О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Александр Балтин: Причудливость снов.

Фантастика фантазии? Или фантазия фантастики? Конец - нежно-убедительный - увы, ожидаем. И всё равно: обидно, что сон закончился.

Редактор отдела поэзии, 
Борис Суслович

Александр Балтин

Причудливость снов

Растерянность благородного старика среди суетящейся, переливающейся огнями рекламы, вечерней августовской улицы метрополии была очевидна: как нелепым казалось его длинное, складками спадающее одеяние и лёгкие сандалии…
Он озирал мчащиеся машины, и в очах его сквозил если не страх, то недоумение, он оборачивался, точно не веря, что люди могут быть одеты вот так, подносил руку к лицу, проводил по лбу.
-Гля, из кино что ли убежал?
-Ха-ха…
Молодые, с крашеными гребнями волос, проносились мимо; иные шедшие точно говорили сами с собой, другие проходили, не глядя на странного старого человека…
Он стоял у витрин, где манекенов можно было перепутать с замечтавшимися персонажами; он подходил к автобусным и троллейбусным остановкам, стоял минуту, и шёл дальше, он явно кого-то искал, или что-то высматривал – точное, необходимое.
Пожилой человек с лицом, изрезанным морщинами, с тонким взглядом из-под старомодных очков, подошёл к нему, спросил, не нужна ли помощь.
Старик заговорил на звучном, певучем языке, и пожилой профессор кафедры древних языков всплеснул руками.
Он сказал по-древнегречески:
-Кто вы, почтенный?
-До сего момента я именовался Софоклом, и был…
-Вы шутите? – вскрикнул профессор. – Такое невозможно!..
Старик посмотрел на него удивлённо.
-Но… я реален, как и то, что руководя хором в новой постановке, я сделал слишком резкий жест, и оказался тут… Я не понимаю, где это, никогда не играл с Хроносом, но… он явно пошутил со мною…
-Да, так не бывает, - отвечал профессор спокойней. – Вы в двадцать первом веке почтенный…
-Это… - Старик, назвавшийся великим именем, несколько замялся. – Это какое же время? Как вы считаете?
Профессор пригласил старика к себе – он жил одиноко, в гуманитарной берлоге, заваленной слоями рукописей, и хаотично разбросанными книгами; компьютер всегда мерцал, но профессор предпочитал бумагу.
-Это недалеко, - пояснил он. – Прошу вас.
Они шли, собеседуя на древнегреческом, и, всю жизнь питавшийся Элладой, старомодный человек двадцать первого века, объяснял великому греку назначение разных предметов.
Они сидели у гуманитария дома, и тот, сдерживая желание позвонить одному-двум коллегам, понимая, что вызовут психиатрическую помощь, подогревал чай, предлагая гостю, объясняя, что такого напитка тот не знал.
Потом спросил:
-Итак, как же вышло, что вы оказались здесь?
-Я, - улыбнулся старик, и седина сверкнула в благородных кудрях, попав в лучи не яркой люстры, - так и не понял, в какое время попал, но осознаю, что в очень далёкое. Я не буду интересоваться, помнят ли здесь мои трагедии, скажу только, что во время постановок одной из них, я сделал слишком резкий жест – мне и самому непонятный, и вот…
-Вас чтут. И, стоило бы, сообщить моим коллегам – учёным, представляющим разные области знания, о вашем появлении здесь – это меняет наше представление о времени вообще и о реальности в частности. Или наоборот. Следовало бы сообщить, но я не знаю, с чего начать – ибо в наше время столько мистификаций и нелепостей, что едва ли, кто поверит. Вас будут обследовать, вероятно, или…я не знаю…
Профессор наслаждался – как, впрочем, и всегда звуками эллинской речи, питательной, как молоко. Он подумывал не стоит ли рассказать старику о длинном-долгом течении истории, об основных событиях и изобретениях, и, не ведая, как построить рассказ, взял пышно изданный советский том трагедий Софокла, намереваясь показать его, но старик, встав с кресла, оступился, схватился за этажерку, с которой посыпались бумаги, а когда профессор, рванувшийся их собирать, поднял голову, никого в комнате не было.
…в театре, залитым афинским солнцем, Софокл провёл рукой по лбу, и выдохнул.
-Продолжим, - властно сказал он хору.
На него смотрели удивлённо.
-Да, да, - сказал он, - меня на некоторое время изъял из пространства сам Зевес (тут трагик усмехнулся про себя), зато теперь я знаю, звучание божественной речи. Но… я снова вернулся, и потому – продолжим.
И они продолжили… пока профессор собирал бумаги, думая о причудливости снов, о снах во сне, о переплетение речи с фантазией, яви с инобытием…

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Александр Балтин
: Причудливость снов. Рассказ.
Обидно, что сны быстро заканчиваются. Даже такие.
22.09.17
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78288>Причудливость снов</a>. Рассказ.<br> <font color=gray>Обидно, что сны быстро заканчиваются. Даже такие.<br><small>22.09.17</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>