О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Александр Балтин: Мальчик сидит на полу.

Как точно сказано: "заурядное той обыденною праздничностью детства, какую не повторить".

Редактор отдела поэзии, 
Борис Суслович

Александр Балтин

Мальчик сидит на полу

Над детской кроваткой висела карта мира, и цветные лепестки стран облетали в пёстрые мальчишеские сны.
А упиралась кровать в заколоченную дверь: устройство коммуналки хитро, коридор многоколенчат, и вот отсюда был выход в один из его сегментов: выход, закрытый за ненадобностью: а здесь была устроена выгородка для игрушек.
-Мам, - спрашивает пожилой, поседевший мальчик, - а куда вела та дверь, за моей кроватью? Зачем она была нужна?
-Какая дверь, сынок?
-Ну, у нас, на старой квартире…
-А… эта. Уж не помню. А что?
-Так. Ничего, в общем.
Вспоминаются эти первые десять лет в роскошном, старинном доме московского центра – до деталей, с тою резкостью, какую вызывают сожаления об утраченном… возможно, рае.
Как была устроена выгородка?
Просто вероятно, но части двери, толсто крашеной масляной белой краской, очевидны.
Внизу были солдатики – крупные, пластмассовые, зелёного цвета. Стояли коробки с конструкторами, и помнится только один – из брёвнышек с пазами строились дома, и были очень приятны оранжевые и жёлтые, собиравшиеся из нескольких частей, крыши.
Что ещё?
Машинки, вероятно, хотя в условиях Союза их было не много; наверно, самые простенькие, пластмассовые и деревянные машинки.
Книжек не было – как не вспомнить, читали вслух, или нет – сам уже начал в шесть лет.
Вход в первую комнату – чёрное, старинное, торжественное, как собор, пианино, а по другую сторону стеллажи, уходящие под четырёхметровый потолок, и книги, книги.
Массивный, квадратный стол, накрытой пёстрой, как детская поляна, клеёнкой; диван, обширный весьма, буфет - громоздкий, весь изукрашенный изящными завитками.
Вторая комната – детская кроватка, кровати родителей, два шкафа у стен. Один – тоже книжный, и стёкла его, как огромные очки, взгляд из-под которых – гипотетический, конечно – и мудр, и суров.
Мальчик сидит на полу, у кроватки, строит солдатиков, рассаживает их в грузовички, возит, убирает.
Потом он встаёт – поседевший, пожилой мальчик, он открывает заколоченную дверь, и выходит в коридор будущего – не сулящий уже ничего праздничного, как это ни печально.
Так представляет взрослый, прошедший под массивной аркой большого дома, остановившийся у окон первого этажа – остановившийся ненадолго, ибо хочется посмотреть на этого мальчика, давно ставшего им: печальным, курящим у старого дома, решившим навестить своё заурядное былое – заурядное той обыденною праздничностью детства, какую не повторить.

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Александр Балтин
: Мальчик сидит на полу. Рассказ.
Как точно сказано: "заурядное той обыденною праздничностью детства, какую не повторить".
06.12.17
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78331>Мальчик сидит на полу</a>. Рассказ.<br> <font color=gray>Как точно сказано: "заурядное той обыденною праздничностью детства, какую не повторить".<br><small>06.12.17</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>