О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Эдуард Абрамов: Вадим Кейлин: «Сетература — отличная школа пиар-стратегий». Заведующий отделом поэзии ТЗ раскрывает профессиональные тайны.

Логика нашего спецкора Эдвардса Абрамовса, кажется, вырисовывается: начал он технического редактора, после чего оприходовал по очереди заведующих обоими разделами (боже, неужели на очереди главный редактор?).

В общем, перед Вами наш заведующий отделом поэзии Вадим Кейлин с присущим ему чёрным юмором. Принимайте. (можно два раза в день)

P.S. После выступления "Каникул" 5 февраля 2005 года уехала домой одна лишь Ульяна Заворотинская. Вместо неё пришло ещё несокько человек. Сумма присутствовавших как раз и занималась тем, что живописал Вадим. Читали стихи и прозу: Сергей Алхутов, Александр Володин, Алексей Всегдар, Александра Ивойлова, Алексей Караковский, Вадим Кейлин, Алексей Корнеев, Евгения Назарова, Александра Опарина, Наталья Савич, Алексей Самойлов.

P.P.S. Не знаю уж, что там имел в виду Эдвардс, но, всё-таки ужасно интересно: так кто же, кто же эта таинственная, никому не известная Таня Б.? ;-)

Редактор отдела критики и публицистики, 
Алексей Караковский

Эдуард Абрамов

Вадим Кейлин: «Сетература — отличная школа пиар-стратегий». Заведующий отделом поэзии ТЗ раскрывает профессиональные тайны

Не попав, к сожалению, на поэтический вечер к Алексею Караковскому 5 февраля, я приехал к главному редактору «Точки Зрения» 7-го числа — для того, чтобы взять интервью у гостившего в Москве петербургского поэта Вадима Кейлина, заведующего на Lito.Ru соответствующим отделом. Меня усадили в кресло, предложили горячего чая, поставили записи прошедшего мероприятия (кстати, отменного качества), после чего я был готов к беседе — и сознательно, и бессознательно и, что самое важное, сверхсознательно. К этому времени не участвовавший в беседе Караковский удалился на кухню, а Вадим, улегшись на излюбленный диван, приготовился рассказывать мне о смысле бытия. Не долго думая, я приступил к делу.

Эдуард Абрамов: Имя Вадима Кейлина поначалу никому ни о чём не говорило. С чем были связаны и что означали твои псевдонимы, и почему ты теперь публикуешься под своим именем?

Вадим Кейлин: Связаны они были с тем, что мне не нравилось звучание своего имени. Собственно, мне оно и до сих пор не нравится, но теперь я с этим смирился. Что касается их значения, то сэмюэль донахью — это имя, практически повторяющее согласный ряд гэльского слова samildanach, которое, в свою очередь, было эпитетом гэльского бога Луга и означало «мастер все искусств». Как появился Raz d'Or и что он означал, уже не помню.

Эдуард Абрамов: Благодаря отчасти смене имён, отчасти другим, по-видимому объективным обстоятельствам твоё участие на ТЗ казалось многим постепенным, поступательным — хотя история утверждает, что на ТЗ ты давно. Каким образом ты попал в проект и постепенно стал всё больше и больше принимать участие в его работе — сначала как автор, потом редактор, потом зав?

Вадим Кейлин: Так. началось все с великого и ужасного Яна Прилуцкого и его участия в моем давнем проекте «Нижние земли» подробности о котором история, думаю, умолчит, чтоб мне не стало совсем стыдно ;-) — за исключением быть может того факта, что «Земли» принимали участие в первом «Бекаре» (http://konkurs.lito.ru/bekar), в жюри которого я и вошел как представитель оных, что, в свою очередь, привело меня к мысли присоединиться к "Точке зрения" (тогда существовавшей еще на narod.ru). Затем последовал переезд на лито.ру и предложение мне вступить в редакцию. Пост же завотделом передавался вообще смешно: Катя Кислова сказала, что ей категорически не хватает времени, на что Леша Караковский предложил — а почему бы тогда Вадиму не стать завом. Катя ответила — а почему бы и нет. Вот собственно и вся история. ;-)))

Эдуард Абрамов: Сильно ли поменялись редактора отдела после твоего пришествия?

Вадим Кейлин: Не сразу, первые несколько месяцев я только «входил в образ». Около трети нынешнего состава отдела поэзии приглашены уже мной. Пара человек ушли, но исключительно по собственной воле.

Эдуард Абрамов: Видится тебе отдел поэзии единым по концепции или это что-то неоднородное? Если так, то какова структура поэтического пространства ТЗ?

Вадим Кейлин: Концепция сайта ТЗ как библиотеки лучших текстов рунета не позволяет формировать отдел согласно какой-то единой концепции. Скорее можно выделить несколько своего рода «фракций» внутри отдела по типу текстов, которые они публикуют и по манере писать рецензии. Современная поэзия использует достаточно широкий диапазон поэтик и форм, глупо было бы отказываться от публикации талантливых интересных авторов на том только основании, что в отделе нет редактора, специализирующегося на их поэтике.

Эдуард Абрамов: Набивший оскомину вопрос: для того, чтобы опубликоваться на «Точке Зрения» надо понравиться редактору? Каков вообще принцип отбора произведений и насколько реально опубликоваться на сайте случайно зашедшему автору?

Вадим Кейлин: Случайно зашедшему талантливому автору — более чем реально (читай: оторвем с руками ;)). Отбор в основном осуществляется лично мной, редко когда отказывать приходится уже редактору, соответственно понравиться надо мне ;)). Если серьезно, то основным критерием отбора является только уровень текстов — он должен быть значительно выше среднего (объем поступающих публикаций таков, что отказывать приходится примерно в 80% случаев), чем выше, тем меньше субъективных факторов вступает в силу. Только в том случае, когда текст попадает в «пограничную» зону, т.е. есть сомнения публиковать его или нет, уже вступают в силу какие-то мои личные пристрастия и симпатии.

Эдуард Абрамов: О’кей, здесь всё понятно. Давай теперь поговорим о твоих стихах. Расскажи, пожалуйста, с чего всё начиналось и как к чему пришло.

Вадим Кейлин: С чего начиналось, я сказать не могу — я помню более-менее подробно только последние семь лет, а это случилось раньше. Помню только что достаточно внезапно. Сначала, как водится, был период классической подростковой хрени, потом я открыл для себя верлибр. С верлибра началось становление, тексты становились приличнее, потом было возвращение к более традиционным формам. Но фактически свой почерк я нашел только полгода тому назад и весь предыдущий период склонен рассматривать как ученический. Что будет дальше — сложно сказать, меня последнее время все больше и больше привлекают кроссдисциплинарные формы, кое-какие подвижки делаю в эту сторону. Но об этом еще рано говорить.

Эдуард Абрамов: Каким образом понимать в связи со сказанным твои знаменитые «хоккулибры»?

Вадим Кейлин: Когда они успели стать знаменитыми? ;)) На самом деле хоккулибрами становились в основном фишки, придуманные в процессе написания каких-то полноценных стихотворений, но в итоге оказавшиеся «за бортом». Конечно, только те из них, которые удовлетворяют концепции хоккулибра (см. рецензию Лалы Мирзоевой на «вторую неделю»). Впрочем, концепция сформировалась стихийно, вернее, ее наличие было замечено примерно на четвертом тексте ;)

Эдуард Абрамов: Как согласуется твой поэтический мир с тем миром, который большинство людей обычно именует «реальный»? Можно ли сказать, что Вадим Кейлин живёт две жизни одновременно — или тут всё сложнее?

Вадим Кейлин: *про себя* Разве ж это жизнь… *вслух* На самом деле вполне согласуется, в последних текстах очень мало что приходится придумывать, по большей части это фрагменты того мира, в котором я обитаю, только взятые в другой системе координат и очень затейливо переплетенные. Другой момент, что я действительно отсекаю от себя определенные аспекты «реального» мира — или это они проходят мимо меня. Опять же, вопрос системы координат ;))

Эдуард Абрамов: Видишь ли ты себя в роли этакого современного поэта, регулярно публикующегося в бумажных журналах, выступающего в ЦДЛ в Москве и во всяких культовых местах в Питере (типа «Бродячей собаки» или музея Ахматовой)?

Вадим Кейлин: Безусловно. Но чё-то пока не зовет никто (((

Эдуард Абрамов: Думаешь ли о своей книге или рановато пока?

Вадим Кейлин: Думаю. Но думаю, что пока рановато ;))

Эдуард Абрамов: Вот что ещё интересно было бы спросить: насколько сетература, в твоём понимании, вообще серьёзное занятие? Помогает она или мешает? Развлекает или является работой?

Вадим Кейлин: Сетература — хорошая, даже отличная школа пиар-стратегий. Больше, пожалуй, в ней особой пользы нет. Ну, может быть, ещё возможность завести какие-то интересные и/или полезные знакомства. Но для этого удобнее быть «по ту сторону» — т.е. в редакциях каких-либо сайтов. В настоящий момент это единственное что мне нужно от сетературы, мои сетевые амбиции давно перегорели и продвижением своего творчества в сети я более не занимаюсь.

Эдуард Абрамов: Так что имена твоих «клонов», которых, как известно, имеет каждый уважающий себя сетевой автор, скорее всего, останутся неизвестны?

Вадим Кейлин: Ну почему же, они все значительно известнее самого Вадима Кейлина. Пережиток пиарного прошлого — на себе экспериментировать как-то не хотелось…

Эдуард Абрамов: Вернёмся к «Точке Зрения». Помнится, при ней есть проект «Живое слово» (http://sound.lito.ru), на котором выложены mp3 — декламация стихов. Можешь рассказать подробнее о его концепции и планах на жизнь?

Вадим Кейлин: Пока нет, поскольку определенно назрела необходимость переработать его текущую концепцию, и какая из моих сумасшедших идей выиграет кастинг на место оной пока неясно.

Эдуард Абрамов: Как прошёл поэтический вечер 5 февраля?

Вадим Кейлин: Мероприятие прошло в целом довольно успешно. Огорчило только то, что знакомых мне людей практически не было. Слишком много Караковского, на мой вкус, но в принципе обладая известной долей терпения это можно было пережить. Некоторым правда не удалось, потому часть присутствующих свалила, не дожидаясь окончания концерта «Каникул» и начала того, ради чего (только не говори этого Караковскому) в общем-то, все и затевалось — чтения стихов и прозы и записи оных для последующего размещения на «Живом слове». Список читавших оглашать не буду, да и не помню я его, все равно все рано или поздно будет в сети – качество записи в этот раз вышло отличное. Лично на меня наибольшее впечатление произвели абсурдистские сказки Саши Ивойловой, а из стихов… наверное, мои собственные ;))))

Эдуард Абрамов: Кстати, есть ли у тебя поэты-любимчики на «Точке Зрения»?

Вадим Кейлин: Нет, я их всех пламенно ненавижу.

Эдуард Абрамов: В основном, встречи в реале участников сайта происходят в Москве (хотя бывали и исключения). Планируются ли тобой какие-то мероприятия «Т.З.» в Петербурге?

Вадим Кейлин: Планируются, и уже давно, но все упирается в два момента: во-первых, ТЗ в Питере представлена достаточно небольшим числом участников (если говорить о поэзии во всяком случае); во-вторых проблематично найти помещение, что мешает поставить эти встречи на регулярную основу. Но кое-какие подвижки в эту сторону имеют место, опять же не хочу раскрывать все карты раньше времени.

Эдуард Абрамов: В чём ты видишь своеобразие, непохожесть «Точки Зрения» на другие проекты рулинета?

Вадим Кейлин: Мне сложно об этом судить, так как я изначально был внутри проекта и не могу взглянуть на сайт глазами только что пришедшего автора или читателя. Можно перечислить общие места — профессиональная редакция, обязательное рецензирование публикаций, высокий уровень текстов, дружелюбная атмосфера, и т.д. — но все это, по-моему, достаточно очевидно и не нуждается в очередном упоминании.

Эдуард Абрамов: А теперь — блок вопросов от твоих поклонниц. Буквально пару слов, отвечать быстро и не задумываясь! Рост, вес, цвет глаз?

Вадим Кейлин: Маленький, ничтожный, прозрачные.

Эдуард Абрамов: Любимый цвет?

Вадим Кейлин: Глупый вопрос.

Эдуард Абрамов: А ты что, думал, что там будут умные вопросы?

Вадим Кейлин: Я надеялся.

Эдуард Абрамов: Ну хорошо, дальше. Какой у тебя любимый район Питера?

Вадим Кейлин: А-а-а-а-а… Питер.

Эдуард Абрамов: Существует ли у тебя отдельный мобильный телефонный номер для поклонниц и можешь ли ты его огласить?

Вадим Кейлин: Существует — 03.

Эдуард Абрамов: Разводил ли ты мосты? Если да, то на что? Если нет, то почему?

Вадим Кейлин: Не разводил — я честный человек.

Эдуард Абрамов: Как ты думаешь, за что был убит Пушкин?

Вадим Кейлин: А он был убит?

Эдуард Абрамов: Если бы Октябрьская Революция была в наши дни, ты был бы за красных, за белых или в Париже?

Вадим Кейлин: В Париже, за чёрных.

Эдуард Абрамов: А я думал, поминая твою фотографию на Т.З., ты бы даже с дивана не встал бы.

Вадим Кейлин: Да, но диван-то в Париже.

Эдуард Абрамов: Что такое Интернет — это западло или попадалово?

Вадим Кейлин: Кидалово.

Эдуард Абрамов: Если тебе посвящают стихи, ты радуешься им, огорчаешься или отказываешь им в публикации?

Вадим Кейлин: Отказываю в публикации под демонический хохот.

Эдуард Абрамов: Ну да, кто бы сомневался… А вот ещё нам пишет Таня Б.: «Я люблю Вадима. Что мне делать? Писать хорошие стихи или не писать их вообще?».

Вадим Кейлин: Разлюбить Вадима или воспользоваться номером для поклонниц.

Эдуард Абрамов: Самойлов всех уже задолбал вопросом: «Куда Марк Шагал?». Может, хоть ты знаешь ответ на этот вопрос?

Вадим Кейлин: Я думаю, что ответ на него знает только Самойлов.

Эдуард Абрамов: Что будет завтра?

Вадим Кейлин: Завтра, нет?

Эдуард Абрамов: Спасибо.

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Эдуард Абрамов
: Вадим Кейлин: «Сетература — отличная школа пиар-стратегий». Заведующий отделом поэзии ТЗ раскрывает профессиональные тайны. Интервью.

07.02.05
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/abramovs>Эдуард Абрамов</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/8605>Вадим Кейлин: «Сетература — отличная школа пиар-стратегий». Заведующий отделом поэзии ТЗ раскрывает профессиональные тайны</a>. Интервью.<br> <font color=gray><br><small>07.02.05</small></font></td></tr></table>



hp"); ?>