О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Александр Балтин: Андрюшины друзья.

Никогда не любил слово " конкретный". Оно казалось мне скучным, унылым, туповатым. Но оказывается, всё зависит от автора. И это самое слово может читаться с удовольствием.

Редактор отдела поэзии, 
Борис Суслович

Александр Балтин

Андрюшины друзья

Розовый большой бегемот, живший в основном на диване, смотрел хитровато: Ну и что, - говорил он, - что у меня пластмассовые глазки? Зато вижу я ими – ой-ёй-ёй!
-А что ты видишь? – спрашивал мальчик Андрюша, поглаживая бегемота по мягкой, круглой спинке.
-Вижу, например, - отвечал тот, - как летает синяя лошадка…
-Но… она же сидит! – возражал Андрюша.
-Это тебе кажется, что сидит. На самом деле она летает – и очень здорово.
Лошадка сидела в кроватке мальчика, и невозможно было представить, что она полетит куда-то.
-Нет, - говорил Андрюша. – Она сидит.
-Ну, прям! – хитро жмурился бегемот. – Хочешь, вместе отправимся путешествовать?
И Андрюша кивал.
И тотчас разогнувшись, встав, встряхнув гривой, лошадка легко перелетела на большой диван.
-Иго-го! – приветствовала она друзей. – Полетели?
-Разве лошадки летают? – недоумевал мальчишка.
-Ещё как! – ответил за неё бегемот. – Держись за нас.
Оказалось, что и бегемот – если это розовый, большой бегемот – славно летает: мальчишка ухватил его за милый хвостик, а лошадку за её пушистый, и – они вылетели из окна, спугнув ворону, сидевшую на ветке тополя.
-Глядите-ка! - Всплеснула она крыльями, возвращаясь на ветку. – Друзья полетели.
И мальчишка помахал ей ножками, как любил болтать ими, сидя на большой табуретке.
-А куда мы летим? – спросил он.
О! – воскликнул бегемот, - это совершенно не важно.
-Главное – летать! – ответила лошадка.
Они облетали дворы, где пестрели детские площадки, поднимались над тополями, и дома видны были огромными параллелепипедами.
-Сложное слово, малыш, - сказал бегемот. – В нём можно сделать ошибку.
-С другой стороны, - заметила лошадка, - слово, в котором нельзя сделать ошибку – неинтересно.
И маленькая птичка-ошибка, пролетевшая мимо, согласилась.
Малышок, чтобы удобней было, забрался на спину к бегемоту, предварительно спросив: можно ли, ибо он был воспитанный малышок – и бегемот позволил. Лошадка летела рядом, помахивая копытцами, и грива её развевалась на ветру.
-А вот и сам ветер, смотрите-ка, - сказал бегемот.
Ветер скрутился из воздуха, и у него оказалось вполне конкретное лицо.
-Надо же! никогда бы не подумал, что ветер так конкретен!
-Я очень конкретен, - сказал ветер, и улыбнулся всем лицом.
Некоторое время он летел рядом, потом свернул.
-Ничего, - заметила лошадка. – У него свои дела.
А у них были свои: они кувыркались в воздухе, лошадка игогокала, бегемот пел песенку:

Тим-тим,
Мы летим, куда хотим,
С ветром, с ним.
Тим-тим.
Полетаем, посвистим.
Тим-тим,
Прилетим, куда хотим.

-А куда мы хотим прилететь? – спросил мальчишка.
-Да, куда угодно! - Хором ответили лошадка и бегемот.
И они влетели в полосу розовых мымриков. Маленькие пушистые шарики вертелись и прыгали, обещая весёлые скакалки.
-Особенно потому, что бегемот розовый. И напоминает сумму мымриков. Ты знаешь, что такое сумма, Андрюш?
-Это когда ешь одну конфету, потом вторую, потом третью…
И мымрики прыгали, прикидываясь разными конфетами, и улетали от малыша: Не поймаешь, не догонишь!
Он пробовал ловить их, не расстраиваясь, что не получалось.
Из розовой полосы мымриков они выскользнули в обычный воздух.
Снова мелькнул ветер, улыбаясь конкретным лицом, и когда приятели влетели в окно, ворона сообщила листве: Вернулись.
И та залопотала в ответ.

Розовый бегемот молчал, хитро прищурившись, и лошадка сидела на кровати.
Андрюша пробовал разговорить бегемота, но тот не реагировал.
Тогда Андрюша принёс коробку со специальным домашним песком, из какого можно лепить, что захочешь, подстелил большую картонку, и стал делать замок.
-Получается? – спросил бегемот.
-Ой! – вздрогнул малыш, и песок струйкой вытек из его ладони.
-Должно получиться. Ты сначала на картонке лепёшку сделай вроде фундамента – и пойдёт.
Лошадка встала и посмотрела через бортик кровати.
-Я поеду жителей привезу. – Сообщила она и ускакала.
-Давай, Андрюша, не медли. А то, что это за жители, если им негде жить.
И Андрюша взялся за дело всерьёз.
Он скатывал колбаски и делал башни, он возводил стены и делал крыши, он аккуратно проковыривал маленькие окна, и когда лошадка привезла жителей, они, спрыгнув с неё, были очень довольны.
Маленькие и фиолетовые, под цвет песка, они разбежались по коридорам замка, тихонько шумя.
-Разве можно шуметь тихонько? – удивился малыш.
-Можно. – Пояснил бегемот. – Для этого надо быть фиолетовыми малышами.
-А я – главный малыш, - выглянул один в окошко.
Андрюша, считавший главным себя, из вежливости промолчал.
Лошадка расположилась рядом с бегемотом, а малыши скакали и резвились. Оказалось, главного они назначали по очереди: то одного, то другого
-Все должны побывать главными! – мудро решали они.
Ещё они кидались фиолетовыми шариками, точно снежками.
-Ой, - забеспокоился Андрюша, - а как же убирать песок?
-А очень просто, - заверещали малыши. – Мы сольёмся с ним, и нам будет очень уютно.
Так и вышло.
Бегемот давал советы, как лучше расположить малышей внутри колбасок и кубиков, и потом собрать всё в коробку, а лошадка отправилась в кроватку, спать.
-Вот и хорошо, - сказал бегемот. – Я тоже подремлю.
И Андрюша устроился рядом.
Ему снилась песочная фиолетовая страна.

Бегемот прищурил один глаз и повертел хвостиком.
-Андрюша, - спросил он. – А сколько у тебя кепок?
-Две, - сказал Андрюша быстро. И, подумав, добавил, - Три. Да, три.
-А у меня никогда не было ни одной.
Андрюша быстро побежал в коридор и принёс две кепки – одну серую, с машинками, другую синюю – с паровозиками.
-Во, смотри, какие! – и он подбросил кепки в воздух.
Неожиданно они повисли, стали вращаться, переворачиваться, потом играть в догонялки.
Андрюша принялся прыгать, хлопать в ладоши.
-Надо ж, я и не знал, что они такие!
Кепки спланировали и сели на диван, чуть подрагивая козырьками.
-Но… где же третья? – спросил бегемот.
И тут кепки рванули с места, вылетели в коридор, и привезли с собой третью – она была красно-зелёная, с улыбкой.
-Эта бы подошла мне! – сказал бегемот.
И кепка согласилась.
Плавно описав в воздухе круг, она села на розовую голову бегемота.
-Ой! – воскликнул он. – Прямо на глаза.
И кепка переместилась.
-Гораздо лучше! – сказал бегемот, и подпрыгнул, оттолкнувшись всеми четырьмя лапами.
Бегемот летал между кепками в своей, зелёно-красной, и хвостик его закручивался забавно.
Кепки скользили под ним, облетали его сверху, а Андрюша подпрыгивал с дивана, ловил то ту, то эту.
Они смеялись.
Им было весело.
Но потом кепки устали, и сели отдыхать на диван.
-Я пока побуду в этой, - сказал бегемот.
И Андрюша кивнул.
А потом отнёс две другие в коридор и повесил их на крючок, чтобы им было привычнее отдыхать.

Андрюша сидел на полу в бабушкиной комнате и выстраивал свои машинки.
Он хотел их выстроить по цвету, но это не получилось, ибо каждая машинка была пёстрой.
Тогда Андрюша принялся выстраивать их по размеру: сначала шли большие пожарные, потом грузовики.
Тут в комнату осторожно заглянул бегемот.
-Что это у тебя, Андрюша? – спросил он.
Мальчишка обернулся и сказал: Привет!
А бегемот вильнул завитушкой хвостика.
-Вот! – мальчик встал и показал на машинки. – Все едут куда-то, а куда – я не придумал.
Бегемот, забавно переваливаясь, зашёл в комнату.
Он оглядел машинки и даже, показалось, понюхал их.
-А давай они будут ехать в гости – в другую комнату.
-Давай! – радостно подпрыгнул Андрюша.
-Мы хотим в гости, хотим, - тихо залопотали машинки.
-А нету ли там пожара? – поинтересовалась большая пожарная.
-Нет, нету.
-Жаль, жаль, - приуныла она.
-Ничего, - сказал бегемот. – Ты и без пожара красивая.
И машинка повертелась на месте, чтобы лучше стали видны её блестящие бока.
И – поехали.
Андрюша вёз самые большие, а бегемот подталкивал – мягко, конечно, ибо он был очень мягким бегемотом – машинки поменьше, чтобы никто не сбился и не потерялся.
Вереница растянулась на весь коридор, и книги из-под стёкол смотрели на движение довольно.
Колонна постепенно изгибалась, как большая гусеница, и вползала в комнату Андрюши. Бегемот чётко следил за тем, чтобы крупные не подавили малышей.
В комнате Андрюша выдвинул из своей кровати столик, и машинки стали въезжать в уютную нишу.
Лошадь привстала, и, перегнувшись, поглядела вниз.
-Хорошо? – спросил малыш.
-Ещё бы! – ответила лошадь.
Машинки тихонько гудели, сопели и переговаривались: Вот домик у нас есть – удобный такой, здорово.
И Андрюша любовался ими, и бегемот смотрел лукаво.
-Жаль, они не пьют чая. Можно было бы угостить.
Но тут пожарная снова заволновалась – она никогда не работала, а ей так хотелось проявить себя.
Но Андрюша, бегемот и лошадка снова успокоили её. И все остались довольны.

-Скажи, синяя лошадь, - спросил Андрюша, когда машинки были убраны по коробкам, а кепки висели на месте в коридоре, - а что лучше: летать, или сидеть?
Бегемот, не скрывая лукавства, ойкнул.
-А мне и то, и то нравится, - отвечала лошадь, поднимаясь и встряхивая гривой.
-Я вот думаю, - сказал Андрюша, - что летать лучше.
-Совсем необязательно, - вставил бегемот.
-Да, да, - подтвердила лошадь. – Когда сидишь, больше разных мыслей приходит в голову.
-Каких? – спросил Андрюша. – Лошадиных?
-О, не только. Мармеладных, сонных, компотных… всяких, в общем.
-Я бы посмотрел на такие, - сказал Андрюша.
-А вот они! – и лошадь встряхнула гривой, и одна компотная мысль, расплескавшись, вылетела наружу.
Это была прозрачно-коричневая мысль, лёгкая и с кусочками фруктов.
-Ой, какая красивая! – воскликнул мальчик.
-Ещё бы, - подтвердил бегемот. – У меня таких нет.
-А какие есть? – спросила лошадь.
-Вот такие! – и цветной фейерверк замелькал вокруг головы бегемота.
-Ой, а о чём они?
-Когда как, - и улыбнулся широко, - я и сам не понимаю порою. Просто любуюсь ими.
-А мои довольно конкретны, - молвила лошадь.
За компотной мыслью последовала конфетная – она мелькала фантиками, которые, разворачиваясь сами, выпускали на волю шоколадки, леденцы, мармелад.
Бегемот подпрыгнул, поймал одну, и отдал мальчишке.
-Я же плюшевый, - сказал он. – И питаюсь только фантазиями.
Потом последовали сонные мысли – и одну бисквитную, затесавшуюся среди, они вытеснили, как ненужную.
Сонные мысли были очень яркие, в них мелькали причудливые цветы, мосты парили отдельно от замшелых башен, и туманы ползли – великолепные, сиреневые, тугие.

И когда мама, вернувшись с работы, увидела Андрюшу спящим, она улыбнулась, покачав головой: он обнимал розового бегемота, а вокруг валялось несколько конфетных фантиков.
А синяя лошадь сидела на детской кроватке и делала вид, что она не умеет ни думать, ни говорить, ни летать.


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Александр Балтин
: Андрюшины друзья. Сказки и притчи.
Читал с удовольствием. Чего и вам желаю.
15.09.17
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78281>Андрюшины друзья</a>. Сказки и притчи.<br> <font color=gray>Читал с удовольствием. Чего и вам желаю.<br><small>15.09.17</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>