О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Илья Гутковский: Галерея.

Интересная, яркая подборка Ильи Гутковского. И белые, и рифмованные стихи читаются на одном дыхании.

Солнце скользнёт в листву
нежным осенним всполохом.
Шелест волос на ветру,
словно шёпот терновника.
Тают в лучах зари
слёзы надломленных хвой.
За горизонтом –
ночь
стонет
в цепях заката.
Сердцу рукой подать
до тишины безлунья.

Осколок

Скованных рек бирюза.
Неба серый гранит.
Полдень в стеклянных глазах
медленным снегом горит.

Строчки ложатся свинцом
в черновики января.
Холод целует лицо,
словно слепая заря.

Зимних пророчеств вода.
Мёртвый огонь вдалеке.
Я - лишь осколок льда,
тающий в тёплой руке.

Редактор отдела поэзии, 
Борис Суслович

Илья Гутковский

Галерея

Задумчивая ночь

I

Ожидание завтра.
Недопетая
песнь жаворонка.
Будто вечный дождь
заливает глаза,
будто вечный туман
клонит ко сну.
Титры неба
ползут за окном
в мыльной опере
пыльного лета.
Между строк
ищешь тайком
знакомое имя,
словно затёртый шрам.
Но всё остаётся
прежним,
и лишь седина
на висках
обнажает
скользкое время.

II

В конечном итоге
приходит время
открыть глаза,
и тогда
перестаёшь
лгать самому себе,
будто сбрасываешь
кожу,
превратившись
в ящерицу
на голом камне,
и страх проникает
в беззащитное сердце,
словно лёд клинка
в горячую плоть
приговорённого.

III

Золото осени
предваряет
мёртвую наготу холода.
Душа тяжелеет,
как мокрый песок
под сентябрьским
ливнем.
Больше нет времени
на суету,
остаётся,
лишь груз дыхания,
томящийся
в усталой груди,
словно пора собираться
в последний путь,
не прячущий слёз
и хранящий
сухое молчание
под покровом
задумчивой ночи.

IV

Там,
где одиночество
становится вторым домом,
где гипнотический
маятник волн
ведёт тебя
к краю пропасти,
распростёртой
в собственном сердце,
у остановившихся
солнечных часов,
под дорожкой
падающей звезды,
что бежит
горячей слезой
по материнской щеке,
забудь всё
вопреки всему
и просто люби.


Терновник

I

Поминальные свечи
холодного неба
озаряют
туман сентября.
В тишину упадёт
ароматом дождя
осенний цветок.
Отразится в воде
тень прошедшего дня,
словно призрак
в тумане зеркал.
Сквозь полночный огонь
я найду путь домой,
лишь забыв
дорогу назад.

II

Солнце скользнёт в листву
нежным осенним всполохом.
Шелест волос на ветру,
словно шёпот терновника.
Тают в лучах зари
слёзы надломленных хвой.
За горизонтом –
ночь
стонет
в цепях заката.
Сердцу рукой подать
до тишины безлунья.

III

Опусти крылья.
Упади в сырую траву.
У ломаной линии
берега,
в многоточиях
звёзд и песка
оставь свой голос,
пусть повесть ведёт
тростник,
пусть разгорается ветер души
в жерле бессмертной ночи,
где всё обращается в пепел,
словно вернувшись к истоку.


Галерея

Тревожная свеча рассвета,
осенних ставен мерный скрип,
роняет небо серый пепел
на головы продрогших лип.

По зазеркалью блеклых окон
струится каменный пейзаж -
морщины крыш, кровоподтёки
фасадов, улиц макияж.

Иди, иди в безбрежный сумрак,
сквозь галерею тишины,
чтобы оставить свой рисунок,
рисунок выжженной души.

И погружаясь в сырость будней,
что тянет исподволь на дно,
будь как ребёнок безрассуден,
иного права не дано.

В плену ноябрьского тлена,
где надзирает стылый дождь,
гори, сгорай, люби как в первый,
как в первый раз, иное - ложь.

В тугих силках осенней лени,
где мокрый снег раскинул сеть,
будь как на плахе откровенен
с самим собой, иное - смерть.


Аскеза

Мелким почерком
прошуршит
метель января
по белым страницам
улиц.
Иней
очертит веточку ивы
у замёрзшего берега
сердца.
Треснувший лёд
луны
отзовётся
молчанием
и обрисует
перспективы
полночной аскезы.

На щеке
застынет слезой
северный свет.
Горизонт
затопит
сиренево-алой
предсмертной краской,
будто время пришло,
ждёшь ты его или нет,
чтобы вписать
ещё одну строчку
в роман
с открытым финалом...


Осколок

Скованных рек бирюза.
Неба серый гранит.
Полдень в стеклянных глазах
медленным снегом горит.

Строчки ложатся свинцом
в черновики января.
Холод целует лицо,
словно слепая заря.

Зимних пророчеств вода.
Мёртвый огонь вдалеке.
Я - лишь осколок льда,
тающий в тёплой руке.


Сны

Печаль твоя - весенний сон,
играющий прохладой вечер,
где солнце вышло на поклон,
и поздний свет ласкает плечи.

Печаль твоя - горячий вздох
свечи в безмолвии непрочном,
где бьётся сердце, как восток,
срывающий завесу ночи.

Печаль твоя - осенний сад,
дождливый след в размытом поле,
где ветер шепчет невпопад
о вещих снах и вечной боли.

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Илья Гутковский
: Галерея. Цикл стихотворений.
Интересная, яркая подборка Ильи Гутковского. И белые, и рифмованные стихи читаются на одном дыхании. Спасибо!
13.04.18
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/riff>Илья Гутковский</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78432>Галерея</a>. Цикл стихотворений.<br> <font color=gray>Интересная, яркая подборка Ильи Гутковского. И белые, и рифмованные стихи читаются на одном дыхании. Спасибо!<br><small>13.04.18</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>