О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Элина Валентинова: Блинчики для бога.

Среди персонажей Элины Валентиновой, ярких, неожиданных и парадоксальных, вечно юный шалун-демиург - несомненная удача. В этом тексте нет избыточной, затрудняющей восприятие "навороченности", чем грешат некоторые произведения этого автора. Зато есть глубина. Кое-что даже хочется цитировать.
"Если бы ты был всемогущим, неужели захотел бы быть стариком?"
"Ну, конечно я люблю тебя... И я тебе это докажу. Я тебя съем."
Неплохо, а?

Редактор отдела прозы, 
Елена Мокрушина

Элина Валентинова

Блинчики для бога

Пришла пора обеда. А печали –
По опыту мы это знаем, ах!
От века жалким смертным не мешали
Страдая, обжираться на пирах.
Вольтер.

В магазине стойки с кофе вились лентой – чашки, блюдца, звоны, блики. Посетители просвечивались и разделялись солнечными лучами. Ииэн медлительно крошила пирожным, а разговоры вокруг гудели шмелями в знойный полдень. По ту сторону окна протекала жизнь.
Ээин за стеклом решил остановиться. «Хочешь, все здесь будет виться лентой? – спросил он Ииэн, пройдя через вход. – Все пространство – это пучок лент, которые кто-то раскручивает. Я умею отделять одну ленту от другой и тянуть за нужную».
Обоняния окунулись в улицу, и Ээин прощупал воздух возле крыльца. «Я держу края ленты – наблюдай через окно!»
Он встряхнул, и внутренность магазина всколыхнулась: сжалась, стянулась, вогнулась, пошла волнами… «Почему же не падают ни люди, ни столики?» «Они – часть ленты. Наш мир смотрят, как кино». Отпустил – все стало на места, даже не заметив, что перемещалось.
«Есть ленты событий, местностей, чувств. Я нашел даже ленту истории и мог бы ею тряхнуть. Но все они сходятся в одну, и я хотел бы увидеть того, кто нас смотрит».
Край неба отвернулся, и на землю спрыгнула пантера. «Он прислал за мной. Ты поедешь?» Ээин и Ииэн сели вместе.
Мир стянулся в пылезолотистую дорогу, и пантера понеслась, мягко отбрасывая мир лапами. Дорога плавно поднималась вверх, окончательно оставляя мир позади.
Прыжки энергично пружинили сквозь все цвета радуги. Перелетом над пылающим красным, обогревшись в теплом оранжевом, понежившись в нежно-желтом, сквозь зеленую свежесть – в необозримость голубизны. Ииэн не удержалась и заскользила по гладкой шерсти. Ээин оглянулся – Ииэн терялась в пропастях бескрайности.
Пантера перескакивала через воздушные глыбы и водопады света. Синева сгущалась в фиолетовые сумерки. Сумерки набухали глухим гулом.
Вдруг показались телеги, громыхавшие по фиолетовым мощеностям. Какие-то пыльные мешки сгружали с них ражие бабы и, блестя потными лицами, выколачивали на перекладинах. Другая шеренга молодиц подхватывала их и сноровисто выстирывала в фиолетовом просветлении. Мощная командирша возле жаропышущей печи натягивала мешки на ухваты и, сунув в огненную пасть, прокаливала.
Ээин удивленно улыбнулся. «Что лыбишься? – оскалилась из густоты бабища. – Души это. Когда затреплются, мы их вытягиваем из тел и проводим санобработку. Счас очередную партию спихнем обратно».
Бабища посрывала мешки с ухватов и, кинув их с пустую телегу, поддала ее ногой. Телега покатилась вниз, и Ээин невольно позавидовал душам-мешкам: они снова пройдут сквозь голубое, зеленое, желтое и оранжевое.
«Я смотрю, и пантера твоя запылилась», – громыхнула бабища. Она схватила пантеру за нос и сильно дернула. Пантера ковриком шлепнулась к ее ногам, а в руках бабищи остался грязный мешок. «На, выколоти!» – бабища кинула его ражей Гмихе. Ээин судорожно зацарапался вверх, убегая от фиолетовой тьмы, пылающей пасти печи и страшной бабищи с торчащими из-под мышек иглами щетины.
Он всцарапывался до тех пор, пока вокруг не осталось ничего. Не было даже пустоты, пустота – это все-таки пространство. Только большой рулон туалетной бумаги. Бумага раскручивалась вниз, где начиналась пустота, и в пустоте терялась, постепенно расширяясь. Возле рулона на одной ноге прыгал бог.
Собственно, прыгал гусеничный трактор на одной гусенице, но Ээин сразу понял, что это – бог. Больше там просто некому было быть.
«Ну, здравствуй, ты, который из нынешних больше всех похож на меня!» – ухмыльнулся трактор, превращаясь в черпак. А потом началось калейдоскопическое мелькание предметов, тел: метелка, мочалка, телевизор, орех, шаман, крыса… «Я знаю, вы представляете меня стариком с длинной бородой. Ну и кретины! Если бы ты был всемогущим, неужели захотел бы быть стариком? Я вечно юн. Но чтобы не соскучиться и не надоесть самому себе, я все время превращаюсь. Я и людей создал для того, чтобы они, в свою очередь, что-то создавали, чем бы я тоже мог стать. Интересно ощущать себя то электростанцией, то цветочным горшком».
– Но мы думали, ты чувствуешь вместе с людьми – твоими детьми, слышишь каждый их вздох, плачешь и смеешься вместе с нами…
– Конечно, я плачу и смеюсь вместе с вами. Мне нравится, когда у людей много страстей и переживаний, много трудностей – тогда мне интересно за вами наблюдать. Я наслаждаюсь и насыщаюсь вашими эмоциями. Но все же между нами существенное различие: я чувствую себя в безопасности. Я знаю – что бы с вами ни случилось, мне это не повредит.
– А как же божественная любовь, в которую мы все так верим?!
– Конечно, у меня есть любимые герои – как и у вас любимые актеры. Это вечные дети, сохраняющие надолго свежесть ощущений. Соединяясь с ними, я постоянно воспринимаю мир как новый и снова наслаждаюсь. А как ты думаешь, почему вы умираете? Потому что постепенно набираетесь опыта и становитесь мудрыми, устанавливаете себе свод правил и не нарушаете их. Перестаете искать и экспериментировать – за вами становится неинтересно наблюдать. Сразу ясно, когда и как вы можете поступить.
– Но ведь, наоборот, именно «вечные дети» – поэты, артисты – часто умирают рано?..
– Это вам кажется, что они еще многое бы могли. Но я-то знаю, что они исчерпали свой запас детскости. Поэтому я их убираю, пока они не начали меня разочаровывать.
– Странно, принято считать, что мудрость Богу угодна, что Бог – воплощение мудрости…
– А зачем быть мудрым – это обременительно. Даже из ваших один додумался: «во многия мудрости много печали». Я знаю, вы воображаете, что я запоминаю все ваши поступки и мысли и потом буду вас судить. Еще не хватало мне забивать себе голову! Я смотрю вас, как интересные фильмы, а потом забываю и смотрю новые. Я специально все забываю, чтобы не притуплялась впечатлительность и способность наслаждаться. Даже миры, когда они мне наскучат, я убираю и забываю – а потом раскручиваю с этого рулона совсем новые. Ведь моя фантазия и мои возможности неограниченны – я могу придумывать всё новое и новое целую вечность. Конечно, возможно, что когда-нибудь случайно создастся мир, который существовал раньше, но я об этом помнить не буду. Вечная юность, вечная новизна, вечная свежесть и сила ощущений. Да, вот, кстати, и ваш мир мне уже начал приедаться… – бог превратился в ножницы, которые отрезали от рулона всю свисавшую часть. Бумага как-то жалко задрожала и исчезла. – Вот и нет больше вашего мира – он был на этой ленте…
Если бы вокруг был воздух, Ээин бы им захлебнулся. Но он уже давно не дышал и продолжал существовать непонятно как. «Нет?.. Как… нет?.. А…я…люди?..»
– Не волнуйся, – засмеялся бог, имевший теперь вид огромного нуля с «Черными квадратами» вместо глаз и рта. – Им не было больно. Они просто исчезли.
Ээин стоял… висел… перед этим страшным, чуждым существом и чувствовал, что внутри него, так же, как вокруг, больше ничего нет. Были когда-то, где-то солнце, смех, ароматы цветов, жизнь, свет, надежды… Или ничего и не было?..
– Но если вся наша жизнь, – вдруг прорезал его самого собственный голос, – все наши страдания, порывы, потаенные надежды нужны были только для твоего развлечения, и сейчас ты создашь совсем чуждый мне мир с непонятными монстрами, – его голос уже захлебывался, – то…ты, может, знаешь, ну, может, видел, – кричал Ээин, уже не соображая, с кем разговаривает, – в конце полагается последнее желание. Я хочу – о, этот рулон! а мы так верили, что ты укачаешь нас в своих ладонях, как детей, что ты отрешь всякую нашу слезу – я хочу, чтобы ты, мой создатель, любил меня!!!
– Ну, конечно я люблю тебя, – светло улыбнулась юная девушка с нежным румянцем на щеках. – И я тебе это докажу. Я тебя съем. Ведь чего вы хотите, когда кого-то любите? Слиться с любимым в одно целое, сделать его частью себя. Вот и ты станешь частью меня, когда я тебя съем. У нас произойдет самое полное, идеальное слияние.
Ээин в ужасе инстинктивно хотел бежать – но не было ни переда, ни зада и никаких сторон.
– Не бойся, – нежно лепетала девушка, – я не собираюсь впиваться в тебя зубами и разрывать на кусочки. Я сделаю из тебя блинчики. Если задуматься, что ты любил в своей жизни больше всего? Когда в детстве разбивал нос и коленки, когда в юности страдал из-за девушек, когда позже на тебя наваливались всякие дрязги, проблемы, неудачи – что ты делал? Ты бежал к маме, и она пекла тебе твои любимые блинчики; ты их ел и обо всем забывал. Потом ты требовал от всех твоих женщин, чтобы они тебе такие же блинчики пекли. Что ТО единственное, о чем ты никогда не забывал, чему никогда не изменял и о чем всегда в первую очередь заботился? Пища. Вот и я тебе подарю ТУ самую сильную любовь, которой любил ты.
– Смирись… расслабься… – тихо шептало в голове Ээина.
– Я превращу твои атомы в атомы муки, – продолжал повар в белом халате и высоком колпаке, – а из муки испекутся блинчики.
Повар ткнул в грудь Ээина концом длинной скалки, и грудная клетка начала раздаваться… растекаться…
Ээину становилось легче и легче, исчезали последние ощущения тела – блаженное ничто, блаженное ничто… А повар все размешивал и размешивал в груди, и из-под скалки сыпалась легкая белоснежная мука…
Пухленький, голенький, розовощекий младенец отер губки, лоснившиеся маслом, и с беззаботным смехом запрыгал на одной ноге: «Что бы мне еще придумать?»

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Элина Валентинова
: Блинчики для бога. Рассказ.
Среди персонажей Элины Валентиновой, ярких, неожиданных и парадоксальных, вечно юный шалун-демиург - несомненная удача.
30.08.14
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/viverememento>Элина Валентинова</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/77345>Блинчики для бога</a>. Рассказ.<br> <font color=gray>Среди персонажей Элины Валентиновой, ярких, неожиданных и парадоксальных, вечно юный шалун-демиург - несомненная удача.<br><small>30.08.14</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>