О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Елена Мокрушина: Подскок и падение.

В письме Е. Мокрушиной упоминается Маяковский. Мне же ещё при чтении вспомнилась фраза его соперника-двойника: "Большое видится на расстояньи".
По сути, перед нами попытка взглянуть издалека, с высоты не прожитых нами лет на всю русскую историю двадцатого века. Трагическую, несчастную, больную - и, бесспорно, великую. Страна, на практике осуществившая чудовищный эксперимент, принесший неисчислимые бедствия её народу - фактически спасла весь западный мир от страшной угрозы, нависавшей над ним. Можно ли этим гордиться? Не знаю. Точно знаю, что стыдиться этого нечего.
По аналогии: может ли адресат письма гордиться тем, что не пожелал избежать страшного удара, обрушившегося на него? Не знаю. Но знаю, что человек, поведший себя достойно в тяжелейшей ситуации, никогда не будет этого стыдиться.

Редактор отдела поэзии, 
Борис Суслович

Елена Мокрушина

Подскок и падение

Это - основная часть письма, написанного и отправленного в мае 2013-го года.
Мне давно хотелось написать что-то подобное, но удалось сформулировать только теперь – в письме (возможно, благодаря личности адресата).
Публикуется с его согласия.

«…Вы пишете: я – практик. Ну да, Практик с большой буквы, организатор от Бога…. У Вас действительно всё получалось, причём в обстановке очень непростой, хоть и весьма специфической (Вы сами писали, что «не нарушали законов, потому что их не было»).
Что же привело к катастрофе – «проигрыш» С-у? А если б не С., всё было бы «в шоколаде»?
Нет, конечно. Не будь С-а – на его месте оказался бы другой. Или третий. Или двадцать пятый. Вы «играли» не с ним, а с Историей.
Если Вам не близок «эмоциональный» подход, то мне – «бинарно-цифровой»: плюс-минус, ноль-единица, выиграл-проиграл. Часто он оказывается слишком поверхностным.
Вот, например, человек, которого Вы дважды упомянули в своём письме, а Маяковский назвал «великим практиком»: Ленин. Он выиграл или проиграл?
Вроде бы выиграл, да так, как очень мало кто в истории. Обычно революционеры либо лезут на рожон и гибнут, либо «пригреваются», теряя с возрастом свою революционность. А он тихо сидел в эмиграции, следил за обстановкой, ждал «революционной ситуации». И ведь дождался.
Тут опять вопрос о «роли личности» (которую Ленин, кстати, отрицал).
Я убеждена, что «магистральный путь» человечества предопределён законами, которых мы не знаем. Некоторые называют это «Божьим промыслом», но дело не в терминах. Можно привести аналогию из статистической физики. Или попроще – из механики: если бросить упругий шарик, он будет долго прыгать, но в конце концов неизбежно окажется на полу. И этот результат невозможно отменить никакими усилиями – ни индивидуальными, ни коллективными.
А вот на флуктуации, на «прыжки шарика», повлиять можно. Но только в редкие моменты, «точки бифуркации». И Ленин – один из очень, очень немногих людей, кому это удалось. Более того: его никем нельзя было заменить. О большинстве людей, что-то совершивших, можно сказать: да, он это сделал, но не будь его – сделал бы другой. А без Ленина, точно определившего «точку бифуркации», похоже, не произошла бы революция. И история ХХ века была бы иной. Особенно для России.
Но если бы Ленин, чуть ли не самый успешный революционер в истории, увидел, что из его победы в результате получилось…
А какой могла бы быть история России без Ленина и революции?
В перестроечные времена было принято говорить о «России, которую мы потеряли», описывая благостную страну, испорченную нехорошими большевиками.
Ерунда, конечно. Потеряли мы и правда много, но в благостных странах не возникает революционных ситуаций.
В те же перестроечные времена прямо-таки носилось в воздухе: стоит избавиться от коммунистов – и у нас станет, как в Америке. Мы же – вторая сверхдержава, их соперники, находимся как бы на том же уровне. Если не совсем, то почти.
Лишь в одной статье (к сожалению, не помню автора) я тогда прочла: Россия ещё в начале ХХ века должна была стать сырьевым придатком Запада, но не стала – благодаря революции. А вот теперь, скорее всего, станет.
С момента написания той статьи прошло четверть века, и всё так и есть…. Грандиозная флуктуация, длиной почти в весь ХХ век, закончилась. «Шарик» подпрыгнув, вновь упал на то же место. Сейчас Россия утрачивает все свои функции, кроме добычи сырья. Причём с пугающей скоростью.
Был ли другой вариант развития? Мог ли шарик, образно говоря, «запрыгнуть на стол»? Если и был, то «точка бифуркации» осталась в начале девяностых. А после «шарик» уже оказался ниже «крышки стола».
Нефтянка, которой Вы так успешно занимались на рубеже тысячелетий, была вполне «в струе». Что ещё делать сырьевому придатку, как не развивать добычу нефти? А вот демократизация – это уже совершенно лишнее. Как и наука с образованием. И культура. Да и населения что-то многовато.
Есть кому-то приписываемая фраза: экономически оправданное население России – 15 миллионов. И ведь в логике этим словам не откажешь: действительно, для добычи нефти и валки леса – вполне достаточно.
Но люди вряд ли захотят, чтоб от них осталось 10 процентов. Сама стремительность нынешнего падения – залог того, что новый «подскок» непременно будет. Только вот когда и как…
Знаете, я ловлю себя на чувстве, совершенно крамольном по нынешним временам: гордости за то, что «совок» был именно в России.
Нет, это не ностальгия. Та система исчерпала себя полностью. Призрак коммунизма, долго бродивший по Европе и миру, исчез.
Но для этого понадобилась попытка его практического воплощения в достаточно заметной стране. И Россия взяла это на себя – вместо того, чтобы стать банальным сырьевым придатком. Как человек, добровольно заразившийся неизвестной болезнью, чтобы изучить её течение.
Или на долгие годы попавший в тюрьму – хотя была возможность этого избежать.
В Вашей книге есть очень сильные слова: «СтОит ли цель цены? Не стоИт так вопрос. Иную жизнь мог бы жить иной человек».
И, видимо, иной народ.
В либеральной публицистике чуть ли не общим местом стало сожаление о том, что мы не такие, как западные люди. Пора уже понять, что разнообразие - основа жизни. И принять наши особенности как данность, не пытаясь втискиваться в чужие клише.
«Бифуркация» начала девяностых не состоялась в том числе и потому, что тогдашние привластные экономисты умели читать учебники, но в упор не видели людей. Как бы это снова не повторилось…
А советское время когда-нибудь станет легендарным, как, например, эпоха крестовых походов. Про него будут создавать фильмы (или то, что их заменит), очень мало похожие на настоящую советскую реальность.
Вас, я думаю, тоже не забудут – Ваша судьба и личность уж слишком необычны. Возможно, через 100 лет Вас будут знать лучше, чем теперь – не живого человека, а образ, который сложится к тому времени."

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Елена Мокрушина
: Подскок и падение. Эссе.
В эссе Е. Мокрушиной упоминается Маяковский. А мне ещё при чтении вспомнилась фраза его соперника: "Большое видится на расстояньи". Перед нами попытка подытожить всю русскую историю двадцатого века.
16.11.13
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/Ladoga>Елена Мокрушина</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/77087>Подскок и падение</a>. Эссе.<br> <font color=gray>В эссе Е. Мокрушиной упоминается Маяковский. А мне ещё при чтении вспомнилась фраза его соперника: "Большое видится на расстояньи". Перед нами попытка подытожить всю русскую историю двадцатого века.<br><small>16.11.13</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>