучий, как мед, голос бетонного мегаполиса...
утром... цвета гранатовой кости, цвета неотбеленной бумаги
выдохнешь
...
и не трачу тебя, и не коплю, и не камлаю

* из "рыбы"

день заглатывал ночь, закатившись за горизонт рыбьим зрачком
расплетались тугие косы - две непослушных руки
- а ты поноси страх до весны у себя под брюхом, пусть зарастет травой
поноси грусть-тоску, пусть покроется снегом - прятали плавники...
чешуйчатые тела не успевали остыть, набрать жабрами воздух
острый месяц отращивал мягкие, оливковые бока
выходили на улицу, - опускались руки по локоть в ночь...
и на дороге
видели рыбью тень, ускользая от проч.и проч.

* из "чертополох"

я - чертополох, с листьями колючими, серыми. с бутоном огромным - сиренево-фиолетовым...
полюби мое серое...

слышишь ?
...у меня есть только здесь и сейчас
эти пятнадцать минут с тобой - вечность
по сравнению
с пятнадцатьюднямибезтебя...
бьюсь в экстазе, плююсь, бросаюсь грязью... фэйсом о тэйбл, лбом о стену
а потом понимаю, что стены - нет, что снег растаял,
и то, что казалось грязью - сочится жизнью...
выворачиваю себя, прохожу на другую сторону..
там тихо и тепло, как под ресницами
заплаканного уснувшего ребенка...
это и есть любовь...

* из "пристально"

и это привычка такая - что-то в себе убивать.. .
завтра по Гринвичу - в семь... ты проснешься, а восемь ноль семь будешь стоять
на пересечении всех искаженных зеркал, всех птичьих простуд, всех голосов фонарей,
влажный утренний ветер будет трепать тебе волосы, будет листать тебе полосы
позавчерашних газет , а ты, как ванечка жуков, вцепишься в грифельный карандашик... -
- "Приезжай, милый дедушка, - Христом богом тебя молю, возьми, возьми меня отседа..." (с)
и ты стоишь, вжимая весну п`альцами ног в подошвы промокших кроссовок
и ты произносишь " глубокое синее море, глубокоесинееморе - из всех зарисовок,
что я рисовала, ты - самоеглубокоесинее...
и я ныряю в тебя...
а город живет своей собственной, ни от кого не зависящей жизнью - пряным солнечным светом врастает под кожу.
а город, изогнув позвоночники улиц, шевелит губами раскрытого дня, впитывает меня глазами прохожих...
а город прижимает меня к шизокрылой весне...

* из "внчка"

вот и стоишь на холодном полу босиком в городе между рекой - с севера,
небом - со стороны птиц, в городе, опечатанном сургучом, солнце стряхнув в водосток
вот и кричишь, прорастая корнями в себя. вот и услышишь теперь, как по ночам
муха бьет потасканное миросозерцание о потолок

вот и добрались сквозь пустыри, чертополох, иван - чай
до желторотой
забродившей весны...
вот и прищуриваешься на солнце
сквозь бахрому ресниц уголками взрослеющих глаз - дожили
в богом забытом месте, таком безнадежно - провинциальном
как столетние вина местных еретиков... до той стадии ясности... где, отметая сны,
вслушиваясь в прилегающий мир, не жалеешь ни кукол ни пауков...
а весна аккуратная, точная, словно медовая женщина
словно цветок, с опухшим от сна лицом...
_________________________________________________________________________

и это лишь малая часть . и это лишь малая часть

а есть и другие сайты . а есть и другие сайты

если б (меркантильное) . если б было у меня масло в башке и сам я редактор или издатель на таких стихах я бы делал деньги карьеру и личную славу ау слепцы горделивые так пришел бы к ней и сказал д о р о г а я катя

как она . пытаться писать "как она" глупо конечно весь фокус в том что дотронуться дотянуться сделать хоть что-нибудь близкое невозможно но и писать по-другому отныне нельзя так вкусна ты вода севана так чисты вы воды байкала так светлы вы глади озер карельских что не напиться мне уже пепси-колой (лирическое отступление)

катюша . фронт ли второй нам нужен танки ползут строкой голос хорош катюшин но пушкин тоже неплохой летают строчки будто пули потом в кого-то попадут зимою жарко как в июле на поле тут у границы хмуро ходят тучи победим сомнений в этом нет но катюшин голос он покруче всех вар крафт и квестов интернет
_________________________________________________________________________

p.s. . лучшего поэта в россии сегодня нет но если у кого-то есть другие примеры то не стесняйтесь пожалуйста а поделитесь ими плиз бедолаг же с устойчивым словом "пиар" на устах просьба читателя не беспокоить а долго и счастливо радоваться своей проницательности

подпись . читатель

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Владимир Гладких
: ПАЭТ нового века. Обзоры публикаций.
То ли Сеть запущена в поток, то ли поток течет сквозб Сеть
04.06.10
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/gladk>Владимир Гладких</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/72221>ПАЭТ нового века</a>. Обзоры публикаций.<br> <font color=gray>То ли Сеть запущена в поток, то ли поток течет сквозб Сеть<br><small>04.06.10</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>