О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Виктор Селиверстов: Сказка про лень и жалость. (Эпическая).

В одном старом советском фильме об учёных-физиках проповедовалась мысль о том, что война – двигатель прогресса, причина научных открытий.
Перед нами иронический этюд, доказывающий,что мать всех изобретений – лень, жажда лидерства, а ещё жалость к ближнему.

От вождя племени Килаты, из-за которого повывелись все мамонты, через Архимеда из Сиракуз – к гениальному изобретению универсального приспособления для чистки рыбы (чтобы жена на кухне не ворчала каждый день… пардон, чтобы жене был легче!) – такой вот изящный вариант эволюции предлагает нам автор.



Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Алексей Петров

Виктор Селиверстов

Сказка про лень и жалость. (Эпическая)

Во времена, когда леса были полны дичи, а моря были обильны рыбой на территории то ли Африки, а то ли Польши проживало племя, ошибочно называемое нами неандертальцами. Так повелось, что раз есть племя, то должен быть и вождь. Вождь у племени присутствовал и звали его Килата. Роста мужик был высокого и силы немалой, а потому на межплеменных стрелках и разводках его рейтинг котировался необычайно высоко. Кроме того, большой был выдумщик по части разных невинных забав и поэтому племя не скучало и не грустило никогда. В те времена вождям племени работать по штату не полагалось, а полагалось племенем рулить, что естественно развивало в вождях лень. Но вместе с тем, постоянные разборки со своими девятью жёнами и с жёнами отсутствующих по причине охоты на зверя и рыбу соплеменников выработало у Килаты необыкновенную ловкость ума, что в совокупности с вышеперечисленной и благоприобретённой ленью составило замечательное единство противоположностей.
Как - то раз мужики-охотники уговорили Килату сходить с ними на мамонта. На жаргоне профессиональных добытчиков клыков, мяса и шкуры эта операция так и называлась: "завалить мамонта". Технология "заваливания" была традиционной и кардинально не менялась в течении последних тысячелетий. Лиц сорок охотников пряталась в кустах рядом с водопойной тропой зверя. По тропе мирно шёл ничего не подозревающий мамонт с невозмутимой мордой и диким желанием попить водички. По команде главшпана вся рать с дикими воплями выскакивала из кустов рядом с тропой (дело было в джунглях) и дружно толкала голыми руками мамонта в бок. Бедный зверь от неожиданной наглости и дружного натиска желающих вкусить от его бренного тела валился набок, а коварный главшпан ловко привязывал к его пятке полевого мыша. Мамонт умирал в мучениях от колик посредством гомерического хохота. Задумался мудрый Килата: смерть у мамонта хорошая, весёлая и в приличной компании, но рационализма в таком количестве охотников нет и в помине. Столько членов общества отвлечены от трудовых фронтов родного племени и фактически кроме того, чтобы раз в месяц толкнуть в бок мамонта, не занимаются ничем, а исключительно снятием социального напряжения в среде своих жён и их подруг. И взял Килата свою каменную дубину, и вышел он на майдан племени, и толкнул он речь пламенную: "Возлюбленные дети мои! Я вас полюбил — я вас научу! Дайте мне одного — лишь коварного главшпана и мамонта мы добудем всего вдвоём! Экономика должна быть экономной!". Повёл Килата главшпана в лес к тропе мамонтовой и наказал главшпану корчить проходящим мимо мирно попить водички зверям очень обидные рожи из кустов, а сам по другую сторону тропы со своей неразлучной дубиной спрятался. Зверь, узрев обидно скорченную рожу главшпана, недоумевал и расстраивался, а тут из кустов выскакивал могучий Килата и от всей души бил несчастного мамонта каменной дубиной между глаз. Бедный мамонт огорчался и мгновенно умирал. Солнце клонилось к закату. Килата продолжал бить мамонтов. Так мамонты исчезли с лица Земли. К вечеру он так утомился, что прислонил дубину к боку последнего убиенного зверя, посмотрел на огромную гору мяса и вновь крепко задумался: "Как же мы всем племенем сможем утащить в пещеры такое богатство?". Поглядел мудрый Килата на заходящее солнце и подумал: "А ведь оно целый день по небу катается просто потому, что круглое, а круглое легче катать, чем квадратное таскать!". Так было придумано колесо.
Появился в заповедных землях племени страшный зверь Бучара, который бегал так, что догнать его никто не мог и плевался ядовитой слюной метров за пятьдесят в охотников, от которой у них случался геморрой и потом в пещере было очень больно сидеть у костра. Пробовали охотники его догнать — не смогли, пробовали заманить в силки — не пошёл, пробовали дометнуть копьём — не достали. Жалко стало Килате охотников и натянул он на палку жилку, выстрогал стрелку и привязал к ней камешек, потому как палка, выпущенная с жилки, передвигается передвигается быстрее, чем ноги, потому как бегать Килате за страшным зверем Бучарой тоже было лень. Так был придуман лук и стрелы.


Со времён мудрого, но ленивого Килаты прошло много тысячелетий, пока не расцвёл славный город Сиракузы. Городишко был так себе, но всех окрестных жителей на пятьсот миль вокруг так и тянуло к нему. Причиной тому был очень интересный житель Сиракуз по имени Архимед, слывший большим выдумщиком. А так как все окрестные племена шли не с пустыми руками, но держа в них разные хитрые железки и палки, жители славного города построили вокруг него стенки из камешков и рушить их не давали никому. История теряется в догадках — зачем окрестные племена несли в Сиракузы хитрые железки и палки? Есть версия профессора Куяльника, будто бы алчные племена хотели силой отобрать у бедных сиракузцев их большого выдумщика и использовать у себя в роли верховного шамана. Но ей противоречит гипотеза академика Виджмужатанга Виджнапури, что добрые окрестные племена просто хотели показать Архимеду придуманные ими предметы быта с целью одобрения и восхищения плодами их умственного труда. Истории ещё предстоит выяснить, кто прав, а кто не прав, но наша сказка не об этом.
Как-то раз пошел молодой Архимед к городскому колодцу и на протяжении недели наблюдал молодого и сильного раба, который кожаным ведром с утра до вечера черпал воду из колодца и выливал её в лоток, который являлся началом системы водоснабжения Сиракуз. После захода солнца сильный раб падал и засыпал, а утром продолжал работу вновь. Через неделю молодой учёный задался вопросом — что же рабу снится — ведро, лоток или колодец? Спросил славный Архимед об этом раба, а раб отвечает: "Пошёл бы ты, славный Архимед, куда-нибудь в другое место и там бы смотрел на что захочешь! А не снится мне ничего вовсе, потому как я сильно устаю!" Жалко стало Архимеду раба, потому что каждый в подлунном мире сны видеть должен. И закрылся он в мастерской своей, и колдовал там месяц. Открыл через месяц раб утром глаза, схватил своё заслуженное черповое ведро и остолбенел. Вставлена в колодец какая-то конструкция, два ишака ходят по кругу и в лоток из какой-то трубы течёт вода! Так был придуман "винт Архимеда".
Заказал тиран Сиракуз местным братьям-ювелирам Мойше и Кольше Мундзон корону по случаю своей инаугурации. Друг его Архимед взялся было его отговаривать — дескать парни подозрительные, корона золотая, цены немалой, мол кинуть могут, но не было в городе в ту пору других ювелиров, а окрестные племена могли золото на корону взять и не отдать ни золота, ни короны. В общем безнадёга. Срядились братья Мундзон с царём и чин по чину сладили ему корону в срок и по высшему разряду качества. Инаугурация прошла на пять баллов — съели двадцать быков, немеряно овец, выпили пятьсот амфор вина — гуляли неделю. Но после прошествия похмельного синдрома пришёл тиран к Архимеду и молвил: "Талантливый друг мой, что то больно лёгкая корона получилась, чувствую что кинули меня Мундзоны, но те в правде своей целуют ноги статуям наших и своих богов и даже мне какой-то зуб дают, хотя нахрена мне их зуб?" "Жалко мне тебя, но не печалься, державный друг мой — ответствовал мудрый Архимед — Мундзонов я на чистую воду выведу и мы вместе с тобой посмотрим, что там у них за зуб и придумаем, нахрена он нам нужен." Так и порешили. Месяц ходил задумчивый Архимед по Сиракузам и молчал, молчали и Сиракузы, потому как в творческом, а тем паче в научном процессе главное не досаждать творцу глупыми и мелкими вопросами. Через месяц самый смелый воин Сиракуз (звали его то ли Антиблох, то ли Менелом) набрался храбрости и сказал Архимеду: "Гордость нашего города! Месяц ходишь ты по городу в задумчивости, не ешь еды, не пьёшь вина, не радуешь наших славный гетер. Хрен с тобой, ходи так хоть год, но климат у нас субтропический, а потому хоть раз в месяц вымыться ты должен, ибо от ног твоих пахнуть так тяжко стало, что пролетающие мимо пчёлы падают, умирают и уже не носят мёд, который нам очень симпатичен!" Послушался мудрый Архимед смелого воина и полез в полную ванну. Что за крики донеслись из неё вы знаете и без меня, физическими тонкостями я вас обременять не буду, но только скажу, что Мундзонам вырвали зуб, обрамили в благородный металл платина и так был открыт закон Архимеда.
Вся история человечества состоит из аналогичных примеров типа того, что когда ваша супруга чистит рыбу на кухне тупым ножом и потому проедает вам плешь занудным ворчаньем (ей невдомёк, что вам просто лень бросить валяться на диване и идти точить ножи), вы просто берёте старую консервную банку, молоток и гвоздь, за одну минуту делаете ей весьма полезную в хозяйстве тёрку для рыбы и мудро советуете держать рыбу за хвост пассатижами, потому что так оная не выскользнет из нежных рук вашей жены. На сём утомлять вас перестаю.
Навеки Ваш, Юсси Пиханен.

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Виктор Селиверстов
: Сказка про лень и жалость. (Эпическая). Сказки и притчи.

25.02.05

Fatal error: Uncaught Error: Call to undefined function ereg_replace() in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php:270 Stack trace: #0 /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/read.php(112): Show_html('\r\n<table border...') #1 {main} thrown in /home/users/j/j712673/domains/lito1.ru/fucktions.php on line 270